// // Жертвами религиозно-психической эпидемии в Брянской области уже стали шесть женщин

Жертвами религиозно-психической эпидемии в Брянской области уже стали шесть женщин

591

Да ты ведьма!

2
В разделе

Внимание всех центральных СМИ в последнее время приковано к пензенским сектантам, ожидающим конца света в рукотворной пещере. Так, появилась информация о том, что как минимум две женщины уже погибли. Между тем без внимания журналистов почему-то осталась драма, произошедшая в Брянской области: 18 марта в небольшом посёлке Супонево на волне массового помешательства за два дня лишились жизни шесть человек. Следствие по этому делу в самом разгаре. Параллельно cвоё расследование ведёт главный врач Брянской областной психиатрической больницы № 4 доктор медицинских наук Игорь Щиголев. Он считает, что в посёлке (уже второй раз за прошедшие 100 лет) имела место религиозно-психическая эпидемия. Это редчайший случай в мировой психиатрии… В распоряжении «Нашей Версии» оказались сенсационные подробности трагедии в Супоневе.

Подобных ужасов никто здесь раньше не видывал: мужик, который, как считалось, мухи не обидит, вдруг отрезал головы сразу двум женщинам. Одна из них была его женой. Ведьмами он счёл их обеих. В тот же день в Супоневе произошло ещё два убийства, также имевших мистическую подоплёку. А на следующее утро две женщины покончили с собой, оставив предсмертные записки, в которых вся вина за произошедшее возлагалась на организатора местного оккультного кружка Светлану Даниловну Попову, которую местные жители звали просто Даниловной.

Из показаний жительницы посёлка Супонево Анны П.: «Около двух часов дня ко мне зашла соседка Евдокия Зуева. Она была сильно взволнована и сообщила мне, что у неё в доме находится знакомая её сына Светлана Попова и кричит, что ей отрезают голову. После этого я позвонила в поселковый совет, и, заметив на улице главу совета и фельдшера, мы вышли из дома. В это же время мы увидели, что от дома Зуевой идёт её сын Николай, в одной руке он держал длинный нож, в другой был какой-то тяжёлый предмет. После того как я спросила, что он несёт, он ответил: «Это голова Поповой, она ведьма, звони в милицию, а то она убежит». После того как я увидела, что это действительно голова, мне стало плохо».

Как уже удалось выяснить следствию, которое ведёт следователь Следственного комитета при прокуратуре Брянской области Вадим Серый, дальше события развивались примерно по следующему сценарию. Насмерть перепуганная женщина побежала в дом и стала звонить в милицию. Николай положил отрезанную голову в снег. Постоял молча, улыбаясь. Попил воды из рядом стоящего колодца. Вернулся к жуткой ноше и, наклонившись, стал вырезать глаза, отрезал кончик носа. Собравшиеся вокруг люди в шоке наблюдали за страшным занятием своего земляка. Никто точно не помнит, сколько времени продолжался этот ужас. Но вскоре показалась Ирина, жена Николая. В руке она держала нож. Увидев супруга, она закричала: «Коля, неси топор, будем разделывать!»

Николай стоял молча. Ирина, не выпуская нож, подошла к нему. Остолбеневший народ продолжал наблюдать за развитием ужасных событий. Семейная пара начала безумно хохотать. Хохот перерос в вопли. Затем супруги с ножами в руках, будто в диком танце, стали делать выпады в сторону друг друга. Споткнувшись, женщина упала. Николай, нагнувшись, стал вонзать нож в её тело. Ирина не издала ни единого звука. А муж в неистовстве наносил ей удар за ударом. Это продолжалось около 10 минут. Потом Николай принялся отрезать голову Ирине. Когда осталось совсем немного, передумал. Помыл снегом руки и, остановившись, что-то забормотал. Так он и простоял до приезда милиции, которой без сопротивления сдался.

Как сообщил следователь Вадим Серый, судмедэксперты насчитали на теле жены Зуева Ирины 19 ран и 28 ран на голове. А на обезглавленном трупе Светланы Поповой было 67 ран…

По теме

…Как установило следствие, москвичка Светлана Попова поселилась в Супоневе в 95-м году, когда вышла на пенсию. До этого она проработала много лет в Министерстве сельского хозяйства, и далеко не на рядовых должностях. Есть в её послужном списке и запись о работе в органах государственной безопасности. А в характеристике, выданной с последнего места работы, было написано, что женщина эта обладает способностью убеждать. Иными словами, обладает даром внушения.

В Супоневе Светлана Попова сразу скупила несколько домов и развернула активную фермерскую деятельность. Стала нанимать людей на работу. Так она и познакомилась с Николаем Зуевым. У людей мнение о новой фермерше сложилось неплохое, но поговаривали, что у Даниловны есть диплом экстрасенса. Следствие подтвердило этот факт. Также была установлена связь Светланы Поповой с одной из закрытых оккультных организаций, название которой в интересах следствия пока не разглашается…

До знакомства с Николаем Зуевым его погибшая жена Ирина жила в Москве и работала в Гохране. Но, оставшись на пятом десятке без работы и средств к существованию, сильно переживала и стала прикладываться к рюмке. Она уже собиралась продать часть квартиры, чтобы свести концы с концами. Но вмешалась сестра. Её знакомая, Светлана Попова, услышав историю Ирины, предложила взять женщину к себе в Супонево. Вскоре Николай, искавший спутницу жизни, сделал ей предложение. Оно было принято.

Молодожёны продолжали поддерживать дружеские отношения с фермершей, которая помогла им встретиться. А вскоре стали наведываться к Даниловне чуть ли не каждый день…

Следствие установило, что уже к 2000 году, то есть через пять лет после приезда Поповой в посёлок, вокруг неё образовался небольшой оккультный кружок, состоявший примерно из 10–12 жителей Супонева и нескольких жителей соседних посёлков – пригородов Брянска. Какой-либо внятной идеологии, по признанию бывших адептов Поповой, в основе деятельности секты пока не выявлено. Содержанием довольно частых встреч в просторном доме Даниловны были «лечение» (индивидуальные сеансы оккультной терапии и магии), «мастер-классы» по колдовству и магии, совместные попойки и даже оргии «для преодоления комплексов». Светлана Попова учила, что настоящие ведьмы и колдуны находятся вне морали, вне добра и зла. Важна лишь их личная сила, с помощью которой они могут управлять другими людьми. Кстати, все, кто знал Попову и остался в живых, единодушно утверждают, что эта женщина обладала огромной силой и вполне могла мастерски манипулировать людьми, принуждая их участвовать в организуемых ею оккультных мероприятиях и даже приносить ей деньги за сеансы «лечения».

Но вернёмся непосредственно к событиям 18 марта. О том, что происходило накануне той кровавой вакханалии, жертвами которой потом станут ещё четыре человека, смог рассказать лишь один Николай Зуев. Но то, что он говорил, привело в ужас даже милиционеров. Вот что написал он в чистосердечном признании: «Светлана Даниловна ранее занималась чёрной магией, умела излечивать болезни словом, руками вводить в транс. И нас этому учила. Моя жена часто ходила к ней на сеансы лечения. Раньше и я ходил, но потом бросил. И посещал только общие собрания, на которых наша наставница учила нас накапливать личную силу для проведения магических операций.

В то утро Ирине было плохо, и она пошла к Поповой полечиться. Вернулась совсем не своя, как кукла, зомбированная какая-то. Её голос словно окаменел. Она тут же позвонила сестре в Москву и очень просила забрать её в тот же день до 18 часов, иначе её убьют и она будет валяться на снегу – так ей сказали звёзды.

Услышав всё это, я сам пошёл к Даниловне. «Зачем ты превратила Иру в куклу»? – спросил я наставницу. «Тебе показалось», – ответила она.

Я повёл Даниловну к себе домой. Она снова провела сеанс, а когда ушла, Ирина сказала: «Сегодня меня отсюда заберут, а тебя убьют. Эта ведьма хочет отобрать мою квартиру в Москве».

После этого Ирина предложила Зуеву на всякий случай проститься. А когда она потянулась к нему для прощального поцелуя, её зрачки вдруг расширились, а из уст послышался звериный рык. Зуеву стало не по себе, им овладел ужас. Супруга, перестав рычать, сказала, что Даниловну нужно убить, иначе погибнут и они сами, и их родственники.

По теме

«Ирина стала кричать, чтобы я убил Попову и что она мне в этом поможет, – продолжает Зуев. – Она требовала, чтобы кровь Даниловны не попала на неё, иначе её (Даниловны) силы удвоятся. Затем приказала отрубить голову и отнести её на улицу…»

Как установило следствие, расправа с «ведьмой» произошла мгновенно. Николай Зуев сбил её с ног, схватил со стола кухонный нож и стал вонзать его в тело вдруг ставшей ненавистной ему женщины, «превратившей в зомби» его любимую жену. Бил осатанело, даже когда она уже перестала подавать какие-то признаки жизни. Этим же ножом он отрезал «ведьме» голову и, взяв за волосы, понёс на улицу. Дальнейшие события видели уже с десяток односельчан Николая.

Когда он немного отошёл от дома с головой своей жертвы, то обернулся. За ним шла жена. В руке она держала нож. Подойдя, она произнесла: «Убей и меня!» Он попросил: «Не надо!» Она ответила: «Надо!» И зарычала. Он в ужасе стал бить её ножом. Ирина просила, чтобы бил в сердце. А Николай, судя по всему, даже не понимал, что делает…

Через несколько часов, как было установлено следствием, на другом конце посёлка Супонево две женщины, входившие в круг учеников Светланы Поповой, также схватились на ножах. Одной был нанесён смертельный удар в сердце, и она умерла на месте. Второй, также изрядно порезанной, пытались спасти жизнь, но женщина через несколько часов скончалась в реанимации от потери крови.

Ещё две сектантки – жительницы Супонева покончили с собой на следующее утро. И в этот раз орудиями для сведения счётов с жизнью были ножи. А вернее, кортики с оккультной символикой. Почему женщины это сделали, пока остаётся загадкой. Из показаний других сектантов известно только то, что Светлана Попова давала уроки и по такому предмету, как ритуальное убийство и самоубийство. В предсмертных записках, оставленных женщинами на видном месте в доме, содержатся лишь обвинения в адрес их наставницы.

По мнению доктора наук Игоря Щиголева, причиной трагических событий в Супоневе стала религиозно-психическая эпидемия. Причём похожие события произошли в этом же месте более века назад.

– Эпидемии бывают разные – гриппа, чумы, оспы… Существуют ещё и религиозно-психические эпидемии, – рассказывает нашему корреспонденту Игорь Щиголев, – вспышки этой экзотической заразы преследуют человечество с незапамятных времён. Само по себе это явление довольно редкое. Симптомы эпидемии – коллективное умопомрачение, массовые самоубийства, религиозно (или мистически, оккультно) обоснованное членовредительство. Чаще всего такие эпидемии возникают в местах действия сект. Но не все секты проявляют себя таким образом.

По словам психиатра, нередко подобные эпидемии приводят и к убийствам, как это произошло в нашем случае. Но чтобы эпидемия проявилась в одном небольшом посёлке дважды – это уникальный случай. Первый раз нечто подобное в Супоневе произошло в начале XX века, о чём свидетельствуют многочисленные документы, хранящиеся в Госархиве Орловской области. Тогда тоже всё началось с появления в селе одной сильной личности…

История такова. В 1899 году крестьяне и ремесленники Супоневской волости Брянского уезда Орловской губернии стали собираться в доме своего односельчанина Василия Д. Он читал им Евангелие и толковал его, учил не пить водку, не курить табак, не ругаться дурными словами и не безобразничать по праздникам на улице.

Всё бы хорошо, если бы не вмешательство волостной администрации и станового пристава. Они узрели в этих безобидных, по сути, собраниях крамолу и покушение на чистоту православия. Немедленно было приказано у всех, кто посещает дом Василия Д., взять подписку о том, что они от этого учения отказываются и ходить на собрания не будут. Однако сделать это оказалось непросто. Сектанты стояли на своём. Тогда им было отказано в причастии, что вызвало сильнейшие волнения в народе. Православные несколько раз громили дома сектантов, а жену Василия Д. жестоко избили. Защитников христианства судили в порядке особого производства волостным судом, который всех оправдал. Самого же Василия арестовали и на три года посадили в тюрьму.

А в это время в Супонево как раз вернулся крестьянин Осип Потапкин. Работая по найму на Кавказе, он нахватался там хлыстовских идей (хлысты – секта духовных христиан, возникшая в XVII веке) и с арестом Василия получил уже вспаханное поле для воплощения идей своих учителей в жизнь. Никаких особых усилий ему прикладывать не пришлось. Осип следовал настроениям своих односельчан, умолявших его стать их духовным наставником.

Секту он организовал довольно быстро. Нужно сказать, что Осип несколько урезал и теорию и практику своих учителей. Самобичеванию – одному из столпов хлыстовской доктрины – он супоневцев не учил: боялся даже одного вида крови, да и боли не терпел. Зато любил постельные баталии, а потому довольно быстро превратил собрания сектантов в самые настоящие оргии…

Правда, просуществовала секта недолго, но её деятельность стала предметом аж четырёхлетнего судебного разбирательства. Потапкина обвинили в подстрекательстве к свальному греху и решили отправить его и его последователей на лечение в психиатрическую больницу. Судебно-медицинскую экспертизу проводил руководитель орловской лечебницы для душевнобольных доктор наук П. Якобий. Он установил, что всех без исключения участников секты необходимо направить в его лечебницу, и заявил, что виновницей многочисленных нарушений закона является «религиозно-психическая эпидемия». Это понятие было известно науке уже тогда. Наверное, никто даже не полагал, что напасть вернётся в село в XXI веке…

Что же касается самого Николая Зуева, единственного оставшегося в живых участника страшных событий в Супоневе, то он должен вскоре предстать перед судом, если его, конечно, признают вменяемым. Мужчина направлен для прохождения психиатрической экспертизы в Институт им. Сербского. Сам он считает, что убил двух ведьм. Правда, об убийстве жены слёзно жалеет и винит во всём гражданку Попову, «зомбировавшую» его самого и его односельчан…

Опубликовано:
Отредактировано: 14.04.2008 11:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх