// // Ждать ли амнистии в честь избрания нового президента?

Ждать ли амнистии в честь избрания нового президента?

534

Дума: Воли не видать

Фото: Сергей Тетерин
Фото: Сергей Тетерин
В разделе

Госдума опять заговорила об амнистии, инициатива в который раз исходит от ЛДПР. Распустить по домам заключённых предлагают в честь знаменательного события: появления в России нового президента. Проект постановления, внесённый в Госдуму вице-спикером Владимиром Жириновским совместно с депутатами Игорем Лебедевым, Сергеем Ивановым и Юрием Коганом, так и называется: «Об объявлении амнистии в связи с вступлением в должность Президента РФ Медведева Дмитрия Анатольевича». «Наша Версия» выяснила, стоит ли ждать скорого освобождения широких масс заключённых и кому этот шаг может быть выгоден.

Надо сказать, что разговоры об амнистии, как правило, активно поддерживаются руководством мест лишения свободы. Ещё бы, при всех раскладах нарушители дисциплины под амнистию не подпадают, то есть наказание отбывают те, кто его действительно заслуживает, но в то же время места освобождаются, нагрузка снижается. Масла в этот огонь арестантских надежд активно подливают и политики. Тот же Владимир Вольфович. У него уже вошло в привычку посещать женский СИЗО «Печатники» в ходе своей предвыборной кампании. Так и во время своего недавнего визита туда он пообещал, что в случае победы на президентских выборах объявит массовую амнистию заключённых. «Если же президентом стану не я, а другой кандидат, наша партия постарается провести амнистию через Госдуму», – заявил тогда лидер ЛДПР.

Так что нынешнюю инициативу г-на Жириновского можно считать исполнением предвыборных обещаний. В своём проекте ЛДПР предлагает распространить амнистию на несовершеннолетних; лиц, совершивших преступление в возрасте до 18 лет; беременных; матерей несовершеннолетних детей; пенсионеров и пенсионерок, а также мужчин, имеющих малолетних детей в возрасте до 3 лет. Кроме того, должны быть прекращены все дела в органах дознания, возможное наказание по которым не превышает пяти лет.

При этом амнистия не должна касаться граждан, осуждённых за особо тяжкие преступления – умышленные убийства, грабежи, разбои, терроризм, экстремизм, захват заложников, бандитизм. Досрочное освобождение не светит также злостным нарушителям тюремного режима и лицам, совершившим повторные преступления. Не подпадают под амнистию те, кто уже раз был амнистирован и потом опять совершил преступление.

Сегодня

За последние 10 лет в России проводилось шесть амнистий. Две «общие» и четыре специально для участников бандформирований в Чечне. Печально известная амнистия мая 2005 года, приуроченная к годовщине победы в Великой Отечественной войне, освободила всего 246 человек. Проведённая годом спустя амнистия, приуроченная к столетию Госдумы, коснулась уже 8 тысяч. Для сравнения: за это же время в Чечне было амнистировано около 3 тыс. боевиков.

В то же время осуждённые в России граждане республик ближнего зарубежья, и особенно азиатских, рвутся отбывать наказание на родине, так как во многих среднеазиатских республиках амнистии, приуроченные к тому или иному событию, проходят почти каждый год. «Мне бы только добраться до нашей тюрьмы, – признавалась таджичка Фируза, осуждённая здесь на восемь лет за перевозку наркотиков и ожидающая депортации на родину, – и я максимум через год буду на свободе. У нас женщины в тюрьме не сидят».

Адвокат Константин Ривкин считает амнистию совершенно необходимой мерой. Но юрист оговаривается: «Нельзя, чтобы она сводила на нет саму систему правосудия. Если человек получает восемь лет лишения свободы и выходит на свободу уже через четыре года или вообще подпадает под амнистию, то какой смысл тогда вообще в наказании? Оно получается вынесенным лишь для галочки. Когда в 1993 году была проведена так называемая золотая амнистия и на свободу вышли сотни тысяч заключённых, были освобождены от наказания и те, кому по справедливости надо было бы пустить пулю в затылок. И многие из тогда амнистированных вернулись в тюрьмы. Это серьёзно подорвало потом саму идею амнистии».

По теме

У амнистии есть и ещё одна задача, кроме собственно акта гуманизма и милосердия. Многие юристы уверены, что криминальная ситуация у нас в стране ухудшается именно потому, что людей, совершивших правонарушение по недомыслию или неосторожности, меряют той же меркой, что и откровенно криминальные элементы.

Партнер юридической фирмы Incor Alliance Law Office Илья Филиппов так обобщил свои выводы: «Существующая пенитенциарная система не только не способствует исправлению лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы, а, напротив, оказывает обратное действие. Преступные установки закрепляются, «понятия» укореняются в сознании. В результате после освобождения из мест лишения свободы лицо либо вновь совершает преступление, либо совершает и не попадается, либо действует и живёт «по понятиям», посвящая в свою идеологию окружающих. Чем больше в обществе людей, прошедших через места лишения свободы, тем выше степень криминализации этого общества, тем более развито в нём презрение к законам, правоохранительным органам и законопослушной модели поведения как таковой».

Это же, похоже, хорошо осознают в последнее время и в российской Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН), которая неоднократно выступала с инициативами пересмотра существующих норм законодательства, не предусматривающего другого наказания, как только лишение свободы.

На этой неделе начальник Научно-исследовательского института ФСИН России Вячеслав Селиверстов признал, что попадание таких лиц за решётку не только не помогает им исправиться, а, наоборот, косвенно способствует вовлечению в криминальную среду, поскольку в колониях они находятся с теми, кто несёт наказание и за более тяжкие преступления.

«Нам необходимо совершенствовать судебную практику», – уверен Селиверстов. По его словам, «в июне Госдума рассмотрит вопрос о введении такого вида наказания, как ограничение свободы в виде домашнего ареста. Этот законопроект будет направлен на то, чтобы сократить поток осуждённых в места лишения свободы». По мнению Селиверстова, «недостаточно развитая сейчас в России система альтернативных (лишению свободы. – Прим. ред.) видов наказания приводит к тому, что 60% осуждённых приговариваются к лишению свободы условно, но такое наказание не очень эффективно, поскольку граждане подчас воспринимают его как своеобразное прощение».

С ним согласен и Илья Филиппов: «У нас в стране, несмотря на то что они предусмотрены в Уголовном кодексе, практически не применяются иные виды наказания, не связанные с лишением свободы. Государство просто не создало условий для возможности их применения. Вместе с тем система условно-досрочного освобождения и последующего надзора является в России неразвитой. В таких условиях критически важно не допускать длительного содержания в местах лишения свободы людей, совершивших преступления небольшой или средней тяжести, особенно осуждённых впервые, а также совершивших преступление по неосторожности».

Как утверждают специалисты, для предлагаемого ФСИН нововведения уже подготовлена необходимая техническая и правовая база. Уже вступили в силу правовые нормы о применении так называемых электронных браслетов, позволяющих контролировать через спутник местонахождение осуждённых. Их уже планируют применять в колониях-поселениях. Кроме того, в 2009 году в стране пройдёт перепись заключённых колоний, что позволит получить материал для научных исследований и, следовательно, для улучшения законодательства.

Но даже при всех этих изменениях в законодательстве заключённые всё равно будут «молиться» на амнистию. Так уж устроена человеческая психика: нам нужен свет в конце тоннеля.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.05.2008 12:03
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх