// // Депутаты Госдумы могут безнаказанно не ходить на работу. Им не за это платят

Депутаты Госдумы могут безнаказанно не ходить на работу. Им не за это платят

1472

Гуляют все!

2
В разделе

Президент Дмитрий Медведев выразил крайнее неудовольствие тем, что пленарные заседания Госдумы проходят практически при пустом зале. Руководство «Единой России» тут же пообещало «отреагировать на критику», а лидер ЛДПР Владимир Жириновский предложил лишать злостных прогульщиков депутатского мандата. Горячие головы в кулуарах Госдумы стали даже обсуждать, не может ли быть применена к их коллегам-прогульщикам соответствующая статья Трудового кодекса. Почему депутаты упорно не хотят ходить в зал для дебатов и голосований и можно ли заставить их это делать, разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Работе депутата Государственной думы позавидует каждый лентяй: и появляться в «офисе» – зале пленарных заседаний парламента – законодателю не обязательно, и уволить его за это невозможно. Принцип «я делаю вид, что работаю, а вы делаете вид, что платите мне зарплату» не соблюдается: сколько бы депутат ни прогуливал свою работу, зарплату ему выплачивать обязаны. Но как же так? Ведь вся страна работает в рамках Трудового кодекса – неужели на народных избранников он не распространяется?

«К сожалению, ни действующее законодательство, ни регламент Госдумы не предусматривают обязанности депутата участвовать во всех пленарных заседаниях, поэтому его неучастие не может быть признано прогулом в смысле трудового законодательства и являться основанием для наложения дисциплинарного взыскания», – рассказывает исполнительный директор Российского общественного института избирательного права Александр Игнатов. «Депутата нельзя уволить, ему нельзя занести выговор в трудовую», – соглашается юрист и общественный деятель Алексей Навальный.

Кадры полупустого Большого зала Госдумы, где проходят пленарки, и рассказы о виртуозной игре депутатов на клавишах машины для голосования за последнее десятилетие уже стали привычными. Прогульщикам не раз грозили строгими карательными мерами, но президент Медведев о депутатской посещаемости, а вернее сказать – непосещаемости, заговорил впервые. По словам Медведева, его «удивляет картинка из зала заседаний Госдумы, когда там сидит 10–15% списочного состава». Президент, принимая у себя руководителей думских фракций, объяснил им, что избиратели оскорблены, и призвал навести порядок, законодательно запретив парламентариям прогуливать пленарные заседания без уважительной причины. Как выразился Медведев, «те, кто не ходит, пусть гуляют в другом месте!».

По мнению координатора фракции КПРФ Сергея Решульского, недовольство президента направлено прежде всего против «Единой России», поскольку именно её депутаты сидят в самом центре зала, который и показывают в ходе любых телетрансляций. Секретарь президиума генсовета «Единой России», зампред Госдумы Вячеслав Володин немедленно заявил: «Однозначно будем реагировать на критику, которую высказал президент». В том же духе высказался и председатель Комитета Госдумы по регламенту и организации работы ГД Отари Аршба: «Раз президент сказал – будем реагировать». Однако приказами «сверху» проблему наполняемости зала заседаний можно решить лишь на время. Особенности внутренней жизни нынешнего депутатского корпуса не слишком стимулируют думцев к выполнению своих прямых обязанностей.

По теме

Вообще-то, согласно закону «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Госдумы» парламентарий обязан принимать «личное участие в заседаниях палаты». Это записано и в регламенте работы Госдумы: «Соблюдение требования о необходимости личного голосования депутата как существенный элемент надлежащего порядка принятия федеральных законов является обязательным». В итоге буквально за день до того, как Медведев выразил свою обеспокоенность низкой посещаемостью парламента, на дневном пленарном заседании реально присутствовали только 25 депутатов из 450.

А ведь когда-то эта проблема в Госдуме была далеко не главной. В 1990-х пленарные заседания были ареной драм и комедий. Сколько здесь рождалось афоризмов, происходило скандалов или даже драк, которые на долгое время становились главным телевизионным хитом! Тот же Жириновский вполне мог требовать деньги за рекламу боржоми, появляясь на телеэкране в знаменитой сцене депутатского полива из бутылки… Не меньшим телевизионным успехом пользовалась и его более ранняя миниатюра с тасканием за волосы коллеги Евгении Тишковской.

Конечно, некоторые и тогда передавали карточки для голосования более усидчивым коллегам. Однако и конкуренты из других фракций, и представитель президента в Госдуме в случае принятия невыгодных им решений вспоминали про нарушение нормы регламента, пересчитывали депутатов по головам и грозили судом за нарушение процедуры. Например, экс-президент Борис Ельцин обратился в Конституционный суд, утверждая, что категорически неприемлемый для него закон о реституции культурных ценностей принят Госдумой с грубыми нарушениями регламента. По протоколу «за» проголосовали 308 депутатов, но, как видно из видеозаписи, в зале в тот день было гораздо меньше народу.

Из-за того, что подобные скандалы стали множиться, депутаты приняли поправку в думский регламент. Народный избранник получил право передать голос коллеге «в связи с отсутствием по обстоятельствам, имеющим чрезвычайный характер (чрезвычайные ситуации на местах, болезнь, командировка и другие обстоятельства экстраординарного характера)». Чтобы передать карточку, надо написать заявление-доверенность на депутатском бланке на имя председателя Госдумы с указанием причины отсутствия и того, кому именно следует распоряжаться голосом. Храниться эта драгоценная доверенность, которую можно прислать и телеграммой, должна в Комитете по регламенту и организации работы Думы.

Вначале ничего не изменилось. Доверенности писали не более 10–30 человек, и зал в дни думских заседаний наполнялся депутатами. Ведь конкуренты могли в случае поражения потребовать предъявить доверенности о передаче карточки, а это грозило бы скандалом. Поэтому исправно ходили на пленарки в начале «нулевых» даже члены тогдашней правящей фракции «Единство». Однако с 2003 года опасность скандалов миновала — большая часть мандатов досталась «Единой России». Какой смысл требовать пересчёта доверенностей, добиваясь отмены результатов голосования, всё равно потом ведь примут – со второй попытки. Оппозиция не в силах помешать монолитной массе «единороссов». И после того, как спикер нижней палаты парламента и глава фракции «Единой России» Борис Грызлов объявил, что «Госдума не место для дискуссий», депутаты утратили интерес к её посещению. Причём и оппозиционные, и сами «единороссы». Что там делать? Как выразился руководитель фракции «Справедливая Россия» Николай Левичев, «в зале заседаний не принимается никаких решений, все они принимаются кулуарно, на заседании президиума фракции «Единая Россия». Невозможно приводить убедительные аргументы – пусть депутаты и будут согласны всей душой, но если «наверху» решено отклонить вопрос, его отклонят». Пленарки стали фактически виртуальными. По данным регистрации, в зале, как правило, присутствуют до 400 и больше депутатов, а реально по головам можно насчитать не более 50 думцев, словно остальные надели шапки-невидимки.

Голосование превратилось в скучный технический ритуал. Сейчас в Госдуме установлен негласный порядок: от каждой фракции в зале работают «дежурные», за которыми следят представители аппарата фракций – «надсмотрщики». Под их присмотром «дежурные» депутаты, высунув язык от усталости, бегают между рядами и нажимают кнопки за коллег. Бывает, что в спешке «дежурные» ошибаются. Тогда депутат, за которого не так проголосовали, вынужден лично обращаться в управление документационного и информационного обеспечения Госдумы с заявлением, что он «по ошибке нажал не на ту кнопку».

По теме

Коммунист Решульский сравнил зал пленарных заседаний с щербатым старческим ртом – «в каждом ряду всего по два-три зуба». По словам одного из сотрудников думского аппарата, экскурсанты, попав на балкон в Большом зале, задают лишь два вопроса: «Почему депутатов так мало?» и «Почему они голосуют друг за друга?». А ведь пленарки устраиваются лишь два раза в неделю, причём одна неделя в месяц отводится на работу с избирателями, считаясь региональной. Прогульщики могут не появляться на Охотном Ряду даже в день зарплаты, ведь она просто переводится на банковскую карточку. Между прочим, депутаты обязаны посещать ещё и заседания комитетов, к которым они приписаны, но, как правило, большая часть игнорирует и эти мероприятия. Зачастую на заседаниях комитетов собираются всего по три-четыре депутата.

Экс-депутат Госдумы Александр Невзоров, принципиально не ходивший на её заседания, говорил, что работать в Госдуме – всё равно, что «сидеть на пороге публичного дома, рассуждая, как бы ты сделал это там, внутри». Из самостоятельной VIP-величины, от чьей воли зависело принятие или отклонение законопроектов, «народный избранник» превратился в рядовой винтик государственной машины, от которого почти ничего не зависит в её работе. Если прежде комитетские и фракционные аппаратчики были «обслугой» для депутатов, то теперь в Госдуме противоположная картина. Во главе думского аппарата находятся «люди с погонами», с которыми не забалуешь. Так, возглавляет управление делами Госдумы бывший начальник службы экономической безопасности и режима Енисейского речного пароходства Олег Чепяков, ранее служивший в подразделении КГБ СССР «Вымпел». Руководит аппаратом Госдумы генерал армии Алексей Сигуткин, а его заместителем является генерал-майор МВД Юрий Шувалов.

От рядовых депутатов нынче практически ничего не зависит, даже их служебные блага. Один депутат в ранге зампреда думского комитета вынужден был через месяц (!) после начала работы Думы принимать автора этих строк в … буфете, так как его кабинет всё ещё неспешно ремонтировался. По словам депутата Геннадия Гудкова, это «самый слабый парламент в России за последние 15 лет».

В то же время каждый депутат обходится налогоплательщикам в сумму свыше 2,2 млн рублей в год. Сюда входит зарплата депутата и четырёх его помощников. Оклад самого думца никак не меньше 160 тыс. рублей в месяц. Общий бюджет Госдумы в 2009 году составил весьма значительную сумму – более 5 млрд рублей. При таком-то финансировании можно было бы постараться не портить телевизионную картинку отечественной демократии полупустым залом с одинокими фигурками.

Ещё в далёком 2003 году тогдашний президент Владимир Путин возмущённо заявил: «У меня есть данные, что 57 депутатов Госдумы за всю свою работу были в этом здании не более трёх раз – это печальный факт». Председатель Мосгордумы Владимир Платонов тут же предложил дополнить закон о статусе депутатов нормой, по которой «при определённом количестве пропусков заседаний без уважительной причины депутат может быть досрочно отозван». По словам Платонова, «такой закон никто не захочет нарушать, так как досрочный отзыв – это политическая смерть для депутата». Однако до воплощения идеи дело так и не дошло. А в 2005 году были обнародованы данные, по которым за полтора года посетили пленарные заседания не более трёх раз 93 депутата.

Варианты решения проблемы посещаемости предлагались не раз. Так, председатель Счётной комиссии Госдумы Фарида Гайнуллина, а недавно депутат от КПРФ Валерий Рашкин и фракция ЛДПР предлагали урезать должностные оклады прогульщиков «пропорционально количеству пропущенных заседаний». В 2007 году был подготовлен соответствующий проект Кодекса парламентской этики: если депутат без уважительной причины пропустит 30% заседаний, то лишится трети ежемесячной зарплаты, если 50% – половины, а те, кто отсутствовал более чем на 70% заседаний, останутся совсем без заработка. Однако эта идея тоже не реализовалась, да и вряд ли стала бы панацеей. По мнению бывшего депутата Виктора Похмелкина, треть депутатов и после избрания продолжают заниматься коммерческой деятельностью, хотя формально они ушли в отпуск на время исполнения своих депутатских полномочий. По словам политолога Дмитрия Орешкина, «их цель в Госдуме – за кулисами договариваться с исполнительной властью и лоббировать интересы своего бизнеса». Доходы таких депутатов значительно превышают размеры думского жалованья. А посему думская зарплата для них вряд ли служит хоть каким-то стимулом. Дескать, серьёзные люди заплатили за место в списке серьёзные деньги и имеют право вести себя так, как им заблагорассудится.

По теме

Экс-депутат Госдумы Александр Карелин предлагал лишать депутатского мандата за пропуск без уважительной причины четырёх пленарных заседаний Госдумы. Но и эта инициатива не была поддержана. Вероятно, та же судьба ждёт и нынешние предложения фракции ЛДПР: лишать депутатского статуса за «отсутствие на заседании палаты 20 и более раз в течение года без уважительных причин». А самую, пожалуй, оригинальную меру воздействия на прогульщиков предложил совет Общественной палаты (ОП), объявивший, что займётся мониторингом посещаемости заседаний федерального парламента, так как, дескать, это влечёт рост недоверия «к принимаемым законам и поддержке курса руководства страны». Как пояснил член совета ОП Михаил Островский, «мы публично расскажем о прогульщиках, и им станет страшно». Информировать о них ОП обещает не реже раза в квартал.

Вряд ли можно пронять депутатов подобным «морально-нравственным аспектом». Думцы убеждённо отстаивают своё право прогуливать заседания. Одни депутаты, как Николай Ковалёв, объясняют тем, что денно и нощно в интересах избирателей колесят по России: «Мне только за один месяц довелось побывать на Орловщине, в Кургане, Новосибирске, Иркутске, Екатеринбурге». Как выразился депутат Николай Харитонов, «выездной недели бывает недостаточно для того, чтобы успевать решать многочисленные проблемы избирателей».

Другие думцы, например Борис Резник, выдвигают альтернативную причину прогулов: «Мы не школяры, которые прогуливают уроки. Часто депутатам назначаются встречи в правительстве, в министерствах именно на то время, когда идут думские заседания. Приглашающим глубоко наплевать на это обстоятельство – у них, как они объясняют, нет другого свободного времени для парламентариев. Встречи с работниками исполнительной власти нередко приводят к решению различных проблем представляемого депутатом региона. Поэтому обязывать депутатов постоянно присутствовать на заседаниях палаты – это довольно примитивный подход».

Третьи, например Эльмира Глубоковская, упирают на необходимость часто бывать на международных конференциях, «круглых столах» и т.д. По словам Глубоковской, участие в подобных мероприятиях необходимо парламентариям для изучения различных мнений, которые впоследствии могут быть использованы при работе над законами. Об этом же говорит и зампред Госдумы Иван Мельников: «Многие депутаты вынуждены заниматься парламентской работой в то время, которое совпадает с пленарными заседаниями. Иногда сложно отменить встречу с зарубежной делегацией, выступление в аудитории, беседу с экспертным сообществом».

«Действительно, непосредственное участие в пленарных заседаниях Госдумы является всего лишь одной из девяти как минимум форм деятельности депутата. Другими являются, например, участие в работе комитетов и комиссий палаты, участие в парламентских слушаниях, внесение парламентского или депутатского запроса, работа с избирателями, участие в работе фракции», – соглашается Игнатов.

Экс-депутат Алексей Митрофанов возмущённо заявлял, что «депутаты – это не школьники, а свободные люди», и требовать от них ходить на пленарные заседания – это «проявление советского колхозного менталитета». А депутат Алина Кабаева, отвечая на вопрос о причинах постоянного отсутствия в Госдуме, попросту и без затей ответила: «Поверьте, я занимаюсь очень важными и полезными делами». Как всегда вовремя, думцы сразу вспоминают о своих правах и об избирателях. По словам депутата Игоря Игошина, «депутатов избирает народ, а значит, снимать должен он же – в ходе выборов». А депутат Анатолий Козерадский заявил в ответ на предложение лишать прогульщиков зарплаты: «Рабский, бесплатный труд давно отменён в нашей стране».

До сих пор единственно реальной санкцией для прогульщиков остаётся угроза непопадания в список кандидатов на следующие выборы. Ничего не изменится, вероятно, и в этот раз, хотя после строгого внушения президента думский Комитет по регламенту создал рабочую группу, которая должна решить проблему посещаемости.

Депутат Александр Чухраёв, заявив, что «абсолютно согласен» с критикой Медведева в адрес нерадивых депутатов, предложил дать самим думским фракциям право разбираться со своими прогульщиками. Можно не сомневаться, что широкомасштабных санкций при этом ждать не стоит. Ведь глава центрального исполкома «Единой России» Андрей Воробьёв уже поспешил отметить, что в его фракции нет прогульщиков.

Чтобы не оскорблять взора президента, всем фракциям просто негласно рекомендовано обеспечивать привод депутатов на важные законы и правительственные часы. Впрочем, разве изменится что-нибудь в стране, если все «избранники народа» будут исправно ходить на заседания? Ровным счётом ничего...

Опубликовано:
Отредактировано: 26.04.2010 12:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх