// // 200-километровые пробки – стандарт для зимней России

200-километровые пробки – стандарт для зимней России

401

Национальное стояние

3
В разделе

В середине прошлой недели начальник главного управления МЧС России по Тверской области Арсен Григорян подвёл итоги затора на трассе М10. 25 часов 120-километровый отрезок едва ли не главной в России дороги был полностью обездвижен. «Наша Версия» разобралась с причинами коллапса и выяснила, на каких трассах возможно повторение кризисной ситуации.

От начала великого стояния до практически полной нормализации ситуации прошло почти трое суток. Длина пробки, по разным данным, составила от 55 километров (данные МВД) до 200, то есть треть всей трассы (сообщения ряда СМИ и очевидцев).

Информация о происходившем внутри затора поступала самая разноречивая. Кто-то передавал, что водители и пассажиры брошены на произвол судьбы, что никакие спасатели до пленников М10 не доехали и те едва ли не голодают. Другие сообщали, что видели сотрудников МЧС с гуманитарной помощью – бутербродами и горячими напитками. Так или иначе, жители близких к трассе населённых пунктов – Клина, Твери, Торжка – самоорганизовались (чему россиян научили сперва лесные пожары, затем наводнение в Крымске) и наладили не зависимую от государства поставку продуктов питания застрявшим водителям и пассажирам. Причём среди добровольцев были и такие, кто успел ощутить суть «стояния» на себе.

«Жена добиралась 8 километров до работы 5 часов, а я успел пешком к ней сходить и напоить горячим кофе. А в эту же ночь мы оказались в пробке на М10, но только как волонтёры... Закупились едой, водой, сигаретами, вытрясли всё из холодильников, сварили картошечки и яичек и отправились в путь...» – поделился своим опытом в социальной сети «В контакте» Валерий из Козлограда. Волонтёры также информировали людей о том, где находятся пункты помощи МЧС. Вдоль многокилометровой пробки развернули полевые кухни, медики установили круглосуточные дежурства. Сообщалось, что дальнобойщики на разных концах трассы переговариваются друг с другом по рации, а в день машинам удаётся проехать не более 7 километров.

Помимо примеров гражданского героизма и сознательности – добровольцев, пришедших на помощь людям в чрезвычайной ситуации, – трёхдневная пробка подарила новостям и яркие картины «тёмной стороны» российского общества. Так, социальные сети кишели сообщениями о желающих поживиться на чужой проблеме спекулянтах. Говорили, что .

Самыми виноватыми оказались водители

В минувшую среду заместитель главы МЧС России Павел Плат отправился в Санкт-Петербург с инспекционной поездкой. По земле, то есть по той самой злосчастной трассе.

«Мы проехали участок дороги от Москвы до Вышнего Волочка, мы обгоняли многотонные фуры посередине дороги, скажу вам, «на грани фола». За весь отрезок трассы я увидел всего четыре машины, которые очищают трассу», – заявил заместитель министра. Резюме выступления: изменить подход к работе и работать «на предупреждение». Также Плат потребовал срочно расчистить всю трассу М10 от снега и держать обстановку на ней на постоянном контроле. Он уточнил, что не занимается поиском виновных, но хочет выработать ряд мер, которые позволят избежать повторения коллапса.

По теме

Дмитрий Волков, директор «Дороги «Россия» М10, М9», в свою очередь, поспешил напомнить комиссии МЧС, что дорога старая, ей 250 с лишним лет, а только за последние три-четыре года интенсивность грузоперевозок по трассе возросла на 40%.

Несколько ранее в сообщении МВД помимо отсылки к погодным условиям говорилось, что «также одной из причин заторов является недисциплинированность некоторых водителей большегрузных автомобилей, которые неправильно выбирают места для остановок с целью приёма пищи, ремонта и отдыха».

Затем на специально созванном для обсуждения случившегося на М10 заседании высказался вице-премьер Дмитрий Рогозин. Его критика в общем и целом касалась водителей-дальнобойщиков: «Дальнобойные машины, которые пересекают территорию страны с 1 ноября по 1 апреля, должны быть оборудованы зимней резиной. А некоторые тяжёлые, когда они преодолевают препятствия, подъёмы, спуски, в том числе должны иметь и цепи», – заявил вице-премьер. Другим его предложением было в случае экстренных ситуаций использовать для расчистки дорог инженерные войска.

Дальнобойщики не хотят менять резину

Сразу же после озвученного Рогозиным предложения обязать дальнобойщиков использовать зимнюю резину пресса переполнилась критическими, а порой и возмущёнными комментариями водителей. Если верить их словам, вице-премьер едва ли понимал, о чём говорил: потому что, по словам дальнобойщиков, зимней резины для грузовиков вообще не существует как таковой – она слишком мягкая, чтобы выдерживать многотонные грузы. Есть, конечно, и та, что держит, но её слишком мало и она слишком дорогая, чтобы все водители смогли на неё перейти. Это во-первых. Во-вторых, российские дальнобойщики за время рейса зачастую сменяют несколько климатических зон. И въезд на зимней резине в зону, где дороги сухие, по их словам, куда опаснее поездки на обычных колёсах в заснеженной полосе.

«Рогозин после этого совещания уже поправился – мол, не так поняли, не так сказал, – отметил в беседе с «Нашей Версией» глава профсоюза дальнобойщиков России Валерий Войтко. – Оказалось, что в его понимании зимняя резина – это наличие цепей противоскольжения на грузовиках. И эти цепи, если брать от Европы до Дальнего Востока, используют только на тех участках, где они действительно необходимы. В Австрии – в Альпах. В Норвегии – во фьордах во время снегопадов». При этом Войтко отметил, что в Европе никому не приходит в голову использовать эти цепи при езде на автобанах – потому что там, по словам главы профсоюза дальнобойщиков, «дороги чистят». Езда же с этими устройствами по обычной асфальтовой трассе не даст ничего, кроме очень быстрого приведения дороги в непригодное состояние, поясняет Войтко. Поэтому что цепи противоскольжения, что зимняя резина – предложения, с его точки зрения, абсолютно идентичные в степени своей бессмысленности.

«Речь должна идти не о водителях, а о должном содержании и эксплуатации автомобильных дорог. На М10 дело было не в резине – автодорожники просто не справились с ситуацией. А сейчас ищут оправдания. При прогнозе на интенсивный снегопад уборочная техника должна была заранее стоять возле трассы», – подвёл итог Валерий Войтко.

Россия стоит каждую зиму, но обычно вдалеке от Москвы

Надо сказать, что резонанс вокруг пробки на М10 возник во многом из-за её близости к Москве.

Например, в прошлом году две федеральные трассы (М55 и М53 «Байкал») были закрыты в Иркутской области; междугородние автобусные рейсы были отложены – и пассажирам приходилось сутками ждать в здании автовокзала. Также очень плохая проходимость в 2011 году была на другой трассе федерального значения – М54 «Енисей», которая идёт от Красноярска до границы с Монголией. И действительно, федеральные СМИ пренебрегали информацией об этих проблемах – Москва не волновалась.

Вот ещё несколько примеров мощнейших заторов, которые появлялись на просторах нашей родины в последние три года.

Декабрь 2010-го – январь 2011 года

Из-за сильного снегопада в конце декабря 2010 года встала федеральная трасса М5 «Урал» Уфа – Самара. Происходившее очень напоминало события прошлой недели: трассу вовремя не расчистили, началась пробка и на трассе оказались «заперты» около тысячи грузовиков. В течение нескольких дней машины не могли сдвинуться с места. О длине затора информация, как водится, разнилась – в официальных сводках говорилось о 100 километрах, очевидцы заявляли о 250. Водителям не хватало еды и воды. Были ли добровольцы-волонтёры на трассе «Урал», неизвестно; весьма вероятно, что нет, и дальнобойщикам пришлось очень и очень худо. Власти Республики Татарстан тем временем объявили спецоперацию «Буран»; госСМИ сообщали, что все оперативные службы работают в круглосуточном режиме. Дальнобойщики, в свою очередь, говорили журналистам, что на этом отрезке М5 они стоят каждую зиму и каждый раз это становится полной неожиданностью для властей.

Октябрь 2010 года

Полная катастрофа в Красноярске. В конце октября выпал обильнейший снег, к которому власти города оказались абсолютно не готовы. На следующее утро после снегопада за три первых часа активного дорожного движения произошло 60 (!) аварий. Видимость на дорогах, по словам водителей, была нулевая. На одной из трасс перевернулся рейсовый автобус – четверо пассажиров погибли.

Апрель 2010 года

Из-за весеннего (!) снегопада заторы образовались на трассе М54 «Енисей». В направлении от Абакана на Красноярск дорога почти целиком оказалась покрытой снежным накатом и гололедицей. Водители сообщали, что невозможно было даже разглядеть разделительную полосу. Длина затора, по некоторым оценкам, превышала 200 километров, движение восстанавливалось в течение нескольких суток.

Октябрь 2009 года

И снова Красноярск. Опять же из-за снега федеральная автодорога М53 «Байкал» на отрезке с 1127-го километра встала в пробку. В числе пострадавших – вновь дальнобойщики, проведшие на трассе несколько дней. Постфактум из-за этого затора несколько чиновников края лишились должностей.

Пожалуй, это единственный случай, когда из проблем на дорогах были сделаны жёсткие оргвыводы. В остальных случаях, как и сейчас, ответственность была коллективной, то есть никакой. Главная причина – отсутствие каких бы то ни было жёстких нормативов, регулирующих состояние дорог. Второй момент – минимальные финансовые риски даже для злостных нарушителей: по большому счёту ни водители, ни даже крупные автотранспортные предприятия не могут предъявить иски к дорожникам за нерасчищенное полотно.

Возвращаяь к М10, есть ещё одно отягчающее обстоятельство. Строительство одиозной платной трассы через Химкинский лес в самом разгаре. А это значит, что на сколько-нибудь серьёзную реконструкцию старой дороги не выделят и рубля. В конце концов, чтобы не создавать новой дороге конкурента.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.12.2012 16:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх