// // Влиятельные владельцы незаконной недвижимости препятствуют строительству Чебоксарской ГЭС

Влиятельные владельцы незаконной недвижимости препятствуют строительству Чебоксарской ГЭС

1256

Зоны особого затопления

4
В разделе

Выбирая место для загородного жилья, покупатели думают о двух вещах: чтобы была природа и хорошая экология и чтобы побыстрее доехать и не застрять в пробке. В Нижегородской области одним из наиболее привлекательных мест для загородного строительства является берег Горьковского водохранилища и вообще Волги. Чего тут только не было настроено за последние десятилетия! Специалисты говорят почти о 2 тыс. домов, незаконно возведённых и в зоне влияния Чебоксарского водохранилища.

Горьковское водохранилище, или, как его называют нижегородцы, Горьковское море, – крупнейшая зона отдыха: на его берегах масса турбаз, пансионатов. Директор агентства недвижимости «Людмила и К» Людмила Стукалова отмечает, что земельные участки на водохранилище являются одними из самых популярных среди индивидуальных застройщиков. Земля к продаже предлагается разная – и под дачное строительство (вызывает повышенный интерес со стороны клиентов), и сельхозназначения. Цены весьма сильно разнятся – от 25 до 150 тыс. рублей за сотку.

Занять своё место под солнцем старается каждый, кто имеет хоть какой-то капитал. Отсюда огромное число случаев самостроя на берегу Горьковского водохранилища. В администрации Городецкого района каждая неделя начинается с оперативки, на которой вторым в повестке дня идёт вопрос «о ходе проведения инвентаризации земельных участков вдоль побережья Горьковского водохранилища». Каждую неделю рабочая комиссия выявляет по 15–20 земельных участков, освоение которых происходит с нарушением законодательства. Это и несоответствие по виду разрешённого использования, и самопроизвольное занятие земельных участков, и возведение капитальных строений, и установка шлагбаумов, и ограничение подходов к воде… По словам начальника юридического отдела КУМИ Городецкого района Е.В. Цветковой, если коренное население сёл и деревень по-прежнему обеспечивает доступность проездов к Горьковскому морю, то новые застройщики эту норму игнорируют. «Всего за период с мая по сентябрь текущего года рабочей группой обследован 241 земельный участок, – рассказал председатель КУМИ администрации района П.А. Иванов. – Было выявлено 42 случая самовольного занятия земельных участков, из них 22 случая – со значительным превышением геодезического допуска (свыше 100 квадратных метров). В 37 случаях отсутствовала разрешительная документация на возведение объектов капитального строительства. Площади 55 земельных участков определить не удалось из-за их сложной конфигурации или отсутствия доступа к границам территории. Примечательно также, что было выявлено 45 земельных участков, сведения о которых… отсутствуют в государственном кадастре недвижимости! В настоящее время, где это возможно, ведётся работа по постановке земельных участков на кадастровый учёт. В иных случаях дела передаются в суд», – заключил П.А. Иванов.

Сигналы о том, что к берегу Горьковского моря ни пройти ни проехать, начали поступать в различные инстанции районного и регионального уровней несколько лет назад. В 2009 году в Городецком районе даже побывала выездная комиссия во главе с заместителем председателя Законодательного собрания Нижегородской области О.Н. Сысоевой, в которую входили депутаты, представители областной природоохранной прокуратуры, экологического центра «Дронт», журналисты. Они посетили деревню Нагавицино Тимирязевского сельсовета, где один из предпринимателей огородил свой участок металлическим забором так, что его секции не просто перегораживали пляж, а уходили на несколько метров в море. Правда, к приезду комиссии заведомо предупреждённый кем-то предприниматель снял секции забора и аккуратно сложил их на берегу…

По теме

А если ехать вдоль Горьковского моря из Заволжья в направлении Чкаловска, то после дамбы предстаёт более чем удивительная картина: перед подъёмом на пригорке виднеется аккуратная церквушка, а под ней спускающийся прямо в Волгу забор с надписью «Проход запрещён!». Поселение, которое находится за забором, не обозначено на картах и не имеет названия. Хотя территория, на которой оно находится, называется в народе Урковская Гора, поскольку находится рядом с деревней Урково Чкаловского района. Нынешних обитателей Горы охраняют крепкие парни с карабинами и многочисленные видеокамеры. Территория элитного коттеджного посёлка обнесена забором и колючей проволокой. Подход с воды также контролируется.

Старожилы ещё помнят времена, когда доступ на Урковскую Гору был свободен. В советские годы там находилась турбаза, принадлежащая Заволжскому моторному заводу (ЗМЗ). Гора была местом отдыха не только местных жителей, но и заволжан, сюда часто приезжали молодожёны после церемонии бракосочетания. Однако в 2002 году всё резко изменилось. «Подогнали технику, щитовые домики куда-то увезли, а территорию оградили забором и поставили вооружённую охрану. А нас уволили…» – вспоминает бывший сторож турбазы Маргарита Константиновна.

Тогда же за забором развернулась масштабная стройка, застучали молотки. Дорогущую карельскую берёзу, из которой возводили коттеджи, тоннами привозили в течение нескольких месяцев. Обустроили и вертолётную площадку, на которую периодически приземляются таинственные гости. В отличие от немногословных охранников местные жители предположительно называют фамилии здешних обитателей. Это могут быть семьи бывшего замгубернатора Нижегородской области Виктора Клочая, депутата нижегородского заксобрания и топ-менеджера «дочки» ЛУКОЙЛа Евгения Люлина, сына экс-полпреда в ПФО, а ныне главы Росатома Сергея Кириенко Владимира, близкого друга и соратника Кириенко-старшего Сергея Обозова, экс-главного милиционера области Виктора Братанова и других не менее известных в регионе людей... В общем, все люди небедные и обладающие определённым статусом в обществе. Всего, говорят, за забором построено около 20 шикарных домов.

Когда несколько лет назад местные жители пытались выяснить, на каких условиях все эти граждане там обитают, глава Чкаловского района Сергей Луньков заверил, что с документами у небожителей всё в порядке. Земля взята в долгосрочную аренду на 49 лет, и за неё исправно поступают платежи в бюджет. Категория земель в этих документах определяется как земли особо охраняемых территорий и объектов.

Оценить хоромы жителей Урковской Горы с суши невозможно – вся территория обнесена двухметровым глухим забором. Единственная возможность – с воды. Нашему взгляду предстали изящные веранды, построенные почти вплотную к воде, детские городки и площадки, катера. Только вот настоящие хоромы, говорят местные жители, спрятаны за деревьями.

Кстати, как пишет «МК в Нижнем Новгороде», на эту огороженную территорию не смог попасть и государственный чиновник «при исполнении». Когда главный инспектор по использованию и охране земель Чкаловского района управления Роснедвижимости по Нижегородской области Александр Семенчиков отправился на Урковскую Гору, чтобы по требованию районной прокуратуры провести «административное расследование по факту самовольного занятия земельного участка», его на территорию вип-посёлка просто-напросто не пустили. «Преградили дорогу охранники в чёрном. Я показал им удостоверение, но это не возымело никакого действия, – вспоминает Александр Семенчиков. – Тогда я пригрозил, что могу вызвать милицию, а они ответили, что и милицию не пустят! Дескать, звони хозяину и договаривайся непосредственно с ним!»

Так попытка разобраться в законности постройки ничем не закончилась, а в прокуратуру пошла бумага, что «проведение расследования не предоставляется возможным в связи с тем, что нет допуска на самовольно занятый участок». С тех пор всевидящее «государево око» в сторону Урковской Горы не смотрело.

По теме

Однако побережье Горьковского водохранилища не единственное место, где активное строительство ведётся с нарушением природоохранного законодательства. Последние два десятка лет предприимчивые люди захватывали прибрежные территории на протяжении всей Волги, а в Нижегородской области это без малого 300 километров.

Между тем вести какую-либо хозяйственную деятельность или новое капитальное строительство на землях, попадающих под затопление, запрещено. Границы этих территорий были определены ещё в 1970-х годах. И тогда же – 2 марта 1970 года – было издано постановление Совета Министров РСФСР № 137 «О мероприятиях по переселению населения, переносу на новые места и сносу строений и сооружений в связи со строительством Чебоксарской гидроэлектростанции на р. Волге», установившее запрет на строительство зданий, сооружений, дорог, мостов, производственных строений и других объектов в зонах затопления, подтопления и берегообрушения водохранилища Чебоксарской гидроэлектростанции. В части переселения жителей и связанных с ним мероприятий было затронуто в разной степени 125 населённых пунктов, в том числе Чебоксары, Ядрин, Нижний Новгород, Бор, Лысково. Переселение людей и вынос строений и сооружений из зон влияния водохранилища осуществлялось, как правило, на основе проектов районных планировок. До 1990 года работы по переселению были в основном завершены за исключением выноса нескольких населённых пунктов по причине отсутствия финансирования.

В 90-е годы берега рек и озёр в зоне затопления стали заселять те, кого потом назвали «крутыми»: чиновники, «новые русские» и просто криминал. Многие нынешние обитатели берегов прикрываются распоряжением Правительства РФ от 12.03.1992 № 468-р, которым установлена отметка подпорного уровня на отметке 63 метра и которое якобы разрешает строительство вдоль Волги. Между тем ни в этом документе, ни в последующих не был прописан обратный землеотвод, то есть земли, которые были отведены под затопление зоны Чебоксарской ГЭС и расселены в советские годы, так и остались за Министерством энергетики и электрификации СССР. Поэтому строить в зоне Чебоксарского водохранилища нельзя с 70-х годов прошлого столетия.

Массовое «освоение» берегов Волги началось в последние годы, именно тогда, когда снова начал подниматься вопрос о завершении строительства Чебоксарского гидроузла. Интересные цифры приводит ОАО «Инженерный центр энергетики Поволжья» (ИЦЭ Поволжья), которое является генеральным проектировщиком завершения строительства Чебоксарской ГЭС и специалисты которого побывали в 256 населённых пунктах, чтобы своими глазами увидеть, какие строения и опасные объекты попадут в зону влияния водохранилища. Так, если в 1980 году в зоне затопления оставалось всего 75 домов, то к 2006 году их число выросло до 411, а в 2012-м – уже до 2098. И эта цифра не окончательная, поскольку, по свидетельствам специалистов и местных жителей, захват и строительство на берегу Волги продолжается. Берега де-факто приватизированы.

Новостройки в зоне затопления выявлены во всех трёх регионах, где расположено водохранилище, однако большая часть – 1023 дома – в 26 «воскресших» населённых пунктах – Макарьево, Чёрная Маза, Бармино, Ерзовка, Шереметьевский… в Нижегородской области. Где-то это произошло из-за попустительства местных властей, где-то – из-за несовершенства законодательства, а где-то просто из-за наглости застройщиков.

Присутствие металлического забора, перекрывающего проход по песчаному берегу (иногда даже вдоль берега тянется бетонное сооружение, напоминающее причал), отнюдь не редкость на берегу Волги. У таких мест имеется отличительная особенность: как правило, за забором возвышается огромный знак – якорь, перечёркнутый красной полосой (причал запрещён). В частности, в деревне Катунки Чкаловского района утверждают, что одна местная предпринимательница взяла в аренду участок земли на берегу водохранилища, в том самом месте, где были деревенский пляж и лодочная стоянка. Территорию она обнесла забором и возвела на месте пляжа... причал. Даже со стороны воды калитку поставила, чтобы никто не мог туда проникнуть! Кроме того, выстроила прямо на берегу беседку и баню.

По теме

Непростая ситуация в Борском районе. Это одна из немногих территорий, по словам экспертов, где до сих пор ведётся активное строительство на берегу Волги. В 90-е и в начале 2000-х многие местные жители получили от администрации небольшие наделы на берегу Волги для огородничества. Земля людям передавалась во временное пользование без права возведения капитальных построек. Тогда у людей больших денег не было и берега Волги «украшали» серенькие сараюшки. Но запросы огородников росли с каждым годом. Так стали появляться дачные дома, коттеджи, сейчас всё чаще двухэтажные добротные особняки. На одном из участков в посёлке Бор вырос уже трёхэтажный коттедж с двухметровым забором, видеонаблюдением по всему периметру и охраной. При этом местные власти не замечают это капитальное строение, считая его огородным домиком.

Рабочий посёлок Макарьево в Лысковском районе полностью находится на затопляемой территории и должен быть перенесён. Расселять местных жителей начали ещё в 1970-е годы. В итоге к концу советской эпохи в селе осталось только 40 домов. Сейчас, по словам директора по технической политике «РусГидро» Расима Хазиахметова, их снова около 200. Кто-то, как отметил глава поселковой администрации Алексей Фёдорович Козлов, решил вернуться в родные места после переселения, кто-то так и не дождался обещанного нового жилья. Мария Александровна – одна из немногих, кого в 80-е годы прошлого столетия не успели переселить из затопляемого села в город. Её дом самый крайний от Волги, вода поглотит его в первую очередь. Одна из старейших жительниц Макарьева вроде и не против переехать поближе к цивилизации, но вот переживает: неужели найдётся тот, кто на себя возьмёт все затраты по переселению жителей из затопляемых территорий? «Это ж какие деньжищи-то нужны?!» – удивляется пенсионерка с 40-летним трудовым стажем.

Но коренных жителей, таких как Мария Александровна, в Макарьеве не много. Около 70 человек живут здесь постоянно, остальные приезжают на лето. Появление большей части домов в Макарьеве – это история, покрытая мраком. Они либо строились на месте гнилушек, которые расселили, но вовремя снести не успели – по бумагам это оформлялось как реконструкция, – либо предприимчивые люди огораживали пустырь и возводили себе дом. Дома, которые не успели расселить в советские годы, и вновь построенные хоромы видно невооружённым глазом. Старожилы говорят, что их владельцы – «обеспеченные люди, богатые». Поэтому неудивительно, что представителей ИЦЭ Поволжья и ВолгоНИИгипрозема, которые по договору с «РусГидро» занимаются определением рыночной стоимости зданий, здесь встречали в штыки и отказывались показывать какие-либо документы на постройки (кстати, с таким отношением специалистам пришлось столкнуться и в других прибрежных посёлках Нижегородской области).

Купить дом в Макарьеве не проблема. Есть предложения и за 12 млн рублей с земельным участком почти в 4 гектара, есть и поскромнее – 20 соток земли и недостроенный, но «с видом на лес, реку Волгу и Макарьевский монастырь» дом за 500 тыс. рублей. Продавец последнего строения ищет покупателя срочно, поэтому готов ещё и скидку сделать, и обменять кирпичный «курятник» на автомобиль или квартиру. По словам продавца Сергея, дом площадью более 100 квадратных метров построен в 2009 году, но ещё требует внутренней отделки. Рядом с домом заложен фундамент под пристройку и гараж – так что можно расширяться. С документами на землю и строение, Сергей уверяет, всё в порядке, но пока показать нам их не смог.

В администрации Лысковского района признают, что на берегу Волги действительно много незаконно построенных домов. «В общей сумме ..., обозначенной как компенсация затрат на переезд, не учтено огромное количество нюансов, связанных с этой процедурой, вследствие чего она выглядит существенно заниженной», – считает первый заместитель главы администрации района Александр Нагорнов. Интересно, какие нюансы имеет в виду чиновник? Однако говорить о конкретных объектах отказывается, переводя разговор в русло недопустимости поднятия уровня Чебоксарской ГЭС. «Район может полностью потерять свою инвестиционную и туристическую привлекательность, в то время как является любимым местом отдыха для нижегородцев и гостей региона. Неоценимый ущерб от поднятия уровня воды может быть нанесён и объектам культурного и религиозного наследия», – сказал Александр Нагорнов.

Между тем ИЦЭ Поволжья не занимается оценкой правомерности появления подобных объектов. «Юридическую экспертизу правомерности застройки проведут юристы. Это дело сложное и требует больших затрат времени. Каждый случай придётся рассматривать отдельно, по некоторым есть цепочка перепродаж. Мы же считаем расходы бюджета исходя из того, что придётся компенсировать стоимость всех домов и дач. Но государство такую точку зрения наверняка не разделит. Так обычно происходит при проведении экспертиз», – говорит генеральный директор ИЦЭ Поволжья Александр Ремезенцев.

Другими словами, решение о компенсации владельцам объектов, попавших в зону затопления, подтопления и берегопереработки, будет принято после правительственного заключения по проекту завершения строительства Чебоксарской ГЭС. И немалую роль в этом вопросе будет играть наличие или отсутствие правоустанавливающих документов. И не исключено, что многим нынешним хозяевам жизни, поспешившим захватить живописный кусок земли вместе с рекой, придётся потратиться ещё и на самостоятельный снос своих хором. А терять нажитое некоторым ой как не хочется! Уж не из-за этого ли нижегородские власть имущие выступают категорически против – если не сказать, истерически против – поднятия уровня воды в Чебоксарском водохранилище?

Опубликовано:
Отредактировано: 12.11.2012 16:42
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх