// // 60 процентов современных лидеров страдают разными формами психических отклонений

60 процентов современных лидеров страдают разными формами психических отклонений

926

Во власти диагноза

Фото: Коммерсантъ
Фото: Коммерсантъ
В разделе

Профессиональный спортсмен или актёр, ставший депутатом Госдумы, так же как и чиновник, без необходимости выезжающий на встречную полосу, – потенциальные пациенты психиатра. Конечно, во власти очень много вполне нормальных людей. Но и число ненормальных, особенно среди тех, кто ещё только собирается стать «слугой народа», вызывает серьёзные опасения.

Зарубили мне эту тему на телевидении. Сказали: не время сейчас ставить диагноз отдельным социальным группам и тем более политикам. А какой был синопсис! «Гениальность и безумие»: как психическое отклонение и талант связаны у публичных людей и политиков. Но сомнения продолжали меня терзать. Пообщавшись с несколькими продвинутыми психиатрами, я пришла к выводу: именно сейчас об этом самое время говорить. Завтра может быть поздно.

Наша страна – абсолютный мировой лидер по числу пациентов с заболеваниями психики: в России, по статистике, 25% населения нуждаются в психиатрической помощи. То есть каждый четвёртый среди нас психически нездоров. С этим связано ещё несколько печальных цифр: Россия – абсолютный мировой лидер по количеству ДТП. Одновременно мы первые в мире по числу самоубийств среди детей, подростков и пожилых людей.

Что же с нами случилось?

Виктор Гульдан, доктор медицинской психологии, профессор, руководитель судебно-психологической лаборатории Московского областного центра социальной и судебной психиатрии: Я работаю в судебной психиатрии 40 лет и по своему опыту могу сказать: за это время произошло увеличение насильственных немотивированных преступлений. Это можно объяснить только общим патологическим состоянием общества: неблагополучие ведёт к усилению агрессии.

Ещё 30 лет назад я ввёл термин «социальная патопсихология». После того как в России произошло беспрецедентное социальное расслоение с резкой дифференциацией уровня жизни, люди начали воспринимать окружающих не как сограждан и «товарищей», а как враждебное окружение. В этом смысле в России ситуация просто катастрофическая. Потому что происходит всё это на фоне утраты представлений о социальной справедливости (да и о справедливости вообще) и распада правовых норм вместе с правовой системой.

Ирина Мишина: На этом безысходном фоне совершенно неожиданным обстоятельством стали массовые митинги, которые прошли в крупных городах в связи с результатами последних выборов в Госдуму. Причём на них в целом не было замечено проявлений агрессии, грубости. Что это значит с точки зрения психиатрии?

Виктор Гульдан: Как это ни странно прозвучит, с точки зрения медицинской психологии массовые митинги – это скорее психотерапевтическое мероприятие. Это означает, что просыпается склерозированное общественное сознание. У людей появляются осознанная мотивация поступков и общие ценности, которые они хотят вместе защищать. Напротив, когда население пассивно, когда люди соглашаются с любым навязанным решением, – это признак депривации. Потому что снижение активности людей говорит в первую очередь об их умственной пассивности. Такой социум часто лишён реалистичного сознания. Так что с точки зрения психиатрии массовые митинги протеста в социально приемлемых формах – это как раз проявление социального здоровья нации. Или, во всяком случае, её выздоровления.

По теме

В 1863 году мир потрясло заявление профессора криминальной антропологии Чезаре Ломброзо о том, что гениальность и шизофрения объясняются одинаковыми причинами. В книге «Гениальность и помешательство» Ломброзо обнародовал список гениев, которые страдали психическими расстройствами. В нём фигурировали Ньютон, Сократ, Декарт, Архимед, Моцарт, Шуман, Бетховен, Флобер и другие великие люди.

В 2005 году российский психиатр академик Владимир Белоконь обнародовал новый список больных гениев. С точки зрения современной психиатрии были ненормальны, в частности, Наполеон, Калигула, Нерон, Гитлер, Сталин, Муссолини... Одновременно появляется статистика: 60% современных лидеров государств страдают разными формами психических отклонений...

Виктор Гульдан: Само по себе выраженное стремление к власти можно отнести к психопатической симптоматике. Больше всего психопатов от политики встречается при тоталитарных режимах и диктатуре. У Сталина, например, со временем особенности личности переросли в болезнь, которая по симптомам очень напоминает паранойю. Играют роль и возрастные изменения. Вообще, психиатры отмечают своеобразную патологию у людей, которые надолго задерживаются во власти. Это прекрасно описано Маркесом в «Осени патриарха». Мы видели, как Борис Николаевич Ельцин из волевого, энергичного, активного человека начал превращаться на глазах у всей страны в непредсказуемого старика со странностями.

Виктор Колкутин, профессор, судебно-медицинский эксперт: Я не согласен с этим мнением. На мой взгляд, люди, которые надолго задерживаются в политике, обладают колоссальным здоровьем. Потому что такие психологические нагрузки не всякому под силу. Человек со слабой психикой давно «слетел бы с катушек», а политические долгожители проявляют выдержку. Да, Ельцин пил, но тем самым он снимал колоссальный стресс. По моему мнению, это было не пристрастие к алкоголю, а спасение от нервного напряжения. А добровольно уйти с высшего государственного поста вообще способен исключительно реалистичный и адекватный человек.

Ирина Мишина: То есть длительное пребывание во власти не может не влиять на структуру личности?

Виктор Гульдан: У человека невольно формируется подозрительность, он мучается вопросом: «Кто хочет занять моё место?» Отсюда депрессия, подавленность, замкнутость. Альтруизм, эмпатия, умение радоваться жизни – всё это атрофируется у человека, который подчиняет свою жизнь борьбе за власть. Конечно, важны изначальные предпосылки, склонность к психическим отклонениям.

Виктор Колкутин: На мой взгляд, точка слома для политика (впрочем, как и для любой другой личности) – это когда человек думает одно, а говорит другое. Это аналог яда. Последствия у всех разные: у одного шизофрения, у другого онкология, у кого-то алкоголизм, альцгеймер или инфаркт.

Ирина Мишина: Среди современных российских политиков немало людей эксцентричных, склонных к неординарным поступкам. Я не призываю ставить диагноз, но с точки зрения психиатрии кто вызывает у вас вопросы?

Виктор Гульдан: Очень интересно для специалистов понять мотивацию актёров, спортсменов, режиссёров, певцов, которые становятся депутатами Государственной думы. У этих людей неадекватная оценка своих возможностей и способностей. Едва ли гимнастка сможет объяснить и вам и себе, зачем она решила заняться законотворческой деятельностью. Выдающийся швейцарский психиатр Блёйлер, автор теории шизофрении, называл такие жизненные коллизии термином «относительное слабоумие». Это значит, что человек берётся за задачи, с которыми не может справиться. Это всегда неизбежно ведёт к катастрофическим жизненным сценариям.

Виктор Колкутин: Опережая возможный вопрос, сразу скажу, что Владимир Вольфович Жириновский с точки зрения психиатрии абсолютно здоров. Он очень прагматичный и «рассудочный» человек, который «включает» своё театральное мастерство и ораторские способности в нужное время в нужном месте в нужном количестве. Мне приходилось беседовать с Борисом Немцовым вскоре после того, как они с Владимиром Вольфовичем полили друг друга апельсиновым соком в телепередаче на Первом канале. Немцов тогда мне сказал: «Да вы не обращайте внимания, мы на самом деле нормально ладим. Считайте, что была такая роль». Я знаю, что перед эфиром на телевидении редактор часто подходит к Жириновскому и просит: «Сегодня надо быть спокойным» или «Сегодня надо эпатировать» и точно следововать сценарию. А в жизни это очень уравновешенный и выдержанный человек.

А вот кто действительно достоин внимания психиатра, так это персонажи на машинах с мигалками, которые без жизненно важной необходимости выезжают на встречную полосу.

Ирина Мишина: Среди современных зарубежных политиков тоже есть личности экстравагантные…

Виктор Гульдан: Если брать лидеров зарубежных государств, то более всего вопросов могут вызвать некоторые действия и поступки Александра Лукашенко. Например, то, что он привозит своего ребёнка на место взрыва в метро, надевает на него генеральскую форму и ставит рядом с собой на трибуне… Всё это говорит об особенностях мышления и мировосприятия, которые не могут не насторожить специалиста.

…Вот вы меня спросили об эпатажности и чрезмерной эмоциональности французского президента Николя Саркози. Я считаю его абсолютно рассудочным и адекватным человеком. Единственная его проблема – это маленький рост. Для многих людей такого типа политика становится попыткой реализовать свои комплексы. Но у Саркози этот комплекс был компенсирован иначе: просто он выбрал в спутницы жизни высокую и красивую женщину Карлу Бруни. Может быть, благодаря этому как политик он абсолютно реалистичен и адекватен…

Опубликовано:
Отредактировано: 26.12.2011 15:58
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх