// // Башкирский террор охватил Пермский край, Челябинскую область и добрался до Подмосковья

Башкирский террор охватил Пермский край, Челябинскую область и добрался до Подмосковья

617

Распространённое явление

О спецоперации поначалу не знала даже полиция
О спецоперации поначалу не знала даже полиция
В разделе

Сообщения в прессе о трёх террористах из Башкирии, готовивших теракт в Москве, но остановленных оперативниками на подступах к столице – в подмосковном Орехове-Зуеве, как никогда полны недомолвок и противоречий. То ли журналистов намеренно вводят в заблуждение, причём с изрядным цинизмом, то ли у тех, кто осуществлял захват, информации о ликвидированной банде действительно кот наплакал.

В последнее, правда, поверить сложно. Материалов о башкирском доморощенном «сопротивлении», опубликованных в открытых источниках за последние четыре года, с лихвой хватило бы, чтобы по крайней мере не путать название экстремистской организации «Фаляк» с названием уфимской мечети. А вот ещё странность: фамилии двух террористов – живого и мёртвого – общественности сообщили. Но почему нигде не упомянули фамилию третьего, которого уже ликвидировали? Не потому ли, что эта фамилия может много сказать тем, кого профессиональное любопытство вынуждает годами отслеживать «движуху» в башкирском подполье? А ведь был, говорят, и четвёртый… Что же произошло в Подмосковье и что на самом деле происходит в Башкирии, откуда по нескольку раз в год приходят сообщения о ликвидированных бандгруппах?

Подпольные организации действуют совершенно открыто

Странностей и недосказанности в орехово-зуевском инциденте действительно многовато. Скажем, почему представители ФСБ, проводившие спецоперацию, не уведомили о ней местных правоохранителей? Когда бы не анонимный звонок по «02», поступивший в шестом часу вечера, полицейские могли бы и не узнать ни об оцепленном кем-то квартале в районе улицы Барышникова, ни о лежащем у подъезда дома № 7 трупе. Ещё одна странность: в течение дня все участники, условно говоря, банды неоднократно входили в подъезд и выходили из него – тому немало свидетельств от здоровавшихся с ними соседей. К чему было дожидаться, пока все трое (или всё-таки четверо?..) экстремистов не соберутся в квартире, и начинать штурм, когда можно было тихо переловить их по одному, живыми и без пальбы? Но самая большая странность заключена в следующем. Полгода назад генерал-лейтенант Александр Порядин, возглавляющий Уральское региональное командование внутренних войск МВД и ликвидировавший банду башкирских боевиков, публично заявил: «Сегодня на карте России появились новые горячие точки – Татарстан и Башкортостан». Впервые подобное заявление озвучил не политик и не чиновник, а человек в генеральских погонах.

Генерал Порядин – далеко не единственный из тех, кто не раз предупреждал об угрозе башкирского терроризма. Не так давно об этой же проблеме говорил председатель совета по государственно-межконфессиональным отношениям при президенте Башкирии Вячеслав Пятков. По его словам, «заразу» в Поволжье занесли с Северного Кавказа: в 90-е годы «паломники завозили из-за границы много радикальной литературы, а молодые люди, которые не смогли поступить в вузы и без дела бродили по местным рынкам и площадям, становились объектами для вербовки в террористы». Ещё год-два подобной активности, считает Пятков, и в республике сложатся все условия для её превращения в горячую точку. А пока башкирские террористы расползаются по России, готовя теракты – то в Челябинской области, то в Пермском крае, а теперь уже и в Подмосковье.

За последние годы в Башкирии многократно выросло количество организаций, действия которых могут быть признаны экстримистскими. Сегодня в республике действуют три крупные структуры – «Кук буре», «Фаляк» и «Тарикат» — и примерно десяток мелких группировок. Представители спецслужб по привычке называют эти объединения подпольными, хотя их представители давно ни от кого не прячутся и даже проводят встречи с местными чиновниками и законодателями. У «Кук буре» есть свой сайт в Интернете, с помощью которого организация координирует деятельность своих последователей не только в Башкирии, но и в Татарстане, Республике Марий Эл, Чувашии и Мордовии.

По теме

Деньги давали политики?

Один из убитых – Юлай Давлетбаев —был личностью примечательной. Его лицо мелькает на сделанных шесть лет назад фотоснимках из тренировочного лагеря религиозных экстремистов в Бурзянском районе Башкирии. Боевики, коих давно уже нет в живых, показательно «братаются» с местными единоверцами. Помимо Давлетбаева на фотографиях хорошо различимо лицо бывшего зампреда Всемирного курултая башкир Фанзиля Ахметшина. Последнего не так давно взяли под стражу вместе с двумя не менее известными лидерами экстремистов (или, если угодно, «оппозиционерами» – так они предпочитают преподносить себя сами) – Ильгизом Юсуповым и Рашидом Ялаловым. Выходит, что все эти люди друг друга неплохо знали – и задолго до недавних событий.

Несколько лет назад активист Давлетбаев собирал подписи в защиту некоего Саида Байбурина – в прессе его почему-то упорно именуют имамом уфимской мечети «Фаляк», хотя на самом деле Байбурин к ней не имел никакого отношения. Да и имамом он никогда не был. Зато к другому «Фаляку» – радикальной экстремистской организации — отношение он имел самое непосредственное. В итоге Байбурина осудили на полтора года за призывы к экстремистской деятельности, а после отбытия срока в уфимской колонии № 9 сотрудники ФСБ передали «имама» с рук на руки казахским правоохранителям. А не так давно Байбурина якобы снова видели в Уфе – вместе с Давлетбаевым. Уж не Байбурин ли был тем самым «третьим» орехово-зуевским террористом?

Говорят, что в «Кук буре», «Фаляк» и «Тарикат» вливал немалые денежные суммы сидящий нынче в тюрьме видный республиканский чиновник Фанзиль Ахметшин – тот, что «засветился» на фотографиях из лагеря боевиков вместе с убитым в Орехове-Зуеве Давлетбаевым. Эти деньги, как утверждало следствие, Ахметшин мог получать от весьма высокопоставленных башкирских политиков и бизнесменов.

«Наша Версия» написала об этом в декабре прошлого года, а несколько дней назад представители УФСБ России по Башкирии в своём пресс-релизе, сообщавшем об орехово-зуевском инциденте, отметили: «…В настоящий момент проверяется информация об их (боевиков. – Ред.) возможной причастности к террористическому движению «Исламское движение Узбекистана». Вот как лихо сюжет закручивается. Будет ещё занятнее, если подтвердится информация о том, что у башкирских террористов нашли узбекские паспорта. Не липовые – настоящие.

В Уфе действуют шариатские суды?

Что же до сообщений о том, что якобы все трое террористов из Орехова-Зуева проходили обучение в лагере боевиков «в афгано-пакистанском регионе», то всё сходится: «Исламское движение Узбекистана» – экстремистская организация, признанная Верховным судом России террористической, уже полтора десятилетия готовит там свои кадры. Кстати, директор ФСБ Александр Бортников как-то назвал эту структуру «одной из тех, что несут миру не меньшую угрозу, чем «Аль-Каида».

По данным ФСБ, сегодня в тренировочных лагерях «Исламского движения Узбекистана» проходят подготовку порядка 50 жителей Башкирии. А скольких боевиков там уже подготовили? Да и только ли одних боевиков? Три года назад в Уфе разразился скандал: вдруг выяснилось, что в республике действуют так называемые шариатские суды. Как в Чечне середины 90-х годов. Незаконные судебные инстанции функционировали под маской различных внешне безобидных неправительственных структур, а их представители выезжали за границу, где тесно общались с руководством радикальных исламских организаций. Оплачивались эти поездки за счёт «Исламского движения Узбекистана». Активность была такой вопиющей, что башкирским властям вскоре пришлось бы выбирать – либо узаконить деятельность судов шариата, либо принять самозваных судей на работу в соответствующие государственные структуры.

Сложно сказать, почему уже тогда «узбекский след» башкирские правоохранители не проверили как подобает. Ещё сложнее понять, почему это не было сделано после недавней истории с задержанием Фанзиля Ахметшина.

Напоследок имеет смысл подсчитать, сколько раз за последние три года правоохранители употребляли словосочетание «башкирские террористы». Раз – Альшеевский район республики, захват бандгруппировки Башира Плиева по кличке Эмир Башкирский. На счету бандитов диверсия на трассе магистрального газопровода Челябинск – Петровск в Бирском районе. Два – ликвидация шести экстремистов в Архангельском районе Башкирии. Оперативники ФСБ и МВД обнаружили там лагерь боевиков, а в нём – изрядный арсенал. Три – теракт в Пермском крае, обстрел поста ДПС «Ирень». Четыре – попытка захвата здания УФСБ в городе Салават. Пять – недавний инцидент на границе с Челябинской областью – тот самый, после которого генерал-лейтенант Порядин высказался о Башкирии как о «горячей точке» на карте России. Пермский край, Челябинская область, Подмосковье… Что дальше?

Опубликовано:
Отредактировано: 27.05.2013 16:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх