// // Депутаты региональных парламентов обгоняют по скандальности федеральных

Депутаты региональных парламентов обгоняют по скандальности федеральных

365

Тихие омуты

Темур Козаев
Темур Козаев
В разделе

О том, что в первое воскресенье марта состоятся выборы Президента России, знает каждый. О том, что в этот же день пройдут выборы в законодательные собрания 11 регионов, догадываются даже не все жители этих самых регионов. Но нельзя сказать, что политика в субъектах РФ замерла и полностью зависит от федерального центра: в областных, краевых и республиканских думах жизнь бьёт ключом.

О том, что в первое воскресенье марта состоятся выборы Президента России, знает каждый. О том, что в этот же день пройдут выборы в законодательные собрания 11 регионов, догадываются даже не все жители этих самых регионов. Но нельзя сказать, что политика в субъектах РФ замерла и полностью зависит от федерального центра: в областных, краевых и республиканских думах жизнь бьёт ключом.

Одновременно с выборами президента, в Башкирии, Ингушетии, Якутии, Калмыкии, Алтайском крае, Ростовской, Свердловской, Ульяновской, Ярославской, Амурской и Ивановской областях пройдут выборы в региональные законодательные собрания. В Калмыкии, Амурской и Ивановской областях, чтобы подогнать голосование к дате президентских выборов, в декабре прошлого года местным парламентам пришлось принять решение о самороспуске. Не везде это прошло гладко. В Амурской области несогласные с самороспуском депутаты безуспешно попытались отменить решение через суд. А в Ивановской – решение о роспуске принял суд, так как отказников от депутатских мандатов для упразднения думы оказалось маловато, а для продолжения работы парламента не хватало оставшихся депутатов. Только в вотчине Кирсана Илюмжинова Калмыкии всё прошло без сучка и задоринки.

Вообще же, после изменений 2005 года в выборном законодательстве роль региональных парламентов заметно выросла: на плечи провинциальных думцев легла ответственность за утверждение губернатора. Цена регионального кресла сразу возросла. Однако другие поправки, разрешающие роспуск Думы в случае троекратного неутверждения предложенных кандидатур, почти обесценили этот дар.

Так, вследствие ужесточения выборного законодательства исчезли вслед за федеральными выборами графа «против всех», минимальный порог явки. На откуп местным властям было отдано решение о минимальном избирательном залоге, что де-факто привело к введению имущественного ценза на предыдущих «массовых» региональных выборах 11 марта 2007 года.Например, в Санкт-Петербурге залог установили в 90 млн. рублей. А летом прошлого года был принят закон, позволяющий распускать местные законодательные собрания «за бездействие». И всё-таки остатки былой вольницы кое-где в регионах сохранились: в большинстве из них действует смешанная избирательная система, позволяющая пробиться во власть не только по партийным спискам, но и одномандатникам.

Впрочем, и эти остатки не всем по душе. По словам представителей оппозиционных партий, сейчас идёт сильное административное давление на «народных депутатов». На это, в частности, пожаловался лидер КПРФ Геннадий Зюганов во время встречи с представителями группы депутатов ПАСЕ, приезжавшими проинспектировать подготовку к мартовским выборам. По его словам, беспокойство вызывает ситуация в Амурской области, где «10 человек были вынуждены написать заявления о своём отказе баллотироваться в областное законодательное собрание». По словам Зюганова, на прошлой неделе на «собеседования» к губернатору, вице-губернаторам и непосредственному начальству по месту работы были вызваны 16 активистов партии.

По теме

Партия «Яблоко» и вовсе оказалась на обочине мартовских выборов. Федеральное руководство партии от президентской кампании открестилось, а региональные выборы оставило на усмотрение местных отделений. Из 11 регионов только в двух региональные «яблочники» выдвинули свои списки – в Алтайском крае и Ингушетии. Но им было отказано в регистрации. Кроме того, на Алтае «зарезали» ещё две «непарламентские» партии: Аграрную партию и «Гражданскую силу». Во всех случаях у региональных избиркомов возникли претензии к собранным подписям.

Курьёзом выглядит ситуация в Красносулинском округе № 5 Ростовской области, где не нашлось ни одного кандидата от партий – только самовыдвиженцы.

В целом относительная тишина нынешних региональных выборов отчасти связана с отсутствием в них раскрученных персон. Только ЛДПР решила выдвинуть своих «тяжеловесов»: Владимир Жириновский возглавляет списки в трёх областях, а в Ростовской области «паровозом» выступил Андрей Луговой. Из других заметных фигур на этих выборах можно отметить первую женщину-космонавта Валентину Терешкову, возглавляющую список ярославских «единороссов». «Паровозами» согласились стать губернаторы Свердловской области Эдуард Россель, Ростовской – Владимир Чуб и вновь назначенный глава Ярославской области Сергей Вахруков. А в остальном – провинциальная тишина.

Зато избравшись – особенно на фоне посеревшей Госдумы, провинциальные парламентарии проявляют невиданную активность. Они изобретают весьма экстравагантные законопроекты, воюют с губернаторами, судятся и сами садятся на скамьи подсудимых. Впрочем, если посмотреть на их кипучую деятельность, складывается впечатление, что главная задача региональных избранников – во чтобы то ни стало обратить на себя внимание федерального центра. Которым (за исключением уголовных дел) они совсем не избалованы.

Но мнение региональных думцев в Федеральном собрании, мягко говоря, не слишком учитывается. Достаточно посмотреть на статистику: И это при том, что губернские заксобрания шлют на Охотный Ряд по нескольку сотен своих проектов каждый год. Наиболее активными законотворцами, судя по статистике прошлого созыва, являлись Московская областная дума, Московская городская дума и Законодательное собрание Краснодарского края.

Одна из последних инициатив, одобренных федеральными думцами, касается самих депутатов региональных парламентов. Депутаты Мособлдумы предложили определять социальные гарантии «депутатам, членам выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления» в соответствии с уставами муниципальных образований. На излёте IV Думы это предложение было принято в первом чтении. Это значит – у проекта хорошее будущее.

А что касается интересов населения, которые по идее должны защищать парламентарии всех уровней, тут всё складывается гораздо хуже. Так, в 2006 году разыгрался скандал вокруг пересадки донорских органов: Минздрав Московской области разрешил забор донорских почек для пересадки детям в Российской детской клинической больнице в Москве. Прокуратура усмотрела нарушение: забор и пересадка должны осуществляться в одном федеральном округе. Москва и область – разные субъекты. Законодательная инициатива Мособлдумы, позволяющая разрешить эту бредовую ситуацию, наткнулась на отказ Комитета Госдумы по охране здоровья. Мол, решите проблему соответствия с федеральным законодательством – тогда поддержим. Хотя задача «ловли блох» в федеральных законах не прерогатива региональных парламентов.

Другой социальный законопроект о защите инвалидов, позволяющий получать льготы по коммунальным услугам вне зависимости от принадлежности жилплощади, был внесён ещё в 2005 году. В сентябре 2007-го – два года спустя – депутаты облдумы вынуждены обращаться со специальным заявлением к Госдуме, чтобы этот проект был рассмотрен. Но до сих пор этого так и не произошло.

Случаются в региональных парламентах и казусы, которые на федеральном уровне представить себе просто невозможно. Так, на прошлой неделе депутаты «Справедливой России» Госсобрания Якутии предложили обратиться к жителям республики с просьбой о поддержке кандидатуры Дмитрия Медведева. То ли по той причине, что инициатива исходила от «эсеров», то ли действительно из нежелания привлекать думский административный ресурс, проект не нашёл поддержки якутских парламентариев.

А парламентарии Законодательного собрания Иркутской области преодолели губернаторское вето на один из основных документов региона – бюджет 2008 года. Столь жёсткой конфронтации между законодательной властью и исполнительной на федеральном уровне представить себе просто невозможно. Так же как и ситуации, что депутаты будут добиваться мандатов через суд. Так, иркутский депутат Сергей Мутовин пытается оспорить своё увольнение с постов заместителя председателя регионального парламента и председателя комитета по здравоохранению и социальной защите. А 12 кандидатов в депутаты Ивановской области оспаривают решение облизбиркома, который не дал им занять места депутатов, отказавшихся от мандатов. В Москве такое попросту невозможно. Впрочем, совсем уж смелые инициативы блокируются и на местах. Так, парламент Карелии в прошлом месяце отказался рассматривать закон об однополых браках, предложенный местными правозащитниками.

Но относительная самостоятельность региональных депутатов имеет и оборотную сторону: в провинции ещё стреляют. Так, в конце января на депутата парламента Приморья было совершено вооружённое нападение. Корочки регионального депутата не слишком помогают и при общении с правоохранительными органами, свидетельством чему многочисленные процессы в отношении провинциальных народных избранников. И это лишь одна из тех причин, почему региональные депутаты хотят переквалифицироваться в депутаты федеральные. И вроде вольная жизнь, и вроде больше дозволено… К тому же, судя по всему, остатки вольницы будут и дальше урезать. А перспектива превратиться в машинку по голосованию за спущенного сверху кандидата в губернаторы или заниматься незначительными местечковыми проблемами мало кого прельщает. Куда как лучше оказаться в тихом депутатском кабинете на Охотном Ряду. Вдали от пока ещё бурной провинциальной политической жизни.

Опубликовано:
Отредактировано: 11.02.2008 11:11
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх