// // Центробанк начал отслеживать слишком щедрых банкиров после краха банка «Пушкино»

Центробанк начал отслеживать слишком щедрых банкиров после краха банка «Пушкино»

792

Процент с бесплатного сыра

Фото: Коммерсантъ
Фото: Коммерсантъ
В разделе

Со 2 октября 2013 года ЦБ получил право ограничивать ставки по вкладам, если, по его мнению, действия кредитной организации нанесли вред вкладчикам. Регулятор имеет право ограничивать ставку и запрещать открывать банковские счета физлицам, если в деятельности кредитной организации обнаружены признаки высокой вовлечённости в проведение сомнительных операций. При этом сам регулятор не скрывает, что под подозрение попадают банки, депозитные ставки которых на два процентных пункта превышают среднюю ставку топ-10 банков страны. По словам зампреда ЦБ Михаила Сухова, на конец сентября это ставка выше 11% годовых и предлагали такие депозиты 192 банка. «Банк России уделяет повышенное внимание анализу финансового состояния и деятельности всех данных банков», – заверил Сухов.

О своевременности такого контроля можно судить уже по тому, что даже такая мягкая угроза заставила многиe банки снизить ставки на 1–1,5%. По данным ЦБ, если в марте средняя максимальная ставка по вкладам в крупнейших кредитных организациях составляла почти 10%, то сейчас она опустилась до 8,6%. И хотя ЦБ недавно обретённым правом ещё ни разу не воспользовался, в октябре о снижении ставок по вкладам свыше 11% годовых объявили Торговый городской банк, Росинтербанк, Бенифит-Банк, Джей энд Ти Банк, Плюс Банк, банки «Новопокровский», «Ростфинанс», «Уралсиб», «Воронеж», Кроссинвестбанк, Флексинвест Банк, «Банкирский Дом», Банк проектного финансирования и ОТП Банк.

В то же время те банки, которые больше всего заинтересованы в привлечении средств от населения, понижать ставки не спешат, но скорее всего и повышать их уже точно не будут.

Дело не в щедрости банкиров

Тут стоит понять, почему росли ставки по депозитам. Дело вовсе не в щедрости банкиров, а в европейском кризисе.

До 2008 года бизнес большинства российских банков был устроен очень просто. Банк брал кредит в европейских банках – как правило, под 2–3% годовых, редко под 4%. Затем эти деньги давались в кредит уже российским заёмщикам: предприятиям и гражданам под двузначные проценты. И хотя банкиры уверяли, что их профит составляет жалкий 1%, верилось в это примерно так же, как в то, что девелопер, за несколько лет сколотивший миллиардное состояние, строит с рентабельностью в 10%.

Однако после кризиса 2008 года «европейская качалка» прекратила работу. Поначалу банкам удавалось выживать на государственных вливаниях: хотя льготные кредиты ЦБ давал считанным банкам, в основном государственным, всё же ликвидность распространялась по всему рынку.

По мере улучшения ситуации программы государства сворачивались, но тут подоспел другой источник: граждане, натерпевшись в кризис страху, бросились навёрстывать упущенное. Потребительская активность росла бешеными темпами. Банки быстро соорентировались и наперебой начали предлагать так называемые товарные кредиты, то есть кредиты под крупные покупки.

Стоит признать: их условия далеко не всегда были грабительскими. Вернее, далеко не всегда грабёж был заметен глазу. К примеру, магазин объявлял продажу в рассрочку на полгода предпоследней модели модного смартфона или планшета. Вроде бы всё честно: нулевые проценты по кредиту, модель предпоследняя, значит, магазин просто освобождает место для новых поступлений... Однако, если покопаться, выяснялось, что в интернет-магазине, к примеру, этот же гаджет продаётся на 20% дешевле. То есть в реальности покупатель взял кредит у банка в 40% годовых.

При столь бешеном Что объяснимо: экономика тормозит, оптимизма у населения всё меньше, денег тоже – в том числе потому, что приходится платить по взятым кредитам. Да и сам «потребительский навес» снят: все, кто хотел купить айпад, телевизор, телефон или шубу, уже сделали это. А между тем подошло время платить по счетам: ведь щедрые ставки давались на депозиты со сроком минимум год, а то и три-пять лет.

По теме

Пушкино горе

Тревожный звоночек прозвенел в сентябре, когда обанкротился подмосковный банк «Пушкино». 30 сентября ЦБ отозвал у него лицензию, а объём страховых выплат вкладчикам «Пушкино» станет крупнейшим в практике Агентства по страхованию вкладов (АСВ) – 20,2 млрд рублей. Решение об отзыве лицензии регулятор принял в связи с неисполнением банком ряда законов, а также предоставлением недостоверной отчётности. Вкладчикам (а их у банка около 61 тыс.) суммы до 700 тыс. рублей или эквивалента в валюте будут возмещаться на 100%. Сверх этой суммы придётся взыскивать в ходе банкротства с кредиторами первой очереди – но, как уже подсчитано, им достанется не более 70% от вложенного.

Банк «Пушкино» – прекрасный пример того, что происходит и будет происходить с нашими банками.

С первого взгляда банк производит неплохое впечатление: входит в 200 крупнейших банков России, что для регионального банка неплохо, среди владельцев – известный адвокат Александр Добровинский.

А между тем по состоянию на 1 сентября 2013 года объём вкладов физлиц в банке составлял 23,9 млрд рублей при активах в 31 млрд рублей, то есть вклады составляли более 75% активов банка. Обычно, если доля вкладов в банке превышает 40%, это привлекает повышенное внимание регулятора.

В отношении банка «Пушкино» Центробанк не раз вводил меру по ограничению на приём вкладов физлиц. Такое ограничение, в частности, действовало с начала лета и в конце августа было продлено. Достаточность капитала банка на 1 сентября была близка к минимально допустимому значению – 10,12%.

Мог ли знать об этом рядовой гражданин, которому банк предлагал 11,05% годовых за депозит на срок в 541 день? Нет, не мог, потому что такая информация рядовому потребителю недоступна. Он видит только, что есть свой, местный банк, хозяева которого – известные люди, а сам банк работает с 1990 года. А вот ЦБ знал. Недаром он приостанавливал приём вкладов. Знал – и молчал. Спрашивается – почему?

Русская рулетка

Рядовому вкладчику практически невозможно оценить надёжность банка, признают эксперты. Традиционно советы потребителю ограничиваются рекомендацией иметь дело с банками, входящими в топ-50 и не вкладывать в один банк более застрахованных 700 тыс. рублей (со следующего года – миллион). Однако далеко не всегда эти рекомендации выполнимы.

Во-первых, банк из числа первой полусотни может и не иметь своего отделения в отдалённых регионах: там, как правило, выбор есть между монстрами-банками с государственным участием и местными банками, в число крупнейших не входящими.

Во-вторых, можно, конечно, в этом случае положить деньги в банк, в акционерах которого – государство. Вот только беда – его ставки будут отличаться на два-три процентных пункта от ставок регионального банка. А это уже очень чувствительно.

В-третьих, вкладчик рассуждает так: риск небольшой, государство гарантирует, что в любом случае останусь «при своих», зато выигрыш-то какой! Увы, есть подозрение, что с выигрышем получится не у всех.

Тот же банк «Пушкино» привлекал вклады с существенным условием – выплата процентов производится после окончания срока депозита. То есть через 1,5 года. И далеко не факт, что получить эти деньги сумело какое-то значительное число вкладчиков. Большинство их сейчас отстаивают огромные очереди в банки, взявшиеся за страховые выплаты. Что, кстати, создаёт огромные проблемы клиентам уже этих банков.

Стоит признать: игра в «русскую рулетку» ещё и потому так популярна, что граждане помнят, как их соседи вкладывали деньги весной 2009 года под сумасшедшие проценты, доходившие до 20%, и не прогадали. В худшем случае банк досрочно разрывал договор, выплатив 20% годовых за первый год (обычно тогда договоры заключались на один–три года). В лучшем – вкладчик получал до 60%! О том, что тогда выплаты пришлись на бум кредитования, а сейчас на его спад, большинство даже не догадывается.

Однако тут как раз тот случай, когда ЦБ может и должен разъяснять: граждане, вы в реальности не высокие проценты получите, а дадите свои деньги банку надолго и бесплатно. И ещё настоитесь в очередях для того, чтобы их вернуть. Это не говоря о том, что регулятору неплохо бы и власть проявить, благо теперь она у него имеется.

Увы, пока всё остаётся по-прежнему. Крах банка «Пушкино» высветил проблемы, но никто не обратил на это ни малейшего внимания. Банки, конечно, несколько поумерили свои аппетиты, но сказать, что, снизив ставку с 12,5% до 11%, банк стал устойчивее, нельзя. Да и не все снизили ставку: у многих ставка по депозитам продолжает оставаться даже выше 12%: например, в Национальном банке развития бизнеса, Русском земельном банке. По долларовым депозитам сейчас отличается банк «Югра», обещающий до 8%. А вкладчики «Пушкино», ещё стоя в очередях, признаются, что положат деньги снова на депозит, какой повыше. «Русская рулетка» продолжается, барабан крутится, курок взведён.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.10.2013 15:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх