Версия // Украина // В ряде терактов заметен украинский след, но об этом молчат

В ряде терактов заметен украинский след, но об этом молчат

7768

Грохот боевого гопака?

5
В разделе

И говорили о воронежском взрыве в телеэфире мало и неохотно, и прекратили говорить как-то быстро, словно по чьей-то команде. То ли теракт, то ли несчастный случай, но двое погибших и два десятка пострадавших – шутка ли? Так что же это всё-таки было? Попробуем разобраться.

В начале десятого вечера 12 августа в центре Воронежа взорвался автобус ПАЗ. В салоне было порядка 30 человек. Собственно, пострадали при взрыве так или иначе практически все, кто находился внутри (у пятерых – тяжёлые ранения, ещё 26 человек получили ранения лёгкие и средней тяжести, две молодые женщины скончались в реанимации). То есть взрыв был достаточно мощный, и жертв могло быть намного больше, если бы взрывное устройство содержало поражающие элементы. Но их, что необычно, не было. Актуальная версия такова: возле установленной под одним из сидений печки находился «неизвестный взрывоопасный предмет», который и рванул, когда автобус стал отъезжать от остановки.

Теракт – не теракт?

Как правило, за совершённый теракт кто-то непременно берёт на себя ответственность. И это, пожалуй, правило, благодаря которому оперативники практически сразу узнают, с кем имеют дело. Но навскидку можно припомнить два странных случая, которые очень походили на организованные теракты, однако нам упорно говорили, что это чистая «бытовуха»! Первый – массовое убийство в Керченском политехническом колледже 17 октября 2018 года, второй – взрыв в жилом доме в Магнитогорске 31 декабря 2018 года. В керченском инциденте обвинили стрелка-одиночку Владислава Рослякова (хотя многочисленные свидетели заявляли, что стрельба велась перекрёстно, а значит, стрелок был как минимум не один, а операция силовиков со стрельбой закончилась далеко за полночь – Рослякова к тому моменту уже несколько часов, как застрелили). Магнитогорское же дело, насколько известно, расследуют по сей день. Впрочем, через две недели после взрыва в Магнитогорске запрещённая в России террористическая структура «Исламское государство»* попыталась было записать этот громкий теракт на себя, но, как отметили правоохранители, это была скорее попытка приписать себе чужие заслуги. Никаких доказательств предъявлено не было.

Между тем в магнитогорской трагедии мелькнул украинский след, а именно – запрещённого в РФ «Правого сектора***»**. А в Керчи не просто мелькнул – он обозначился столь рельефно, что как-то даже странно, что некоторые его до сих пор не видят в упор. Расположенная в Херсоне «Крымская прокуратура» заявила, что обнаружила и крымско-татарских изготовителей взрывчатки, и украинских пособников Рослякова, помогавших ему с покупкой оружия и обучивших стрельбе. Но считать керченского стрелка маньяком-одиночкой намного удобнее, чем членом террористической организации. А магнитогорский взрыв намного удобнее «повесить» на таджиков – водителя микроавтобуса и двух грузчиков. Есть ощущение, впрочем, что правду мы скоро так или иначе узнаем – в той ведомственной грызне, что затеяли нынче промеж себя украинские силовики, могут всплыть обстоятельства не только двух упомянутых историй, но и, к примеру, подробности двух нераскрытых подмосковных убийств – экс-главы ЛНР Валерия Болотова и лидера харьковского «Оплота» Евгения Жилина.

По теме

«Файне мисто» Воронеж

Так вот, об автобусе. В ноябре прошлого года ФСБ отчиталась о предотвращении «серии терактов» в Воронежской области. Фигуранты получили от 8 до 24 лет лишения свободы.

«Пресечена деятельность террористического сообщества, – сообщала пресс-служба ведомства, – сформированного в ИК-3 УФСИН России по Воронежской области неоднократно судимыми за тяжкие и особо тяжкие преступления».

Что важно: фамилии троих из пяти осуждённых вполне славянские – Степанов, Чаусов, Бугак. А Сергей Мухамедзянов – уроженец Донбасса. Как сообщалось, террористы среди прочего планировали «взрывы жилых домов» и «теракты на транспорте». Долетали слухи, что у Степанова с Чаусовым якобы имелись украинские паспорта. Впрочем, публично это не подтверждалось (но и не опровергалось).

А в феврале этого года Воронеж снова оказался в сводках ФСБ. Причём здесь уже говорили прямо:

«Пресечена деятельность сторонников украинской молодёжной радикальной группы, причастных к пропаганде идеологии неонацизма и массовых убийств, провоцированию межнациональных конфликтов, совершению насильственных преступлений».

Тогда оперативники взяли троих организаторов. Одна «ниточка» привела в Белгород, где в апреле – июне «приняли» ещё нескольких соучастников, а другая – в украинский Днепр, где, собственно, и находился «мозговой центр». В общем то, что ещё в январе 2013-го над Воронежем поднимался «флаг соборной Украины» («Это провокация!» – отбивался лидер местных украинских националистов Игорь Сахно), похоже, совсем не случайность. Центр города тогда, кстати, на несколько часов оцепили силовики – искали провокаторов. А организатор довольно быстро нашёлся. Им оказался глава запрещённой в России УНА****-УНСО и почему-то незапрещённого «Братства» киевлянин Дмитрий Корчинский. Сегодня Корчинский разъясняет, что именно «файне мисто» (хороший город) Воронеж – принципиальная «точка сборки» украинских националистов в России.

«Воронеж – этническая территория Украины, – настаивает Корчинский. – С Россией у нас идёт война. А на войне как на войне».

Кстати, в украинском учебнике «Новейшая история Украины» для 10 класса общеобразовательной школы ещё до майдана, в 2010 году, прописали, что Воронеж и Ростов-на-Дону – украинские, а не российские города.

Всё дело в газе?

На опубликованном видео с места воронежской трагедии видно, как некая женщина в светлом, то ли белом, то ли жёлтом, кого-то сажает в автобус, что-то передаёт собеседнику, они долго прощаются и, похоже, даже целуются. Затем женщина разворачивается и начинает уходить. Делает всего несколько шагов, и раздаётся взрыв. Но женщина, как ни в чём не бывало, продолжает неспешно уходить прочь.

Странно, правда? Автор этих строк пообщался со специалистом, понимающим в нюансах подобных историй. Его приговор: безоболочная взрывчатка без поражающих элементов. И вот это самое отсутствие наводит на некие мысли и заключения. Дело в том, что вся история исламистских терактов в России – это взрывчатка с осколками. Северокавказских исламистов так научили инструкторы. А вот украинских любителей погреметь со времён второго майдана научили как раз обратному – собирать взрывные устройства без поражающих элементов. В керченском колледже прогремели один или два взрыва, но жертв там практически не было – почему? А потому, что во взрывчатке у Рослякова (или у его возможных подельников) отсутствовали поражающие элементы.

А вот какую версию озвучил нам действующий сотрудник украинской военной разведки. Не исключено, что националисты Корчинского или какие-то иные тут ни при чём. Вполне возможно, что всё организовало ГУР МО Украины. Акция направлена на шантаж Москвы накануне трёхсторонних переговоров (Берлин – Москва – Киев) о будущем украинского транзита после введения в действие «Северного потока – 2». Киев не хочет остаться без своей ежегодной трёхмиллиардной «ренты», а на союзную Германию рассчитывать сложно, там нынче политическая пересменка, Ангела Меркель сдаёт пост канцлера. Вот и решено запугать Москву.

Анатолий Несмиян, востоковед

– След совершенно не северокавказский. Во взрывчатке отсутствовали поражающие элементы – не было ни одного такого теракта с участием чеченских или иных экстремистов с Кавказа. Почерк не их. Силовики наверняка понимают, чей это почерк, но, видимо, нет резона портить отношения с украинскими «партнёрами». Россия ведь на войну не явилась, не так ли? Террористы всегда заявляют о причастности к взрыву – если, конечно, они террористы, а не офицеры ГУР минобороны Украины. Но может, и криминал – это у силовиков основная версия, – разборки местных перевозчиков. Повсюду происходит что-то похожее, почему Воронеж должен быть исключением? Одно понятно, что ситуация не бытовая.

*
«Исламское государство» признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

«Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират») — официально запрещенная в России международная организация.

«Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана») — официально запрещенная в России международная организация.
**
17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистскими пять украинских националистических организаций: деятельность «Правого сектора», УНА-УНСО, УПА, «Тризуба им. Степана Бандеры» и «Братства» попали в России под запрет.
***
Украинская организация «Правый сектор». Признана экстремистской решением Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2014.
****
Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО). Признана экстремистской решением Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2014.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.08.2021 12:45
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх