// // Чем закончится конфликт Грузии и Абхазии в территориальных водах?

Чем закончится конфликт Грузии и Абхазии в территориальных водах?

457

Море волнуется – два!

Независимая на суше Абхазия на море ничего не может противопоставить Грузии 
Фото: ИТАР-ТАСС
Независимая на суше Абхазия на море ничего не может противопоставить Грузии Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Очередное обострение грузино-абхазских отношений может вылиться в новые вооружённые столкновения. На днях президент Абхазии Сергей Багапш заявил, что военно-морской флот республики будет уничтожать все грузинские корабли, нарушающие морскую границу Абхазии. «Я отдал приказ нашим военно-морским силам уничтожать грузинские корабли, нарушающие морскую границу Абхазии. Этот шаг продиктован непрекращающимися пиратскими действиями со стороны Грузии», – пояснил своё решение Сергей Багапш. При этом, по его словам, в данном случае речь идёт именно о военных силах самой Абхазии – прибегать к помощи российских подразделений в республике не намерены. «К сожалению, сегодня можно говорить о грузинских пиратах наравне с пиратами сомалийскими. А подобные действия должны повлечь за собой адекватный ответ», – уточнил лидер республики.

Стоит отметить, что угрозы со стороны абхазского лидера возникли не на пустом месте. Грузия начала задерживать корабли в акватории Абхазии после того, как был принят закон «Об оккупационных зонах», согласно которому Тбилиси может препятствовать контактам любых стран с Южной Осетией и Абхазией.

Всего с начала этого года грузинскими властями было задержано более 20 судов. Однако повод для очередной политической напряжённости появился только на прошлой неделе, когда в Грузии к 24 годам лишения свободы был приговорён Мехмет Остурк, капитан турецкого судна, которое под флагом Панамы везло в Абхазию 2 тыс. тонн бензина и 700 тыс. тонн дизельного топлива. По решению грузинского суда корабль отошёл в пользу Грузии, а его капитан был признан виновным в нарушении таможенных правил в особо крупных размерах и нарушении правил въезда на «оккупированную территорию».

Стоит отметить, однако, что однозначного ответа на вопрос о правомерности или неправомерности действий грузинских властей в данной ситуации не существует. С одной стороны, согласно Конвенции ООН по морскому праву каждое государство имеет право устанавливать ширину своих территориальных вод в пределах 12 морских миль. Однако поскольку суверенитет Абхазии не признан мировым сообществом, 12-мильная зона, прилегающая к абхазскому побережью, формально может считаться грузинскими территориальными водами. И согласно закону о морском пространстве Грузии пограничники имеют право «принимать все необходимые меры с целью пресечения или предотвращения» нарушений «суверенных прав и юрисдикции Грузии». На заявление абхазского президента грузинские власти отреагировали достаточно резко. «Багапш является преступником, и на его заявление должна реагировать прокуратура. Преступники должны сидеть в тюрьме, и это обязательно так и будет», – заявил глава МИД Грузии Григол Вашадзе. Однако вероятность того, что обе стороны действительно будут готовы перейти от слов к делу, достаточно мала. Примечательно, что косвенно это признают даже сами грузинские власти, уже успевшие заявить о том, что данная ситуация происходит не без ведома Москвы, недву-смысленно давая понять, что практическую реализацию данные угрозы могут получить только в том случае, если Москва подключится к силовому решению вопроса. «Все эти заявления со стороны незаконного режима в Абхазии продиктованы из Москвы. После оккупации Абхазии на суше Россия хочет установить контроль над грузинской морской акваторией», – заявил зампредседателя парламента Грузии Паата Давитая.

В самой Москве трезво относятся к заявлению грузинской стороны. В российском МИДе отмечают, что пока стороны ограничиваются лишь громкими заявлениями, однако говорить об обострении ситуации явно преждевременно. Вместе с тем президент РФ Дмитрий Медведев ещё раз недвусмысленно подчеркнул, что Россия не намерена менять свою позицию в отношении признания государственного суверенитета Абхазии и Южной Осетии. «В августе 2008 года Россия приняла непростое, но ответственное решение. Оно гарантировало право Республики Абхазия на самоопределение, свободное и независимое развитие, положило начало новому этапу в её истории. Особо подчеркну – наша позиция носит окончательный характер и не подлежит пересмотру», – говорится в послании Дмитрия Медведева Сергею Багапшу.

По теме

ВЕРСИЯ ПЕРВАЯ: Мировое сообщество признает суверенитет Абхазии

Важно заметить, что очередное обострение в отношениях Грузии и Абхазии наступило именно в конце августа – в то время, когда международная комиссия по расследованию августовских событий 2008 года (так называемая комиссия Тальявини) должна была обнародовать результаты своей работы. По слухам, результаты расследования были готовы ещё в августе этого года, однако с их обнародованием решили несколько повременить – дабы они не пришлись аккурат на годовщину событий 2008 года. Очевидно, что в настоящее время прошлогодние антироссийские настроения в мировом сообществе кардинально изменились: сегодня всё чаще звучат заявления о том, что решение будет принято не в пользу Михаила Саакашвили. «Представление европейских политиков, экспертов и многих западных журналистов о конфликте в Южной Осетии за тот год, что прошёл с событий августа 2008 года, несомненно, изменилось. Они просто не могут себе позволить оставаться на прежних позициях после того, как были представлены неопровержимые факты и доказательства о тех пяти днях войны», – отмечает депутат Европарламента от Латвии Татьяна Жданок. Очевидно, что в этой связи любые агрессивные действия или заявления грузинской стороны будут только ещё больше дискредитировать грузинского лидера Михаила Саакашвили.

Вероятность: 30%

ВЕРСИЯ ВТОРАЯ: Новые столкновения неизбежны

За последнее время репутация президента Грузии Михаила Саакашвили серьёзно пострадала не только на мировой арене, но и внутри его собственной страны. Очевидно, что грузинский лидер оказался в достаточно сложном положении: начать полномасштабные военные действия он не может, козырей для оказания дипломатического давления у него также нет. Международное право – сегодня единственная соломинка, за которую может хвататься грузинская сторона, ведь формально оспорить тот факт, что корабли, задержанные грузинскими властями, действительно вторгались в территориальные воды страны, достаточно сложно. В этой связи Тбилиси открывается довольно широкий простор для создания мелких провокационных инцидентов, которые в итоге могут привести к тому, что Москва будет вынуждена вести диалог с позиции силы.

Однако вероятность такого развития событий крайне мала, поскольку чем активнее грузинская сторона ведёт свою провокационную деятельность, тем сильнее становятся позиции России в этом конфликте. «В Европе признают, что войну с Южной Осетией начала Грузия», – констатирует уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин. Ввязаться сейчас в вооружённый конфликт для России означало бы фактически признать правоту Михаила Саакашвили.

Вероятность: 20%

ВЕРСИЯ ТРЕТЬЯ: Всё ограничится громкими заявлениями

Несмотря на то что за последний год ситуация развивается по выгодному для Абхазии и Южной Осетии сценарию, говорить о том, что вот-вот в конфликте будет поставлена последняя точка, пока рано. Действительно, сегодня симпатии мирового сообщества оказываются не на стороне Грузии. Да, вероятность того, что итоговый доклад «комиссии Тальявини» будет не в пользу Михаила Саакашвили, крайне велика. Всё это, однако, ещё не означает, что суверенитет Абхазии и Южной Осетии будет признан. Такое решение оказывается слишком уж неудобным: ведь в этом случае Европе и Америке автоматически придётся признать, что в августе прошлого года они оказывали официальную поддержку агрессору.

Фактическая нерешённость этого вопроса позволит Грузии ещё достаточно долго проводить обмен дипломатическими «любезностями» с Абхазией и Южной Осетией. Вместе с тем сомнительно, что хотя бы одна из угроз будет реализована на практике. Морской флот и Грузии и Абхазии откровенно слаб, так что вести военные действия противникам сегодня просто нечем. Однако в случае вступления в конфликт Москвы Грузия оказывается в явном проигрыше. Косвенным подтверждением того, что ситуация скорее всего ограничится лишь публичными обвинениями, могут служить и официальные заявления грузинских властей. Глава аналитического управления МВД Грузии Шота Утиашвили не скрывает, что грузинские корабли сегодня не ходят в зону, которая де-факто считается территориальными водами Абхазии. А на вопрос о том, каковы будут действия Тбилиси, если абхазская сторона по каким-либо причинам всё же потопит грузинский корабль, Утиашвили прямо заявил: «Пока не знаю, посмотрим потом».

Вероятность: 50%

Опубликовано:
Отредактировано: 07.09.2009 11:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх