// // 1 000 000 000 000 долларов плохих кредитов обрушат российскую экономику?

1 000 000 000 000 долларов плохих кредитов обрушат российскую экономику?

602

Долги наши тяжкие

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Российские граждане задолжали банкам огромную сумму. Таким образом, кредиты населения становятся значимым фактором самочувствия экономики. Причём первобытные нравы бизнеса и несовершенное законодательство могут довести страну до социального взрыва.

Сегодня всё чаще звучат предупреждения экономистов: закредитованность населения у опасной черты, если Россию накроет второй волной кризиса (а в этом уже мало кто сомневается), просрочки по кредитам резко вырастут, что угрожает стабильности банковской системы. При этом отсутствие цивилизованных норм в сфере потребительского кредитования может привести к социальному взрыву. Пока эти призывы игнорируются...

По данным Центробанка, российские граждане задолжали банкам астрономическую сумму – 27,9 трлн рублей. Всего, по информации ЦБ, общая сумма «плохих» долгов (когда просрочка платежа превышает 30 дней) перед банками составляет 1,162 трлн рублей, или около 4%. Однако президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков считает, что в реальности объём просрочки выше: порядка 2 трлн рублей, что составляет уже 10% суммарного кредитного портфеля российских банков. Дело в том, что Центробанк не учитывает реструктуризированные и пролонгированные кредиты, поясняет Аксаков. Между тем ещё в конце августа 2010 года .

Больше всего, как и следовало ожидать, граждане не платят по потребительским кредитам. Доля непогашенной в установленный срок задолженности по потребительским кредитам в течение минувшего года достигала уровня в 22%, но к 1 декабря снизилась до 10,3%. Чуть лучше граждане платили по автокредитам (доля просрочки всего 7,8%) и ипотеке (7%).

Тут стоит заметить, что кризис 2008 года банковская система встретила с объёмом просрочки всего лишь в 0,79%. Тем не менее на спасение финансовой системы страны начиная с осени 2008 года государство потратило 6,5 трлн рублей: только с сентября по декабрь 2008 года было выдано беззалоговых кредитов на сумму 3 трлн рублей, за 2009 год – на сумму 3,4 трлн рублей. И хотя не раз высказывалось мнение, что оценки проблем банковской системы в период 2009–2010 годов были преувеличены – кто-то, называя размер долгов, стремился лоббировать продолжение процесса финансовой помощи банковской системе со стороны государства, кто-то играл на снижение цены банковских активов России, – однако все эксперты сходятся в том, что «вторая волна» кризиса обойдётся гораздо дороже.

«Закачка» денег в банки, предпринятая в этот кризис правительствами многих стран, привела к тому, что финансисты бросились очертя голову играть на фондовом рынке, скупать подешевевшие активы – короче, делать совсем не то, ради чего им помогали всем миром.

Российские банки от своих зарубежных коллег не отставали. С небольшой разницей: если западные банки предпочитали скупку фьючерсов на нефть и золото, то российские – выдачу кредитов всем и на всё. Причины понятны: российский фондовый рынок непомерно узок, большие деньги на нём просто «не поместятся». Зато потребительский спрос кризис только подстегнул: граждане, напуганные будущими неурядицами, бросились скупать предметы длительного спроса.

Так, по данным «Ромир», траты на продукты и товары повседневного спроса (предметы личной гигиены, мыло, косметику, лампочки, батарейки и т.д.) выросли в декабре прошлого года всего на 6,5%, а с учётом инфляции и вовсе остались на уровне декабря 2010 года. Но при этом покупки дорогостоящих товаров длительного срока пользования выросли: например, продажи «М.видео» в декабре 2011 года составили 23,3 млрд рублей, продемонстрировав рост на 36% в сравнении с аналогичным периодом 2010 года, говорится на сайте компании. Особым спросом пользовались 3D- и LED-телевизоры, смарфтоны, коммуникаторы и планшетные компьютеры.

По теме

Более обеспеченные (или более рисковые) граждане покупали квартиры. Число сделок по купле-продаже жилья в Москве в 2011 году превысило показатели докризисного 2007 года на 17,9% и достигло 91,224 тыс. сделок, следует из материалов Росреестра по Москве.

Откуда такие деньжищи? Из банка, вестимо: рекордным за последние пять лет стало также количество зарегистрированных ипотечных кредитов. В столице в 2011 году их число оказалось равным 24,77 тыс., что на 17,4% больше, чем в 2007 году, и почти в три раза больше, чем в 2009 году, когда в столице был зафиксирован самый низкий уровень выдачи ипотечных кредитов. Рост по сравнению с 2010 годом составил 25,1%.

Мотивацию покупателей нетрудно понять. С 90-х годов прошлого века российские граждане твёрдо запомнили: в тяжёлые времена спасут только «вечные ценности». Золото, квартира, машина, бытовая техника, мебель, электроника – вот в таком порядке. Деньги в кризис имеют свойство стремительно терять ценность (пример Михаила Прохорова, вышедшего в 2009 году в лидеры российских богачей именно благодаря «кэшу», заразительным не оказался), потому их нужно срочно потратить до его начала. Если денег нет или не хватает, нужно взять в долг – когда рубли обесценятся, отдать его будет проще простого. А можно и не отдавать – наши банки-кровопийцы так составляют договоры, что любой суд встанет на сторону заёмщика. Да и не даст государство в тяжёлую годину драть с должников три шкуры.

Примерно так рассуждают наши граждане – и ошибаются.

Во-первых, цена заёмных денег такова, что потребитель может «отбить» процент только при инфляции на уровне 1991 года – что сегодня будет означать практический развал государства или войну. Потому что 40–80% годовых (а именно столько в реальности стоят потребительские кредиты) – это гораздо выше возможной инфляции. Более того, в случае кризиса, который, как уже ясно, будет протекать по типу рецессии, инфляция, возможно, и вовсе замедлится. Замедлилась же она в этом году – во многом именно потому, что зарплаты не росли, а реальные доходы даже падали.

Во-вторых, если банки и вынесли какой-то урок из кризиса, так это важность правильного составления договоров. И не надо обольщаться тем, что кредитную карту вы получили по почте и никакого договора в глаза не видели, а следовательно, и не подписывали. Вам не активируют карту, пока вы по телефону внятно и чётко не скажете (и повторите) «да» на вопрос, принимаете ли вы условия договора. А такое согласие суды принимают вместо подписи.

Кстати, о судах. Не стоит рассчитывать на то, что они избавят вас от долгового бремени. Да, в суде можно снизить запрашиваемую банком сумму, часто существенно. Но она никак не будет ниже суммы долга плюс набежавшие проценты и пени за просрочку. Да, пеня будет ниже, возможно, на уровне ставки рефинансирования ЦБ в 8% годовых, а не обычные для банков 0,5–1% в день. Но, если сумма покупки для вас велика, долг всё равно окажется неподъёмным.

И тут стоит вспомнить, что исполнение решения суда, то есть взыскание долга, будет вести служба судебных приставов. Но до суда ещё надо дойти – а многие банки, особенно по «старым», докризисным кредитам предпочитают внесудебные способы, сильно смахивающие на рэкетирские «наезды» начала 90-х. В ход идут звонки каждые пять минут: домой, на работу (часто – начальству), родным и знакомым. Звонящие угрожают, оскорбляют, провоцируют. Если не помогает – в ход идут визиты «крепких парней», часто бывших милиционеров.

Ещё чаще к такому способу прибегают, когда возможность взыскания долга вообще сомнительна. Так, сейчас один из крупных банков требует выплату кредита с престарелой матери трагически погибшего коллеги автора, упорно называя пожилую женщину «наследником кредитора».

О том, что государство вовсе не стоит на страже интересов заёмщиков, говорит и тот факт, что до сих пор не принят многострадальный закон о личном банкротстве, который помог бы должникам не распродавать последнее из-за угроз банков. Более того, то же расширение прав судебных приставов ясно говорит о том, кого именно государство будет спасать в случае «второй волны» кризиса.

Картина складывается удручающая: российские граждане подходят к возможному повторению кризиса ещё более закредитованными и менее защищёнными от преследования банками. При этом кредитная лихорадка не только не пресекается, но даже поощряется государством. Закончиться всё это может социальным взрывом, предупреждают эксперты. Но, похоже, об этом никто не думает.

Опубликовано:
Отредактировано: 30.01.2012 16:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх