// // Владельцы арестованных вилл и зарубежных счетов получат компенсации от российских налогоплательщиков

Владельцы арестованных вилл и зарубежных счетов получат компенсации от российских налогоплательщиков

497

Фигурантам на бедность

2
В разделе

Законопроект, под которым поставили свои подписи думские единороссы Михаил Старшинов и Иршат Фахритдинов, а также их однопартиец из Совета Федерации Константин Цыбко, носит стандартное название «О внесении изменений и дополнений...». Изменить и дополнить предлагается принятый в апреле 2010 года закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», призванный оградить россиян от судебной волокиты и побудить Службу судебных приставов активнее исполнять решения судов по взысканию ущерба в пользу потерпевших. Пока всё выглядит разумно, однако если законопроект будет принят, то к пострадавшим от «закона Димы Яковлева» сиротам примкнут все налогоплательщики Российской Федерации. Да, и казалось бы, при чём тут фигуранты «списка Магнитского»?

Сам закон появился в результате настойчивых требований Европейского суда по правам человека, который россияне заваливали жалобами на затягивание отечественными судами всех разумных сроков рассмотрения дел и исполнения судебных решений, в том числе и решений самого ЕСПЧ. С принятием документа Российское государство в лице Министерства финансов обязывается материально отвечать за медлительность российских судей и судебных приставов, для чего в федеральном бюджете предусматривается соответствующая статья расходов: в среднем компенсация составляет порядка 25–30 тыс. рублей за год волокиты – практически такую же сумму (700–800 евро) присуждает и Страсбургский суд.

Деньги в общефедеральном масштабе небольшие, но даже их в реальности получить непросто: за первые шесть месяцев прошлого года в суды поступило 588 соответствующих исков, из которых половина была удовлетворена, что обошлось Минфину в 18 млн рублей.

Новый законопроект может в корне изменить подобную ситуацию, заставив федеральный бюджет раскошеливаться на куда более существенные суммы. В случае его принятия в нынешнем виде на компенсацию смогут рассчитывать те российские граждане и организации, чьи интересы нарушены иностранным судом. Нарушением, по мысли авторов законопроекта, является уже сам факт того, что иностранный судья принял к рассмотрению и вынес решение по делу, которое, по мнению ответчика-россиянина, должно рассматриваться в России. Подобными действиями «нарушается суверенитет Российской Федерации», гласит текст законопроекта. Как следствие такие решения в случае их принятия не в России будут признаваться заведомо неправосудными – видимо, даже в том случае, если решение вынесено в пользу гражданина России. Но такую возможность законодатели даже не рассматривают, исходя из того, что зарубежный суд, разумеется, намерен россиянина обязательно ограбить – например, наложить арест на недвижимость и прочие активы либо заморозить, а то и конфисковать деньги на зарубежных счетах. В таком случае законопроект гарантирует пострадавшему право на компенсацию за счёт средств федерального бюджета, то есть фактически за счёт налогоплательщиков. Причём .

Это в какие же суммы выльется принятие такого закона и, вообще, потянет ли их бюджет?

«Дело даже не в количестве денег, дело в принципе, – объяснил «Нашей Версии» главную неувязку Евгений Гонтмахер, экономист, руководитель центра социальной политики Института экономики РАН. – Я думаю, что Российская Федерация дела, закончившиеся судебными решениями за границей, компенсировать не может, если только это не затрагивает основы государственности, если это не процесс против России как государства. Когда же речь идёт о конфискации имущества, о каких-то депозитах, то нам сомневаться в объективности судов в тех странах, прежде всего в Европе, не приходится. Если же это делается, то относительно денег, недвижимости, нажитых преступным путём. И почему Россия должна компенсировать из бюджета этим людям их потери? Сейчас многие единороссы соревнуются с элдэпээровцами – кто внесёт более маразматичный проект закона».

По теме

Действительно, почему государство должно будет компенсировать за наш с вами счёт, например, убытки фигурантки «списка Магнитского» Ольги Степановой, бывшего руководителя инспекции ФНС № 28 по г. Москве – той самой, чьи действия по возврату денег из бюджета под видом «переплаченного» налога на прибыль на основании поддельных договоров и сфабрикованных судебных решений расследовал погибший в тюрьме юрист. Если зарубежное имущество, зарегистрированное на супругов Степановых, будет арестовано, нам придётся вернуть им стоимость виллы на Адриатике – 700 тыс. долларов. Плюс 3 млн долларов за виллу в Объединённых Арабских Эмиратах на самом берегу Персидского залива с земельным участком и бассейном, 6 спальнями, 7 санузлами, террасой площадью 53 квадратных метра и т.д. Плюс две эксклюзивные квартиры в комплексе «Кемпински Резорт Пальм Джумейра» в Дубаи за 4 млн долларов согласно прейскуранту, а также офшорные компании и офшорные банковские счета.

Одна такая компенсация обойдётся бюджету в сумму, во многие разы превосходящую все годовые выплаты по делам о судебной волоките. При этом авторы в финансово-экономическом обосновании законопроекта утверждают, что его принятие не потребует дополнительных расходов из федерального бюджета. Правда, правовое управление Госдумы поправило депутатов, указав в своём заключении, что дополнительных расходов всё же не избежать и на законопроект необходимо получить заключение правительства.

Мы отберём у них автопарк!

Но таки да, документ вовсе не возлагает обязанность по выплате этих компенсаций исключительно на плечи налогоплательщиков. В нём предусматривается возможность представления Россией в лице Минфина регрессных требований к лицу, по иску которого иностранный суд принял решение, нарушившее интересы российского гражданина или организации. При этом требования представляются не в иностранный суд (на него, ясное дело, надежды нет), а в российский арбитражный, который сможет налагать арест на находящуюся в России собственность этого самого лица. Однако, видимо, сознавая, что собственности в России у такого лица может не оказаться, законодатели предложили «принимать обеспечительные меры» к находящемуся в России имуществу самого зарубежного государства, чей суд нарушил права гражданина России.

При этом взыскание предлагается обращать в том числе на имущество, пользующееся иммунитетом. Иными словами, в случае конфискации, например, квартир Владимира Пехтина в Майами Россия сможет отобрать у американского посольства весь автопарк. Хотелось бы, конечно, ещё и роскошное здание на Новинском бульваре, но оно у американцев не в собственности, а всего лишь в безвозмездной аренде.

Но каким же образом российские власти должны обращать взыскание на имущество иностранных государств, пользующееся иммунитетом, если Россия с 1964 года является участником Венской конвенции о дипломатических сношениях, которая это прямо запрещает? Кстати, российское посольство в Лондоне уже почти 10 лет отказывается оплачивать въезд дипломатических автомобилей в центр города, и сумма недоимок, по подсчётам британского МИДа, уже превысила 7 млн долларов, но всё та же Венская конвенция не позволяет обратить взыскание на дипломатов и их имущество.

Жёны Цезаря вне подозрений

Один из авторов законопроекта – Михаил Старшинов – утверждает, что со «списком Магнитского» идея компенсаций никак не связана, а её авторы лишь хотят «защитить российских бизнесменов от юридических казусов». «Могу привести историю с библиотекой Шнеерсона. Например, контракт был заключён в Ставропольском крае, а споры происходят не в Ставропольском арбитраже, а в Стокгольмском», – пояснил единоросс.

Хорошо, поверим, что это действительно так, и прикинем другие версии. Возможно, главным поводом для такой превентивной защиты зарубежных активов россиян стала история с Кипром – в результате мер по реанимации финансовой системы острова вкладчики второго по величине банка страны, среди которых немало российских граждан и компаний, могут потерять до 80% своих средств.

По теме

Но и в этом случае вопросы остаются. Почему, например, в случае потери денег бизнесменами в офшорном банке или замораживания чьих-либо счетов по решению иностранных властей бюджет должен выплачивать им компенсацию с учётом неполученного дохода, причём немедленно? В то время как российская мать-одиночка годами добивается исполнения решений российского же суда о выплате алиментов, и максимум, на что она может рассчитывать, это 30 тыс. рублей за каждый год волокиты?

Однако всем очевидно, что первыми потенциальными выгодоприобретателями подобного закона станут именно фигуранты «списка Магнитского».

Депутат Госдумы от «Справедливой России» Дмитрий Гудков связывает новый законопроект с очередным раундом защиты интересов именно этого контингента, но кем бы ни были потенциальные жертвы американских законодателей, защитить их нашим рублём будет затруднительно. Почему – объясняет Евгений Гонтмахер: «Если предполагается не конфискация, а только заморозка счетов, как в случае с фигурантами «списка Магнитского», человек имеет возможность обратиться в суд и доказать, что он не имеет к этому отношения, – и тогда у него эти счета разморозят. Но, кстати, они все госслужащие, эти люди в «списке Магнитского», и то, что государство их так рьяно защищает, логично. Но если закон будет принят, он сделает публичными эти иностранные вклады, а Путин принял решение о том, что у чиновников не может быть иностранных счетов. И кстати, если деньги не конфискованы, как вообще посчитать ущерб от невозможности ими пользоваться? Закон бессмысленный даже с точки зрения защиты тех людей, кто попал в «список Магнитского».

Да уж, сложно себе представить, что генеральный прокурор Юрий Чайка или руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин в случае попадания в этот страшный список станут публично защищать свою зарубежную собственность, будь она обнаружена и «заморожена». Ведь по закону у российских госслужащих (а с недавнего времени и у депутатов) вообще не должно быть зарубежной собственности и они, как жёны Цезаря, должны быть вне подозрений.

Это уже правовой бандитизм

Законопроект не только ставит пострадавших от зарубежного правосудия в привилегированное положение по сравнению с жертвами отечественной судебной волокиты, но и потенциально ухудшает положение последних в случае принесения ими жалобы в ЕСПЧ. Регламент Страсбургского суда

предусматривает, что обращаться в него можно лишь после того, как гражданин использовал все возможности для защиты своих прав в национальных судах. Российская судебная система состоит из трёх звеньев: городских и районных судов, судов субъектов Федерации и судов высшей инстанции – Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного. Учитывая как раз российскую бюрократию и судебную волокиту, ЕСПЧ в своё время принял решение, согласно которому россиянам для обращения в Страсбург достаточно пройти лишь первую и кассационную инстанции – минуя обращение в высшие суды.

В октябре 2010 года председатель Конституционного суда Валерий Зорькин выразил недовольство подобной практикой, опубликовав в «Российской газете» статью, в которой указывал, что Россия не должна исполнять решения ЕСПЧ, если они идут вразрез с конституционными основами страны. Тогда главе КС пришлось оправдываться, говоря, что его не так поняли. Однако внесённый законопроект позволяет рассматривать обращение в Страсбург без предварительного прохождения всей российской судебной вертикали как нарушение права на рассмотрение дела компетентным судом, что автоматически сделает вердикт ЕСПЧ «неправовым». Россиянину, добившемуся в Европе компенсации за судебную волокиту, авторы законопроекта объяснят, видимо, что данная компенсация была ему присуждена с нарушением его же прав. Занятно, что всё это может стать реальностью в случае внесения «изменений и дополнений» в закон, изначально призванный обеспечить выполнение Россией своих обязательств перед ЕСПЧ.

Карина Москаленко, адвокат, специалист по жалобам в ЕСПЧ, так прокомментировала для «Нашей Версии» новую законодательную инициативу: «Я с возрастающим ужасом наблюдаю за тем пакетом документов, который спокойно принимается этим так называемым парламентом. Чтобы приравнять свои беззаконные решения к решениям Европейского суда, это надо обладать большой-большой «скромностью». Вообще, все цивилизованные представления о ведении дел в политике, экономике не укладываются в сегодняшнюю российскую канву. Это не просто правовой нигилизм, это уже правовой бандитизм».

Подстава для России

На мысль о том, что законопроект является исключительно очередным ответом на принятие в США «списка Магнитского», наводит и тот факт, что ранее подобные инициативы не появлялись – при том, что поводов было немало. Так, швейцарская компания Noga c 1993 года судилась с правительством России из-за контрактов на поставку в нашу страну продуктов питания и товаров длительного пользования. Россия оспаривала условия соглашений, однако сторону Noga сначала принял Люксембургский суд, а затем – частично – и Стокгольмский арбитраж. В ходе многолетней тяжбы, тянувшейся вплоть до 2007 года и закончившейся поражением швейцарской компании, арест накладывался то на зарубежные счета Внеш­экономбанка и Банка России, то на российское имущество, временно оказывавшееся в Европе. Например, Францию некоторое время не мог покинуть парусник «Седов», а Швейцарию – коллекция картин из Пушкинского музея. Но никогда за всё это время никому в России не пришла в голову идея в качестве ответной меры арестовать имущество швейцарцев, люксембуржцев или шведов. А поведи себя Россия не по закону, а по понятиям, вряд ли мы тогда выиграли бы суд и эта Noga по сей день пинала бы нас по всей территории Земли. Но ведь именно к подобному результату подводит новый законопроект.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.06.2013 15:26
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх