// // Дмитрий Дюжев: Не верил, что буду снимать Безрукова

Дмитрий Дюжев: Не верил, что буду снимать Безрукова

539
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Есть много Дюжевых. Во-первых, Дюжев-актёр. Его талант поражает широтой амплитуды. В его фильмографии уживаются Космос и отец Иов. Во-вторых, Дюжев поёт. Как? Достаточно вспомнить его дуэт с самой Тамарой Гвердцители и убедительную победу в конкурсе «Две звезды». А ещё в этом году Дмитрий Петрович стал режиссёром. Его дебют в этом качестве состоялся минувшим летом на «Кинотавре». На сочинском фестивале была показана дипломная работа режиссёра – фильм «Братия». Во время выпуска она вызвала горячий спор именитых педагогов, а на питерском фестивале этот фильм был отмечен как самый многообещающий дебют. И вот – продолжение. Дюжев участвует в проекте «Мамы», причём в двух ипостасях: как актёр и режиссёр.

–В основу вашего первого фильма легла реальная история. А как со вторым фильмом?..

– В этом случае никаких реальных историй не было. Но я убеждён: для каждого человека эта тема близкая и трогательная, и она связана с самыми разными воспоминаниями. Это та тема, о которой человек может говорить безгранично.

– Вы её для себя сами выбирали?

– Эту историю я принёс Георгию Малкову, когда мы начали обсуждать проект «Мамы» (картина, состоящая из нескольких глав-новелл. – Ред.) Был своеобразный конкурс историй – кто какую принесёт, какая будет утверждена. Я с удовольствием поучаствовал в этом конкурсе. Когда я рассказал, о чём хочу снимать, первое впечатление было, что немного грустновато для общей концепции фильма. Но через несколько дней сценарист Ольга Антонова прислала Георгию сценарий, очень похожий на мой. Вот тогда и было решено, что эта история должна быть в нашем фильме. И мы со сценаристкой довели работу до конца и получили ту историю, которую хотели.

– А ваша история о чём?

– Новелла «Моей любимой» о человеке, который ищет прощения. Говорят, время лечит, но, как показывает практика, невозможно быстро проститься со своим самым близким и любимым человеком. В день 8 Марта, когда на улице, по телевизору ты видишь праздник, поздравления, цветы, улыбки, мужчины как будто чувствуют, что они должны быть лучше, наш герой понимает, что он должен выполнить обещание, которое много лет назад дал своей маме в этот день, но так и не выполнил его. Он был постоянно занят своим бизнесом и своей жизнью. И вдруг в очередной день 8 Марта герой понимает, что ему необходимо увидеться с ней, как бы получить материнское прощение. Это история о том счастье, которое он потерял и которое он обязательно приобретёт.

– Роль этого героя играет Сергей Безруков, с которым вам доводилось сниматься. Был ли у вас кастинг на эту роль?

– Кандидатуру Сергея Безрукова предложил продюсер Георгий Малков, а я даже не решался мечтать об этом, потому что понимал: невозможно. Серёжа невероятно талантливый человек, он человек-солнце. Его обожала площадка, его ждали – от его улыбки, от его взгляда люди менялись на площадке. Это было что-то невероятное! Представить себе, что мы с ним когда-то поработаем на площадке в таком качестве, было невозможно. Мы друзья, коллеги. Но я решился и позвонил ему. Я даже не успел рассказать историю полностью, как он сказал: «Можешь дальше не продолжать, я верю, что, если уж ты взялся, сделаешь это хорошо. Скажи только когда, я себе заранее отмечу эти дни». Это настолько было неожиданно, прекрасно. Счастье работать с ним не сравнимо ни с одним видом деятельности в моей жизни.

– Почему вы решили стать режиссёром?

– Ещё в детстве я думал, я наблюдал за режиссёрами с большим интересом, когда отец работал в театре актёром. Потом я учился на актёрско-режиссёрском курсе, и нам давали возможность ставить этюды, сцены. В определённый момент я спросил себя, действительно ли я хочу о чём-то рассказывать, интересно ли мне разбираться в отношениях, судьбах, в неоднозначностях жизненных ситуаций, что такое правда, что такое истина, в чём смысл нашей жизни, зачем мы живём и что нас мучает, какие мы бываем смешные, трогательные...

По теме

Ещё для меня важно внутреннее ощущение актёрской солидарности, которая очень помогает при режиссёрской работе. Я, как актёр, понимаю, что человек сейчас чувствует и что ему хотелось бы услышать от меня, режиссёра, чтобы понимать задумку, больше чувствовать эмоцию. От этого уровень талантливой игры только поднимется. И тогда в кино получается именно то, что хочется увидеть на экране – придуманную, но реалистическую жизнь.

– Как вам удаётся совмещать актёрскую и режиссёрскую деятельность?

– Совмещать не приходится. Совершенно адекватно воспринимаются и актёрское предложение, и те идеи и задумки, которые мы планируем снимать. Когда я общаюсь ныне со своими коллегами-режиссёрами, у которых первое образование актёрское, мы приходим к мнению, что, побывав в режиссёрском статусе, ты становишься идеальным артистом. Ты всё понимаешь: почему мы сидим ждём, почему происходит то или иное на площадке, почему режиссёр себя так ведёт, что с ним происходит, почему оператор, съёмочная группа в таком настроении… Поэтому ты заведомо уважаешь мнение режиссёра, ведь сам знаешь, каково это – придумать сцену и наткнуться на упорство артиста, который не желает делать так, как предлагаешь ты. Слава богу, у меня ещё не было такой ситуации, но я видел, как артист упирается и говорит, что не будет делать то, что режиссёр придумал. Теперь, понимая обе профессии, я точно знаю, что нужно очень уважать мнение режиссёра, исполнять всё.

– Расскажите о новелле, в которой вы снимались как актёр.

– Мой персонаж Тяпа – нереальный. Наверное, бывают такие представители спецслужб, но только в кино. Эта история очень жанровая, со своими глупостями, ошибками, со своими несуразностями. Мой Тяпа – абсолютный маменькин сыночек. Его любимая мама – учительница, воспитала своего сына очень любящим маму, зависящим от маминого мнения. Мой персонаж даже во взрослом возрасте остаётся ещё тем ребёнком, который всё время зависит от мамы. Я думаю, что мама его попросила пойти учиться в школу милиции, чтобы её сын стал милиционером. И даже уже работая милиционером во взрослой своей жизни, даже когда он стал самостоятельным и женатым мужчиной, мама всё равно держит над ним контроль. Даже когда он уходит куда-то на спецоперацию, она сопровождает его и, если что, подставляет своё женское, материнское плечо. Это абсолютная комедия. По сюжету мама очень любит смотреть остросюжетные детективные сериалы, а его это раздражает. Потому что она постоянно ему говорит, что надо делать, а на вопрос «откуда ты это взяла?» она отвечает, что смотрит сериалы, поэтому всё знает.

– С кем вы играли в этой новелле?

– Был великолепный актёрский состав. Лия Ахеджакова – не только гениальнейшая артистка, но и прекраснейшая и обаятельнейшая женщина. Мы с ней познакомились на этом проекте, и с первого дня знакомства мы настолько сошлись в общении, во мнениях, в игре, что даже и не приходится изображать отношения мамы и сына. Так она ко мне обращается: «Тяпа, сынок», на что я расплываюсь и таю. Честно говоря, её эмоции так много мне дают! А сколько она импровизирует, сколько она придумывает, как она ориентируется в сцене, как она ведёт эту сцену, как увлекается – это что-то невероятное. Это абсолютное счастье – работать с ней. Надеюсь, в дальнейшем мы продолжим разного рода общение, если она позволит.

С Петей Фёдоровым мы встречаемся уже во втором фильме. Я был очень рад, что он играет моего напарника. Одно удовольствие наблюдать за ним, смотреть. Уверен, что он большое будущее нашего кино. А Светлана Ходченкова, в каждой роли меняется до неузнаваемости, она умеет «делать» самые разные образы. Мы с ней познакомились на съёмках фильма «Беременный», там она играла прокурора. Настолько харизматично, совершенно потрясающе и ни на кого не похоже, ни на один прообраз, прототип. Я никогда не видел такого прокурора в кино. На мой взгляд, это была её придумка, что-то из её внутреннего содержания. На съёмках «Мам» я её увидел совершенно в другом образе. Стотысячнопроцентное попадание в свой персонаж, в такую блондинистую, губастую, с накладными формами девушку. Она талантливейшая артистка.

– Что вы думаете о судьбе этого фильма?

– На мой взгляд, это семейное кино, история для всех возрастов. Съёмки как будто наложили отпечаток на каждого члена группы и актёрского состава. Как будто все стали светлее.

– Как вы изменились, когда решили стать режиссёром?

– Изменения, безусловно, произошли. Это совершенно другой мозг, другой образ мышления. Было даже такое чувство, будто извилины начинают шевелиться, двигаться, потому что каждую неделю нужно было приносить новую идею, новое решение, новую историю. Это новые ощущения, которые не знакомы артисту. Это безумно интересно. Тот адреналиновый драйв, который испытываешь от режиссёрской работы, не сравнить с актёрским. Драйв от той ответственности, что на тебе лежит за всю съёмочную площадку, за весь процесс, ведь от того настроения, с каким ты пришёл на площадку, зависит, как пойдёт съёмочный день.

– Так, может, актёра Дюжева навсегда сменит режиссёр-однофамилец?

– Думаю, этого не произойдёт. Я и актёрскую профессию люблю. Безумно интересно играть новые типажи, не повторяться, окунать себя в новые предлагаемые обстоятельства, внутренний мир, новые судьбы человеческие. Это интересно. Хочется соглашаться на роль и делать что-то сверхновое, в чём тебя раньше никогда не видели, чему стоит удивляться.

Лариса Алексеенко
Опубликовано:
Отредактировано: 16.01.2012 15:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх