// // Высшие учебные заведения останутся без студентов

Высшие учебные заведения останутся без студентов

343

Студный день

Образованных молодых людей год от года становится всё меньше
Фото: ИТАР-ТАСС
Образованных молодых людей год от года становится всё меньше Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Российское высшее образование переживает настоящий демографический кризис: к 2013 году количество студентов в вузах страны сократится с нынешних 7,5 до 4 миллионов. И прекратиться спад может только лет через 10. Такие цифры содержатся в докладе министра образования РФ Андрея Фурсенко, который он представил на заседании совета при президенте по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике. Впрочем, проблемы не только в количестве, но и в качестве студентов: по оценке министерства, собственно ради науки в вузы приходят лишь 15–20% молодых людей. Остальные, очевидно, либо «косят» от армии, либо нуждаются только в бумажке для будущих работодателей.

В 2004 году в российских школах учились 16 млн человек, к 2009 году их число сократилось до 13,36 миллиона. Значительно сократилось за это же время и количество выпускников школ: с 1,39 млн до 900 тыс., а в 2012 году будет и вовсе 730 тысяч.

Сокращение студенчества бьёт рикошетом по преподавателям, ведь студенты – это их рабочие места. Да и школьным учителям не позавидуешь: уже сейчас в каждой 10-й российской школе учатся только по 10 детей. Впрочем, в правительстве верят в лучшее: в 2009 году в первый класс по сравнению с 2007 годом пошло на 140 тыс. детей больше. А это значит, что лет через 10 количество студентов начнёт потихоньку расти.

Вопрос только в том, что это будут за студенты. О том, что российская система среднего образования находится в глубоком упадке, говорят все постсоветские годы. Нищенские зарплаты учителей, плохая техническая оснащённость школ, устаревшие учебники и методики, повсеместная коррупция – это всего лишь поверхностный перечень очевидных проблем. Единый госэкзамен, вокруг которого сломано столько копий, это ведь на самом деле попытка создать какую-то более-менее объективную систему оценки знаний. И дать возможность поступать в вузы не только за взятки.

Однако пока коррупцию в образовании победить не удалось. Разве что, говорят в министерстве образования, благодаря ЕГЭ стало понятно, в каких регионах взяточничество особенно процветает – там, где средний уровень оценок оказался слишком уж высоким. Кроме того, коррупционные схемы плавно перетекают из одной области в другую. Например, как отмечал ранее Андрей Фурсенко, и заканчивалась 1 сентября 2009-го.

Не решил сам по себе ЕГЭ и другие проблемы образования. Причём речь не столько о форме, сколько о содержании: только ленивый не прошёлся уже по ошибкам и нелепостям, которые содержатся в тестовых заданиях. Очевидно, что как минимум нужны и другие нововведения. Они уже анонсированы: в ближайшее время президент подпишет проект инициативы «Наша новая школа». В том числе будут введены новые проверки знаний школьников. Разумеется, в этой части инициатива уже вызвала ожесточённые споры.

«ЕГЭ должен быть основным, но не единственным способом оценки качества образования», – заявил президент России Дмитрий Медведев 21 января на торжественной церемонии открытия Года учителя в России. – В 2010 году будут введены новые требования к качеству образования. Очевидно, что нужна независимая проверка знаний школьников, в частности при переходе из четвёртого в пятый и из девятого в десятый класс». Необходимо проводить мониторинг академических достижений, компетенций и способностей каждого ученика, справедливо заметил президент. В случае со старшеклассниками такой мониторинг поможет скорректировать программу обучения так, чтобы она больше подходила под будущую специализацию школьника. По словам Медведева, механизмы независимой промежуточной оценки могут создавать профессиональные педагогические союзы и ассоциации.

По теме

Соль, как и в случае с ЕГЭ, в том, что это будут за механизмы. Вполне вероятно, что те же самые механические тесты, организовать которые проще всего. Это настораживает: недостатки тестирования по-русски за годы с начала эксперимента по введению единого госэкзамена проявились вполне очевидно. Здесь бы как раз и ввести немного «человечности» – то, чего требуют противники ЕГЭ: творческие конкурсы, эссе, сочинения, исследовательские работы. Тем более что закон «Об образовании» такую форму промежуточной аттестации вполне допускает. Однако, пойдут ли школы по этому пути, пока вопрос.

Важно также построить аттестацию таким образом, чтобы она не травмировала психику ребёнка, говорят эксперты. Чтобы не было, когда после четвёртого класса ребёнка на основании тестов записывают в «необучаемые» и отправляют на заднюю парту вместо того, чтобы скорректировать его программу образования. Это как раз типично советский подход. Между тем у нас достаточно учителей старой закалки, которые годами работали по этой схеме.

На самом деле инициатива «Наша новая школа» не ограничивается одним только развитием механизмов проверки знаний. Это комплексная инициатива по модернизации системы российского образования. В ней пять пунктов: переход на новые образовательные стандарты, развитие системы поддержки талантливых детей, развитие учительского потенциала, изменение инфраструктуры школьной сети, сохранение и укрепление здоровья школьников.

Первый пункт – принятие новых федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС) – уже реализуется. Так, разработан и утверждён ФГОС для 1–4-го классов. ФГОСы для основного общего образования (5–9-й классы) и среднего общего образования (10–11-й классы) планируется доработать в этом году. При этом, говорит министр образования Андрей Фурсенко, новые стандарты дают школам больше свободы в подготовке программ: «На федеральном уровне будет разрабатываться 70%, остальное школы доработают сами. Наша задача – чтобы в школе было больше свободы и творчества».

Но чтобы этой свободой школы воспользовались толково, необходимо соответствующим образом подготовить учителей. В частности, речь идёт о сокращении их количества. Сейчас в стране 1,36 млн школьных учителей, то есть в среднем по одному на 10 учеников. «В школах нет вакансий», – говорит Фурсенко. А потому многие выпускники педагогических вузов и отделений преподавать не идут. Соответственно нет необходимости и в таком количестве педагогических вузов, которых по России сейчас насчитывается 193 (кроме того, учителей готовят ещё в 107 филиалах других высших учебных заведений). Число их будет сокращаться. С другой стороны, будут создаваться крупные центры педагогического образования с развитой психолого-педагогической магистратурой в каждом федеральном округе и городе федерального значения.

Планируется переходить и к новым моделям повышения квалификации уже работающих учителей. «Тут речь идёт, во-первых, об индивидуальных программах повышения квалификации, в рамках которых учитель может осваивать отдельные модули в короткий срок, то есть учитель не должен на две недели отрываться от образовательного процесса, а может пройти модуль какой-то, например в течение каникул, и если он пройдёт в течение года несколько модулей, это позволит ему пройти полноценное повышение квалификации, не отрываясь надолго от учебного процесса», – рассказал Андрей Фурсенко. Но главное – деньги на повышение квалификации направляются сегодня не в специализированные институты повышения, а в школу, учителю. «И уже учитель определяет, куда он пойдёт повышать квалификацию, – говорит министр. – Может быть, в специализированную организацию, может быть, в свой родной университет, а может быть, на базе инновационных школ, которые сегодня есть и в которых иногда повышение квалификации является более эффективным».

Кроме того, с 2011 года начнётся постепенный, в течение пяти лет, переход к аттестации на подтверждение учителем соответствия занимаемой должности. Если аттестационная комиссия принимает решение о несоответствии занимаемой должности, у педагога будет шанс пройти программу повышения квалификации и снова пройти аттестацию. Правда, если история повторится, это может стоить учителю дальнейшей карьеры. «Я считаю, это достаточное основание для того, чтобы предложить ему другое место работы, – заявил Фурсенко. – Это означает, что он квалифицированно учить ребят не может». Проблема заключается в том, что аттестации планируется передать на региональный уровень. Окажутся ли местные комиссии достаточно квалифицированными для того, чтобы судить об уровне подготовки учителя, пока вопрос.

Остаётся и другой вечный вопрос – как «разбавить» преподавательский состав молодыми талантливыми учителями. В частности, предлагается ввести гранты для успешных выпускников вузов, которые изъявили желание работать в школах: 500 тыс. рублей на два года. А так как с вакансиями в большинстве школ туговато, заманивать преподавателей будут в отдалённые регионы. Например, на Дальний Восток. А также в сельские школы, где не хватает специалистов-учителей. Гранты получать и отправляться в регионы можно будет уже с начала следующего учебного года (всего из федерального бюджета планируется выделить средства на 1 тыс. таких грантов). Однако очевидно, что одними деньгами добровольцев не заманишь. Нужно развивать и инфраструктуру на местах. Начиная с жилья для педагогов, с которым пока большая напряжёнка.

Но если проблему не решить, то к вымирающему виду – студентам добавится ещё один исчезающий вид – учителя.

Опубликовано:
Отредактировано: 08.02.2010 11:31
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх