// // Что изменится в российско-украинских отношениях после ухода Виктора Черномырдина

Что изменится в российско-украинских отношениях после ухода Виктора Черномырдина

494

Посол недоброй воли

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Российский посол Виктор Черномырдин покидает Киев. Как стало известно нашему корреспонденту от вполне информированных источников в МИД РФ, поводом для отставки стало отнюдь не состояние здоровья Виктора Степановича. На Украине началась подготовка к очередным президентским выборам и, возможно, к роспуску Верховной рады. У России вновь появился шанс вернуть Украину в свою внешнеполитическую орбиту. Но Черномырдин вряд ли сможет помочь России в этом непростом деле. Почему же тогда экс-премьеру удалось удерживать в своих руках нити российско-украинских отношений так долго? Корреспондент «Нашей Версии» разбирался в подоплёке громкой отставки и пытался понять, кто придёт на смену Виктору Черномырдину и что изменится с его уходом.

Руководство украинского МИДа провело 14 июня экстренное совещание: обсуждались вероятные последствия отставки Виктора Черномырдина. За последние пять лет чиновники МИД Украины впервые вышли на службу в выходной день. В окружении Юлии Тимошенко новость об уходе Черномырдина обсуждают, едва сдерживая досаду и разочарование. Зато представители русскоязычных организаций Украины, говорят, отмечали эту отставку всю ночь напролёт, с шампанским и песнями. Черномырдин проработал послом восемь лет.

Российские бизнесмены, за исключением пяти-шести самых влиятельных, либо в спешке уехали из страны, либо кончили так же, как скандально известный миллионер Максим Курочкин. На кладбище.

Ответ на вопрос, почему Черномырдину удалось усидеть в своём кресле так долго, лежит на поверхности. В 1985–1989 годах Виктор Степанович был министром газовой промышленности СССР, а затем, с 1989 по 1992 год, трудился на посту председателя правления государственного газового концерна «Газпром». Даже тогда, когда Черномырдин возглавлял российское правительство, он продолжал неусыпно контролировать «Газпром», собственно, этот самый контроль впоследствии и стал решающим фактором его пребывания в кресле чрезвычайного и полномочного посла РФ на Украине.

Не секрет, что за счёт транзита российского газа в Европу через украинскую территорию обогатились все те, кто сегодня делает политику в Киеве. Всех этих персонажей Черномырдин знал задолго до того, как они начали свою карьеру в политике, и считалось, что он имеет на них определённое влияние. Эту расхожую точку зрения старался поддерживать и сам Черномырдин. Он действительно знал многое и про многих, но пять лет назад, после «оранжевой революции», его знания уже ничего не решали, их перестали опасаться и те, кто уцепился за власть в украинской столице.

Впрочем, на любое обострение в российско-украинских отношениях Черномырдин продолжал важно отвечать: я созвонюсь с Юлей, и мы договоримся. Но с Тимошенко он уже давным-давно не созванивался. А примерно два-три года назад Черномырдина вообще перестали приглашать на важные кулуарные тусовки с участием первых лиц украинского государства. Деятельность посла свелась к надуванию щёк. Он уже ничего не решал.

Впервые об отставке Виктора Черномырдина заговорили во время «оранжевой революции», осенью 2004 года.

За Черномырдина хлопотал лично Леонид Кучма. Он звонил в Кремль и клялся, что при любых раскладах в российско-украинских отношениях всё будет хорошо и он готов дать этому «личные гарантии». Кучму, песенка которого была уже спета, особо никто не слушал, но за Черномырдина стеной встали и представители российского бизнеса на Украине – покойный Максим Курочкин и Константин Григоришин, и украинские миллиардеры, «завязанные» на России, – Дмитрий Фирташ и Виктор Пинчук, зять президента Кучмы. Прошли сутки, и указ об отставке Черномырдина так никто и не завизировал. Пронесло.

Затем была «газовая война», Внешнеполитические российско-украинские решения стали с тех пор приниматься не столько в МИДе, сколько в московском офисе «Газпрома». Вопреки расхожим слухам к активности государственной газовой корпорации на внешнеполитической стезе Черномырдин не имел вообще никакого отношения. Он неоднократно пытался играть, используя знакомства из прежней жизни, но газпромовские управленцы дистанцировались от посла на Украине. В Киеве всё складывалось ничуть не лучше: на приёмы и званые ужины, организуемые администрацией Ющенко, приглашали кого угодно, только не посла России.

По теме

Тимошенко, всячески увёртываясь от встреч с бывшим благодетелем, вначале время от времени общалась с Черномырдиным по телефону, но затем и вовсе перестала брать трубку. Даже в недолгий период своего пребывания «в оппозиции» Тимошенко встретилась с Черномырдиным один-единственный раз – накануне своей первой, тайной поездки в Москву. Из российской столицы на всё это смотрели сквозь пальцы: было понятно, что рассчитывать на посольство особо не следует, и, поскольку был найден альтернативный инструмент внешнеполитического влияния в виде «Газпрома», Черномырдину уготовили роль свадебного генерала.

Впрочем, в 2006 году судьба снова уберегла его от бесславной отставки, причём дважды – в феврале и июле. Зимой 2006-го в Киеве начались долгие и безуспешные для нас российско-украинские переговоры относительно базирования Черноморского флота в Крыму. Украина настаивала на повышении цены за аренду территории для военной базы. В ответ на это представители российской стороны заявляли, что пересмотр соглашений по базированию Черноморского флота означает нарушение договора, одним из пунктов которого зафиксирован украинский статус Крыма.

В общем, настроена российская сторона была как никогда серьёзно и по-деловому. «Мы ожидали, что после таких напористых и безапелляционных заявлений украинской стороны Россия предъявит претензии по выполнению Большого договора от 1997 года, – поделилась воспоминаниями с корреспондентом «Нашей Версии» руководитель украинских прогрессивных социалистов Наталья Витренко. – Начнётся цепная реакция: на территории России есть украинские объекты – различные здравницы на Кавказе и в Краснодарском крае. По ним Москва в ответ также могла бы предъявить претензии». Переговоры проходили для Украины очень тяжело. Но «личные предложения» и «личные гарантии» Виктора Степановича ситуацию окончательно запутали: стороны просто остались при своём, и Россия не реализовала своего явного преимущества. К слову, тот факт, что Большой договор так и не был пересмотрен, также является одним из сомнительных достижений Черномырдина.

Второй случай произошёл летом того же года. Украина собралась проводить совместные с США военно-морские учения на Чёрном море. В Крыму высадились несколько натовских подразделений, и началось обустройство сразу двух военных баз – под Судаком (постоянной) и неподалёку от Алушты (временной). Если бы не активность гражданских организаций Крыма, возмущённых жителей и пророссийских партий и депутатов Верховного Совета автономии, американцы закрепились бы на полуострове. Попустительство посольства было налицо – Черномырдин не отнёсся к происходящему как к угрозе. Прокол. Вновь заготовили указ об отставке, вновь отправили его на визу в Кремль. И вновь, как полтора года назад, у Черномырдина нашлись защитники.

Кто же придёт на смену Черномырдину? По слухам, решение в Москве на сей счёт уже принято. На место посла прочат и вице-спикера Госдумы Александра Бабакова, и даже Юрия Лужкова с Владимиром Жириновским. Бабаков очень хотел бы стать послом, этого он никогда не скрывал: у него есть свои финансовые интересы на Украине. Такие же интересы есть и у предпринимателя Александра Лебедева, и он тоже не отказался бы от посольского кресла. Но, по всей вероятности, выбор будет сделан между тремя cледующими соискателями.

У основателя и бессменного руководителя Института стран СНГ Константина Затулина есть все задатки для того, чтобы стать послом. В российском руководстве не скрывают, что в идеале в посольском кресле больше всех хотелось бы видеть именно его. Но есть небезосновательное опасение, что в Киеве верительных грамот у Затулина не примут. Неоднократно объявлявшийся на Украине персоной нон грата, депутат слишком настораживает «оранжевых». Говорят, недавняя провокация в Симферополе была устроена против Затулина именно для того, чтобы подчеркнуть его нежелательность в качестве вероятного посла.

Губернатор Московской области Борис Громов также остаётся одним из вероятных кандидатов. Его представление должно было состояться ещё в декабре, но якобы он попросил полгода форы для того, чтобы уладить дела в Московской области. У Громова хорошие шансы стать послом России, но имеется небольшая неувязка. Громов считается партнёром главы городской госадминистрации Севастополя Сергея Куницына, ставленника Виктора Ющенко и человека, известного тем, что он первый из районных руководителей Крыма вывесил над райсоветом жёлто-голубой флаг.

В Крыму такое не забывают, и связи Куницына с Громовым могут показаться подозрительными. Вряд ли сегодня Кремль захочет рисковать, памятуя о провале пятилетней давности.

Самым вероятным преемником Черномырдина эксперты считают замглавы МИД РФ Григория Карасина, известного своей жёсткостью и неангажированностью. Карасину удалось наладить хорошие связи с пророссийскими силами на Украине, он дружит и с регионалами Януковича, и с коммунистами. У «оранжевых» нет формального повода, чтобы отказать ему в приёме верительных грамот. Так или иначе новый российский посол будет действовать намного жёстче предшественника и не станет опираться на сомнительные связи давних времён.

Опубликовано:
Отредактировано: 22.06.2009 11:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх