// // Боевой генерал вернулся к армейской службе

Боевой генерал вернулся к армейской службе

1429
3
В разделе

В начале декабря в средства массовой информации просочились сведения о намерениях министра обороны России генерала армии Сергея Шойгу, изменить многое из того, что «нареформировал» его предшественник.

Прежде всего, вместо «эффективных менеджеров», Сергей Шойгу вернул к управлению армией генералов, имеющих опыт масштабных и длительных боевых действий, и одновременно пользующихся большим авторитетом у военнослужащих.

В российской армии, вообще, не так много генералов, пользующихся почти всеобщим уважением и признанием. Свой авторитет они оплатили личным мужеством, бережным отношением к солдатам и победоносными боевыми операциями. Это такие генералы стратегического уровня руководства, как Валерий Герасимов, Аркадий Бахин, Владимир Чиркин, Виктор Бондарев, Владимир Шаманов и ряд других. Как и подобает боевым генералам, все они прошли через горячие точки, и показали себя грамотными, успешными военачальниками. В управлении Вооруженными Силами роль этих боевых генералов резко возросла: они получили новые должности или новые возможности влиять на процесс построения армии.

Наметился и дифференцированный подход к структуре армии, в зависимости от ситуации, в которой ей приходится, или придется, действовать.

Серьезные изменения, если верить этой информации, должны произойти на одном из важнейших стратегических направлений – в Восточном военном округе. Утверждается, что будут изменены принципы базирования войск округа, которые предыдущий министр обороны так «привел в соответствие с экономической целесообразностью», что едва ли не оставил беззащитной всю российско-китайскую границу.

По-видимому, назад будут возвращены и дивизии, которые были переформированы в бригады. Конечно, бригады мобильней дивизий, но для Восточного военного округа в приоритете мощь, и тут бригады не могут тягаться с дивизиями.

Восточный военный округ стратегически очень важен для России. В зоне его ответственности сплетается множество геополитических интересов ряда крупных стран и тлеющие конфликты разного масштаба. Зона ответственности Восточного округа - это очень сложный «театр военных действий», причем, в перспективе, там ожидается только нарастание количества очагов напряженности, обострение конфликтов и угроз. Именно поэтому основной из программ российского руководства является развитие Дальнего Востока и сдерживание уровня угроз на этом направлении. В этих условиях, политическое и военное руководство встало перед необходимостью серьезного кадрового укрепления руководства округом.

Видимо, совсем не случайно в Восточный военный округ, после отбытия оттуда к новому месту службы – на командование Западным Военным округом – генерала Анатолия Сидорова начальником штаба был назначен генерал-лейтенант Сергей Суровикин, имевший, к тому времени, опыт руководства штабом соседнего – Центрального Военного округа, где многие вопросы решал совместно с Сидоровым. Кроме того, он, пожалуй, стал едва ли не «ведущим кризисным управляющим» в армии – за последние годы генерал Суровикин там, где требуется быстро и качественно восстановить разрушенное или создать нечто новое. Так было и с восстановлением работоспособности ГОУ Генштаба после полугодового отсутствия там руководства, и с созданием Военной полиции, которая начала работу в войсках по всей стране, и где, как многие считали, он должен был занять место начальника.

По теме

Срочной телеграммой генерал Суровикин был откомандирован в Восточный округ, где немедленно включился в работу команды одного из самых опытных командующих округами в стране – адмирала Константина Сиденко.

Адмирал Сиденко прошел все ступеньки военной карьеры, начав ее на атомной подводной лодке, и продвинувшись до командира дивизии подводных лодок, а затем и начальника штаба эскадры подводных лодок. Закономерно, что, успешно справившись с руководством этой важнейшей части ядерной триады России, Константин Сиденко стал Командующим Балтийским, а затем и Тихоокеанским флотом. Это автоматически подразумевает наличие у адмирала Сиденко огромной ответственности, стратегического мышления и отличных организаторских способностей. Перевод Начальника штаба Восточного округа – сухопутного генерала Сидорова, имевшего опыт войны в Афганистане и Чечне, в Западный округ, требовал назначения на его место военачальника не меньшего масштаба.

Назначение Сергея Суровикина на должность первого заместителя командующего Восточным военным округом-начальника штаба округа вызвало бурю обсуждений среди военной, и не только общественности и породило немало слухов – как же так, генерал, целый год занимавшийся созданием военной полиции, вдруг, на завершающем этапе, вместо руководства Военной полицией, переведен служить обратно «в войска»?

Сергей Суровикин – настоящий боевой генерал. Боевую службу начал еще в Афганистане, а затем воевал уже в постсоветских «горячих точках» - Таджикистане и Чечне. Имеет 11 боевых наград, среди которых 5 боевых орденов. Его сослуживцы особо отмечают, что при выполнении боевых заданий он нередко рисковал собственной жизнью, но при этом всегда крайне бережно относился к личному составу – о множестве таких эпизодов можно прочитать на сайте ветеранов 42-й мотострелковой дивизии, которой командовал Сергей Суровикин по время войны в Чечне http://42msd.ru/ .

В 2008 году Главное оперативное управление (ГОУ) накануне войны с Грузией осталось без начальника, был уволен его многолетний руководитель Александр Рукшин из-за разногласий с министром обороны Анатолием Сердюковым – и это крайне негативно сказалось на первом этапе войны, ведь ГОУ – ключевое подразделение Генштаба. Когда началась война, по личной просьбе Владимира Путина Рукшин ненадолго вернулся к исполнению этих обязанностей, но после окончания войны ушел окончательно. В результате длительное время ГОУ оставалось без начальника и начало постепенно разваливаться. Положение дел здесь стало крайне нестабильным, и тогда его начальником был назначен Сергей Суровикин. В короткие сроки ему удалось восстановить боеготовность ГОУ, а после этого, все наладив, он вернулся в войска – сначала стал начштаба в Приволжско-Уральском военном округе, а затем – в Центральном.

Затем, через несколько лет, во весь рост встала проблема создания военной полиции – разговоров о ней было много, и длительное время, а вот дела – мало. И вновь на это дело призвали Суровикина. Ведь именно он сочетает в себе целый ряд качеств, необходимых для этого – знает армию снизу доверху, последовательно пройдя все армейские должности, имеет боевой опыт, отличается стратегическим мышлением, ну и генерал, наконец, - человеку с меньшим званием такое точно поручить нельзя. И что совсем уж уникально для военного с таким набором данных – военным юристом Суровикин не является, а вот юридическое образование имеет. За год генералу Суровикину удалось осуществить все подготовительные работы и военная полиция, де факто, приступила уже к работе в войсках.

И тут возникли серьезные задачи государственной важности в Восточном военном округе. Нет оснований сомневаться, что и с этим делом Сергей Суровикин успешно справится – справлялся же с не менее сложными задачами и до этого.

Боевые офицеры и генералы отличаются повышенной требовательностью не только к подчиненным, но, прежде всего, к самим себе. Характер боевого офицера наглядно проявился в истории с погашенной «судимостью генерала Суровикина». С помощью этой - погашенной в 1995 году - судимости противники Сергея Суровикина пытались дезинформировать общественность. Их не смущало, что судимый за реально совершенные преступления генерал не прошел бы согласований ни на должность начальника Главного оперативного управления (ГОУ) Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации, ни на должности начальника штаба нескольких военных округов. О том, что, вплоть до начала «нулевых» годов, если человек явно был невиновен, но уже фигурирует в деле, – ему назначали заведомо небольшое наказание, и почти сразу вслед за этим погашали судимость (и невиновного человека не наказывают, и отчетность улучшается) – они также предпочитали «не помнить».

По теме

Суровикин, оставшись недовольным таким решением суда (ведь даже согласно не столько юридическим понятиям, сколько общественным, судимость, пусть и погашенная, все же была – и это при том, что он вообще не нарушал закона) снова подал в суд. Он сделал это, когда недоброжелатели решили сыграть на якобы имевшихся в его биографии фактах судимости, игнорируя то, что и Конституция РФ, и Уголовный кодекс прямо говорят, что погашенная судимость ликвидирует все последствия, связанные с ней. И тогда состоялся второй суд, который принял решение полностью отменить первый приговор. Опять-таки, с юридической точки зрения, это означает, что судимости вообще не было! Вот копия решения этого суда, которая оказалась в распоряжении нашей редакции.

Остается еще один вопрос, который интересовал нас и, наверняка, интересует наших читателей – почему генерал-лейтенант Сергей Владимирович Суровикин обратился в суд, который, в итоге, принял решение: «Приговор военного суда Московского гарнизона от 26 сентября 1995 года в части осуждения Суровикина Сергея Владимировича по ст. 17 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР отменить и производство по уголовному делу прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деяниях составов преступлений» (цитата по имеющемуся в нашей редакции Постановлению Президиума Московского окружного военного суда), лишь спустя столько лет и почему не сделал этого раньше?

С неимоверным трудом нам удалось разыскать телефон генерала и связаться с ним, чтобы задать этот вопрос. Сергей Владимирович Суровикин, налаживающий вместе с Командующим - адмиралом Константином Сиденко работу в Восточном военном округе, в соответствии с новыми задачами, был явно занят и не особо расположен к общению с журналистами. Однако, несмотря на наше вмешательство в его напряженный график, был сдержан и даже вежлив. Ну, как минимум, вежлив для очень занятого срочным делом военачальника. Впрочем, мы не в обиде – понимаем, что оторвали генерала Суровикина от государственных дел.

На заданный нами вопрос Сергей Владимирович пояснил: «Для меня эта тема была закрыта еще в 1995-м. Следствие разобралось в деле, установило мою невиновность, мне принесли извинения и погасили судимость. То недоразумение, с тех пор, мне никак не мешало ни жить, ни служить. С чего бы мне о нем вспоминать? Но, как только меня назначили старшим рабочей группы по созданию Военной полиции, отдельные граждане стали спекулировать на том давнем факте и очернять мою честь и достоинство. А это для меня недопустимо. Пришлось обратиться в суд и, как говорится, окончательно расставить все точки – решение суда об осуждении было отменено, в связи с отсутствием в моих действиях состава преступления, предмета спекуляций больше нет».

Данный текст был

опубликован на сайте www.kp.ru

Сергей Мезенцев
Опубликовано:
Отредактировано: 27.12.2012 16:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх