// // Богатые нефтью страны Персидского залива не принимают беженцев из Сирии

Богатые нефтью страны Персидского залива не принимают беженцев из Сирии

2003

Куда податься сирийцам

Богатые нефтью страны Персидского залива не принимают беженцев из Сирии
В разделе

Призывы к богатым нефтью странам Персидского залива приютить большее количество сирийских беженцев будут звучать все чаще. В самом арабском мире мнение, что они делают недостаточно, широко распространено. Эти страны, однако, в действительности - не самое подходящее место для ищущих убежища сирийцев, даже несмотря на кажущуюся культурную близость.

От террористов и бомбежек

Широко распространено мнение, что Саудовская Аравия, крупнейшая из стран Персидского залива, не рада беженцам. Набиль Осман, региональный представитель УВКБ ООН в регионе Персидского залива, заявил, что в стране около 500 тыс сирийцев. Саудовская Аравия, как и все страны Персидского залива, не является участником Конвенции ООН о беженцах, так что эти переселенцы официально не имеют статуса беженцев.

Многие скажут, что цифры, приведенные Османом, слишком малы для Саудовской Аравии, где численность населения составляет почти 31 млн, особенно учитывая роль в финансировании и вооружении одной из сторон конфликта. Ливан принял 1,3 миллиона беженцев - более чем четверть своего населения.

Есть причины, однако, почему Саудовская Аравия не пускает больше людей, и почему Объединенные Арабские Эмираты предпочитают оборудовать и поддерживать лагеря беженцев в других странах, близких к сирийским границам.

Подавляющее большинство перемещенных сирийцев - мусульмане-сунниты. Из жалких 1519 сирийцев, которых США приняли в 2011 году, 1415 были суннитами. Население Саудовской Аравии также преимущественно сунниты. Однако есть одно «но»: многие суннитские районы Сирии послужили базой для террористического «Исламского государства», которые ВВС Саудовской Аравии и ОАЭ помогают бомбить. «Исламское государство» враждебно к саудовскому режиму, которому не важно, бегут ли беженцы от террористов или бомбежек.

Боязнь пришельцев

Межконфессиональные трудности уже появились в мусульманских странах, которые были открыты для перемещенных сирийцев, нарушая часто хрупкие этнические и религиозные балансы. В Турции сирийцы первоначально селились в провинции Хатай, где проживает алавитское меньшинство. Местные алавиты не приветливы, и турецкому правительству пришлось приложить немало усилий, чтобы переселить беженцев. В другом регионе стало ясно, что местное христианское меньшинство боится пришельцев. Курдские беженцы, которые, как и большинство турок, являются суннитами, настаивали на направлении беженцев в районы с большим курдским населением. В общем, чем дольше беженцы оставались, тем больше местные жители возмущались их присутствием и воспринимали их как угрозу.

В Ливане, где баланс между суннитами и шиитами особенно шаток, власти боятся дальнейшего его смещения в пользу суннитов, учитывая склонность ополченцев-шиитов Хезболлы (запрещенная в РФ террористическая организация) бурно реагировать на любую провокацию. В настоящее время существуют визовые ограничения для вновь прибывших. Кроме того, уже находящиеся в Ливане сирийцы сталкиваются с проблемами при обновлении вида на жительство.

Мелкие различия политики и веры

В Египте, который первоначально приветствовал сирийцев, режим президента Ас-Сиси подозревает беженцев в связях с экстремистскими братьями-мусульманами, которых Сиси поклялся искоренить. Из-за этих подозрений попасть в страну стало сложнее, а кроме того, начались депортации.

По теме

В странах Персидского залива потенциальные проблемы осложняются уже имеющимися проблемами экспатриантов: в некоторых из них работники из соседних арабских государств, Индии и Юго-Восточной Азии, уже превосходили по численности коренное население.

Для этих стран дальнейший рост числа иностранцев увеличивает вероятность политической, этнической и сектантской напряженности.

Мелкие различия политики и веры, которые часто не видимы для Запада, играют большую роль на Ближнем Востоке. Они становятся причиной войн, которые так же разрушительны, как и сложны для понимания их причины.

Сирийцы не чувствуют себя желанными гостями в Саудовской Аравии и других государствах региона и, следовательно, не хотят отправляться туда.

Европа разрабатывает работоспособную систему квот для беженцев. Многие, в конечном итоге, будут направлены в страны, где они никогда не смогут жить, например, в Болгарии или Литве. Это, тем не менее, имеет смысл, гарантируя, что беженцы не попадут в страны, где их присутствие может превратить неустойчивое равновесие в хаос.

В Европе многие противники миграции говорят, что мусульмане приносят с собой свои войны и распри. Но даже несколько миллионов мигрантов, распределенных по ЕС, будут составлять менее 1% от общей численности населения, и очень немногие местные жители будут принимать участие в таких конфликтах. Джихадисты, прикинувшиеся беженцами, могут, конечно, проводить теракты, но такой риск существует всегда. Кроме того, политические и гуманитарные практики в западных обществах, а также более равномерное распределение богатства, оказывают успокаивающее действие. Исследования показали, что мигранты первого поколения в США совершали меньше преступлений, чем местные жители.

Было бы неплохо, если бы государства Персидского залива шире открыли свои двери для беженцев из Сирии. Однако европейцы и американцы не должны пытаться переключить внимание на безразличие нефтяных государств и снижать собственные усилия.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.09.2015 17:16
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх