// // Что не дало повториться в России сценарию Февральской революции?

Что не дало повториться в России сценарию Февральской революции?

509

Исторические итоги

2
В разделе

Уходящий год оказался богат на политические события. С одной стороны, президентские выборы, победу на которых одержал Владимир Путин. С другой – рост протестной активности и попытка сформировать оппозиционное движение. После того как лидерам «болотного протеста» удалось собрать пару многотысячных митингов, они тут же начали говорить о скорой революции и необходимости смены власти. Сегодня, когда оппозиционные выступления сошли на нет, подобные заявления сложно воспринимать серьёзно. Мало кто заметил, однако, что прошлой зимой Россия действительно очень близко подошла к революционной черте. Не перешагнуть её помогли только продуманные действия.

Период с ноября 2011 по март 2012 года, по меткому выражению политологов, сегодня получил название «политической турбулентности». В стане же протестующих сегодня всё больше говорят об упущенных возможностях, о несостоявшейся «снежной революции», о том, что впервые за последнее 10-летие оппозиции чуть ли не удалось захватить власть в свои руки. Да ещё и мирным путём.

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения: однако в конце 2011 – начале 2012 года в России сложилась уникальная ситуация. Современным либералам практически в точности удалось воспроизвести события, происходившие в нашей стране в феврале 1917 года. С той лишь разницей, что нынешним оппозиционерам не удалось прийти к власти. Что было бы, если сегодняшние либералы всё-таки совершили бы столь желаемую революцию, можно узнать, заглянув в наше прошлое.

Причём, как отмечают политологи, тогда к власти пришли куда более политически грамотные представители либерального сообщества. Но даже им не удалось удержать власть, в результате чего события в стране развивались по трагическому сценарию. «Приход к власти деятелей прогрессивного блока, смена царского режима Временным правительством оказались трагическими для России. Эти деятели не удержали политическую ситуацию, и страна очень быстро была ввергнута в хаос. Быстро пришло к власти большевистское правительство, а затем произошла гражданская война», – напоминает гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. По его словам, тем более ничего хорошего не ждало бы Россию, если бы сейчас власть удалось захватить лидерам нынешних протестов. «Но произошла консолидация политической системы на основе мнения большинства населения. И, конечно, в этом есть большая заслуга президента Путина», – считает Орлов.

Революционеры обогатились на реформах прошлого века

Начавшиеся в стране ещё в середине XIX века реформы к концу столетия привели к тому, что в стране начал происходить экономический подъём. Шло бурное развитие производства, Российская империя была включена в мировую экономику, доходы населения хотя и медленно, но росли. В результате в первом 10-летии XX века Россия по национальному доходу страны занимала четвёртое место в мире после США, Германии и Британской империи. Причём темпы экономического роста в Российской империи, например, в период 1908–1916 годов были самыми высокими в мире: тогда прирост национального дохода составлял более 7% в год. Таких показателей не было больше ни в одной стране.

Хотя тогда Российская империя серьёзно отставала по уровню образованности населения от европейских стран, именно на рубеже XIX–XX веков в стране начинает открываться бесчисленное количество гимназий, училищ, университетов. Парадокс заключается в том, что появление большого количества образованных людей в итоге привело к тому, что в какой-то момент именно они начинают чувствовать себя недооценёнными, составляя основу тогдашнего «креативного класса». Напомним, что именно гимназисты были одной из ударных сил революции 1905 года. А уж ведущая роль в Февральской революции 1917 года принадлежала именно просвещённой и, что немаловажно, богатой либеральной интеллигенции того времени.

По теме

К примеру, ставший впоследствии министром иностранных дел Временного правительства Михаил Терещенко был крупным сахарозаводчиком, а также имел немало активов за рубежом, в частности во Франции. Будущий министр торговли и промышленности Александр Коновалов был крупным текстильщиком и принадлежал к известной российской династии фабрикантов. Один из главных лидеров Февральской революции 1917 года, Михаил Родзянко был выходцем из семьи крупного екатеринославского помещика. Большинство тогдашней либеральной интеллигенции, так или иначе, смогли получить (или приумножить) своё состояние и, что немаловажно, весьма высокий общественный статус благодаря государственным реформам, начатым ещё во второй половине XIX века.

Современные российские либералы в этом смысле невыгодно отличаются от своих предшественников. Если в XIX–XX веках состоятельная либеральная интеллигенция или сочувствующие ей крупные промышленники, так или иначе, заработали своё состояние в реальной экономике, то сегодняшние состоятельные либералы смогли разбогатеть в лихие 90-е. Причём сейчас «цвет» отечественного либерализма представляют в основном, как бы сказали прежде, ростовщики. Или финансисты, сумевшие сколотить состояние в результате финансовых махинаций с госказной или поднявшиеся в результате экономического кризиса. Это утверждение во многом справедливо в отношении выступавших на «болотных митингах» экс-министра финансов Алексея Кудрина или находившегося во власти в 90-е годы Бориса Немцова.

Идеи нашли поддержку у гламурного общества

О приходе во власть либералы рубежа XIX–XX веков мечтали как минимум 50 лет. Тогда в российском обществе сформировался целый класс людей – интеллигенция, писатели, сочувствующие им бизнесмены, – которым, с одной стороны, удалось улучшить своё благосостояние в результате проводимых в стране реформ. Но с другой – им всё чаще начинало казаться, что они недостаточно влияют на ход событий в стране, что у них нет рычагов власти, рычагов влияния, что к ним не прислушиваются. «Можно взять любой период начиная с 1860-х годов, и вы увидите, что либеральная интеллигенция находится в оппозиции к власти всегда и по определению, – говорит президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов. – Тогда оппозиционность интеллигенции проявилась как реакция на отмену крепостного права. Именно против Александра II, за его якобы недостаточные и неискренние реформы его тогда и «долбили». С тех пор ничего не меняется. Иногда это (оппозиционность. – Ред.) принимает формы террора, иногда – формы революционных выступлений».

Знакомо, не правда ли? Не об этом ли пытались заявить представители «креативного класса» в ходе своих выступлений? И не они ли все последние годы, во время продолжающегося экономического роста, продолжали наращивать своё благосостояние? Правда, в отличие от либералов XIX–XX веков либералы нынешние ещё очень хорошо помнили, как в 90-е годы им зачастую удавалось не только влиять на власть, но иногда и самим оказываться этой самой властью. Не без участия тех, кто сегодня поднимается на трибуны митингов, 20 лет назад была проведена приватизация.

Тогда, как и сейчас, среди либерально настроенных людей оказывались и так называемые медиаменеджеры и представители светского общества. Поэты, писатели, публицисты, журналисты – большинство из них с удовольствием публиковали свои многочисленные произведения, повествующие о скорой революции да о необходимости скорых перемен.

Проповедуемые либеральными СМИ идеи находили поддержку и среди тогдашней «гламурной общественности». Одной из ярких представительниц тогдашнего гламура была поэтесса Зинаида Гиппиус (жена писателя и философа Мережковского), которая одно время даже с гордостью носила красную повязку и горячо приветствовала Февральскую революцию 1917 года. Многие годы дома у Гиппиус существовал чуть ли не филиал Государственной думы, где собирались практически все либерально настроенные политики того времени. «Это были влиятельные политические силы, которые находились в публичной и парламентской оппозиции Николаю II и его курсу. Но даже достаточно известные и представленные в парламенте и имевшие большой политический опыт деятели либерального толка не смогли удержать ситуацию в стране. Что же говорить про тех деятелей, которые выходили на трибуны митингов в 2011–2012 годах», – рассуждает Дмитрий Орлов.

По теме

Сто лет спустя роль «гламурной революционерки» взялась исполнять Ксения Собчак. А об отсутствии свободы слова и недостаточности демократии во всех СМИ (в том числе и на центральных федеральных телеканалах и в газетах) сегодня рассказывают вчерашние труженики пропагандистских медиа, принадлежавших олигархам 90-х годов. Один из заявителей протестных митингов, ныне член Координационного совета оппозиции Сергей Пархоменко не один год трудился на посту главного редактора журнала «Итоги», входящего в холдинг «Медиа-Мост», принадлежавший Владимиру Гусинскому. В своё время «Медиа-Мост» успешно отработал чуть было не провалившуюся избирательную кампанию президента Бориса Ельцина в 1996 году.

Либералы получали поддержку с Запада

Наступление Первой мировой войны в 1914 году для Российской империи оказалось роковым. Хотя чисто экономически никаких предпосылок к тому вроде бы и не было. Большинство стран Европы от войны страдали куда больше, чем Россия. У Франции была оккупирована огромная часть страны, в Германии люди буквально умирали от голода, поскольку страна оказалась отрезана от международных рынков продовольствия. В Англии солдат посылали воевать не за свою землю, а за некие мифические политические интересы страны в Европе. В Российской империи, чисто экономическое положение которой было достаточно прочным, власть совершила роковую ошибку. Фактически бросив все рычаги управления, царь вплотную занялся войной. Тогда-то либеральная общественность, сама того не ожидая, получила доступ к власти. Что же произошло потом? Первым делом новоиспечённые правители уволили старых царских губернаторов, распустили царскую полицию и сыск, заявив, что эти службы в условиях демократии, которую они собираются строить, больше не нужны. Что же до губернаторов, то, по мнению либералов, народ и сам мог избрать себе глав местной администрации. Результат всем известен: подобные реформы тотчас привели к параличу власти. Вдруг оказалось, что народ вот так просто, без наработанной законодательной базы, без какого-либо опыта, не знает, как ему определяться с местным губернатором. К власти приходят отъявленные популисты, зачастую некомпетентные люди. Иногда даже откровенные выходцы из криминальных структур. Что же касается полиции, то вдруг выяснилось, что экстремистские организации, до этого прятавшиеся за границей, могут спокойно действовать и в России. И они, естественно, не замедлили вернуться, дабы тут же начать разрушать ту самую демократию, то самое демократическое государство, строительством которого вроде как пытались заняться тогдашние либералы. Интересно заметить, что, так же как и сейчас, тогдашние либералы на этапе своего восхождения получали поддержку Запада. Сегодня уже ни для кого не секрет, что в 1917 году российские революционеры имели весьма ощутимую поддержку европейской социал-демократии и немецких спецслужб. Мало кто вспоминает, правда, что поддержка эта оказывалась исключительно потому, что Германия тогда была заинтересована в ослаблении России. То есть немцы изначально делали ставку и финансовые вливания на те силы, которые могли ослабить позиции нашей страны на международной арене.

Зарубежные «кураторы» не просчитались. Развязка истории всем известна: к власти пришла экстремистская партия, под руководством которой в России происходило тяжелейшее восстановление государственности, закончившееся новой волной репрессий в 30-е годы, когда Сталин принялся устранять революционеров «первого призыва». В итоге весь XX век для России во многом оказался веком трагическим. Результатом неудачного эксперимента, поставленного над страной либеральной общественностью в феврале 1917 года.

Альтернативы нет

В конце 2011 – начале 2012 года казалось, что Россия уже вот-вот готова наступить на те же грабли. Завязка несостоявшейся «снежной революции» чуть ли не до мельчайших деталей повторила историю 1917 года. Избежать трагической развязки удалось исключительно благодаря умелым действиям российских властей, которые в итоге даже сумели обратить ситуацию себе во благо. «Очевидно, что федеральная власть не сделала ошибок, которые от неё ожидали лидеры протестующих: в стране так и не начались политические репрессии. Более того, верховная власть продолжила процессы, направленные на смягчение режима в партийно-политическом поле, провела отмену сверху установки на применение так называемого административного ресурса, дополнительные средства были выделены для развития гражданских институтов, поощряются различные общественные инициативы граждан, направленные на участие их не только в политической жизни, но и в управлении страной», – констатирует глава Центра политической информации Алексей Мухин.

По теме

Протестные выступления фактически ознаменовали старт предвыборной кампании президента Владимира Путина. Однако в отличие от либеральной интеллигенции, единственным изменением которой стала, пожалуй, некоторая маргинализация (не встретишь сегодня среди «оппозиционеров» людей уровня Родзянко или Гиппиус), власть как раз очень хорошо усвоила уроки истории. Вместо обещанного либералами «закручивания гаек» Владимир Путин в ходе своей предвыборной кампании начал открытый диалог с обществом. Этот факт, отмечают политологи, добавил президенту Путину значительное количество сторонников.

Также власть начала меняться, прислушиваясь именно к запросам десятков миллионов людей. В частности, были возвращены выборы губернаторов. Отметим, кстати, что обычно бойкие на митинговых трибунах либеральные «вожди» в реальной политике доказали свою полную некомпетентность. Яркий пример тому – выборы в Химках, которые видная оппозиционерка Евгения Чирикова фактически сдала без боя, так и не сумев предложить своим избирателям внятной программы и чёткого плана действий на будущее. А вот партия власти – «Единая Россия» после прошедшего периода политической турбулентности снова пришла в «рабочую форму».

«Не случайно практически на всех выборах – в том числе и в тех случаях, когда представители оппозиции не имеют возможности сослаться на какие бы то ни было нарушения, – уверенно побеждают кандидаты ЕР. Таково, значит, реальное настроение общества. », – рассуждает политолог Леонид Радзиховский. Заметим, что именно благодаря Владимиру Путину, который не стал держаться и вытягивать на себе партию власти, ЕР снова превратилась в реального и сильного игрока в отечественной политической системе.

Спасительная реакция

Примечательно, что если 100 лет назад власть оказалась не в состоянии отреагировать на очевидные общественные запросы, то теперь президент Владимир Путин очень последовательно, а главное – быстро, проводит тонкую настройку политической системы. Вспомним, что одним из требований «рассерженных горожан», вышедших под предводительством кучки либералов, была, к примеру, либерализация политической системы. Власть достаточно оперативно отреагировала на это требование, упростив законодательство в части регистрации новых политических партий. Кстати, столь жаждущие либерализации лидеры протеста даже не попытались ею воспользоваться: ни одной партии по итогам протестных выступлений зарегистрировано так и не было. Зато либералы успели дискредитировать одно из главных своих требований: честные выборы. Так называемая избирательная кампания в Координационный совет оппозиции прошла с таким количеством нарушений, что даже традиционно лояльные к оппозиционным лидерам СМИ пестрели сообщениями о бесконечных скандалах, о недемократичности самой процедуры выборов, о странностях с подсчётом голосов. Ряд кандидатов, не дожидаясь самого голосования, даже сняли свои кандидатуры.

Не осталась без внимания власти и очевидно назревшая необходимость реальной, а не показной борьбы с коррупцией. Уже осенью, спустя несколько месяцев после избрания, президент Владимир Путин лишил поста министра обороны Анатолия Сердюкова на фоне коррупционного скандала, произошедшего в военном ведомстве. А чуть ранее своего кресла лишился и глава Минрегиона Олег Говорун. Таким образом, президент наглядно продемонстрировал, что отныне в правительстве нет неприкасаемых. Министры должны соответствовать самым жёстким как личностным, так и профессио-нальным требованиям.

В этой связи неудивительно, что на фоне столь кардинальных и быстрых изменений в политике верховной власти, отвечающих запросам общества, протестные настроения весьма быстро сошли на нет. Сегодня вся активность либеральных лидеров сводится к бесконечному повторению набивших оскомину мантр о недостаточности демократии да разговорам о свободе слова, которые, что примечательно, они свободно ведут практически во всех СМИ.

«Власть проводила не какую-то репрессивную политику – напротив, политика была достаточно многообразная, то есть сдерживание радикальной оппозиции, которая стремится прийти к власти насильственным путём, путём сокрушения действующих государственных институтов, сопровождалось сдерживанием и активным вовлечением новых групп в политический процесс. Открытием политики для тех, кто хочет участвовать в политическом процессе, но готов действовать легальными, законными средствами», – резюмирует Дмитрий Орлов.

Сегодня можно констатировать, что повторение сценария 1917 года в России не состоялось исключительно благодаря тому, что власть проявила спокойствие и готовность претворять в жизнь те перемены, которые от неё требует общество. Именно такие демократические отношения власти и общества и являются залогом стабильного и поступательного развития любого государства.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.12.2012 15:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх