// // В Рунете легко найти сайт, предлагающий купить по дешёвке фрагменты жестоких убийств

В Рунете легко найти сайт, предлагающий купить по дешёвке фрагменты жестоких убийств

17

Безумный шоу-бизнес

В Рунете легко найти сайт, предлагающий купить по дешёвке фрагменты жестоких убийств
В разделе

Какой прок записывать весь этот кошмар на видео? Может быть, это просто проявление садизма? Чтобы на досуге ещё раз насладиться муками жертвы? Оказывается, у авторов этого «документального кино» есть простые понятные резоны, не связанные с «патологическим психологизмом». Создатели «настоящего военного видео» зарабатывают на нём приличные деньги. Как утверждают оперативники, чеченские боевики снимают свои фильмы для пропагандистских целей и для отчётности перед «спонсорами».

— Эти кассеты потом переправляются за рубеж, — говорит Криворотов. — Вот, например, мы обнаружили в бункере у Дзейта письмо следующего содержания: «Передай, Мурза, привет дорогим нашим братьям-мусульманам, особенно тем турецким женщинам, которые свои украшения для нас собрали» и т.д. и т.п. «А ещё поблагодари того человека, которому понравилась наша кассета и который дал нам $10 тысяч».

Система «видеотчётности» хорошо развита, эта форма стала настолько традиционной, что боевики закрывают глаза на риск создания на самих себя доказательной базы. Бравируют перед камерами так, словно собираются жить вечно и уверены, что их никогда не найдут. Однако же находят. Впрочем, они всего лишь актёры в этом безумном «шоу-бизнесе». Пока актёры получают свои сроки, другие зарабатывают на этом деньги. Есть подпольные видеостудии, оснащённые весьма неплохим оборудованием, куда стекаются видеозаписи с фронтов.

Как говорят оперативники, всеми фильмами, что касаются чеченской тематики, занимается сын Аслана Масхадова Анзор. У него есть своя студия в Баку, он делает клипы, и потом эти записи распространяются, в том числе и через Интернет. Один из фильмов их производства под названием «Чеченские боевики — лето-2004» попал к нам в руки. Это не просто любительская видеосъёмка, а смонтированный полнометражный фильм с заставками, титрами и прочими атрибутами. Разбит фильм на главы: «Командиры», «Операции моджахедов» и так далее. Есть там и нашумевший эпизод, как Шамиль Басаев обходит захваченные в Ингушетии склады с оружием... Фильм на трёх языках — русском, арабском и чеченском. Видимо, чтобы максимальное количество людей поняли содержание.

Мы попытались выяснить у азербайджанского МВД, известно ли им, чем занимается Масхадов-младший у них под боком. Начальник пресс-службы полиции Азербайджана Садик Гезалов сообщил, что им ничего не известно о его нахождении на их территории. Впрочем, такие же комментарии давали азербайджанские силовики, когда Анзор раздавал интервью по поводу гибели отца из Баку.

В Министерстве государственной безопасности Азербайджана (аналог нашего ФСБ) комментарий насчёт Анзора Масхадова вообще не удалось получить.

Однако спрос на эти записи есть не только среди спонсоров терроризма, но и среди любителей «горяченького» видео. Так, в Рунете легко найти сайт, предлагающий за $20 купить пять видеофрагментов жестоких убийств. Сайт постоянно переезжает с места на место, видимо, провайдеры не очень хотят держать у себя подобную чернуху. В качестве журналистского эксперимента мы оплатили доступ на этот ресурс. Через несколько дней прислали пароль для доступа. Однако спустя две недели сайт переехал на новое место и отказывался принимать пароль, который, как обещалось, будет действовать в течение полугода. Автор ресурса на наши письма отвечать явно не горел желанием.

По теме

Впрочем, всё из представленного на платном ресурсе можно найти абсолютно бесплатно на сайтах чеченских, палестинских, иракских и прочих боевиков. Видимо, на этих ресурсах они оказываются уже после того, как видео оценят потенциальные спонсоры. Вторичный рынок, так сказать, не пропадать же добру.

Затем уже записи начинают свободно гулять по Сети. И оказываются в том числе на якобы антивоенных сайтах: на одном из подобных ресурсов можно найти видео казней и расстрелов из «горячих точек». Снизу приписка мелким шрифтом: «Мы верим, что увиденная жестокость позволит избежать каких-либо патриотических или романтических настроений в отношении войны». Чего здесь больше — ханжеского гуманизма или цинизма, непонятно.

Материалы для этой статьи мы собирали везде, где только могли. Некоторые записи были получены от представителей российских спецслужб, что-то отыскали в Интернете, не могли, конечно, и пропустить такие московские рынки, как Горбушка, Савёловский, Митинский.

Прилавки обходили, намекая, что нас интересует особый товар:

— Есть у вас документальные съёмки с войн?

— Пожалуйста, вот об истории Третьего рейха.

— А что-нибудь современное и желательно любительское?

— Ну-у, вы знаете, это не совсем законно. Конечно, что-нибудь найдётся, но стоить будет дороже. Оставьте телефон, мы вам позвоним.

За полдня нашлось четыре потенциальных продавца. Трое из них отзвонились в ближайшие сутки. Цены назывались от $100 до $300, обещали такое, что никто никогда не видел. У одного из них сделали контрольную закупку, деньги, естественно, вперёд. Как и ожидалось, это оказалось разводкой, видеофайлы были записаны на диске в формате Real Player, сразу стало понятно, что качали с Интернета. Вскоре замелькали уже знакомые кадры.

Мы вежливо объяснили, что это не совсем то, что хотелось бы, и если нам могут предложить действительно что-то необычное, то мы, в свою очередь, в средствах практически не ограничены. Кроме того, мы предупредили, что видео чеченского производства нас не интересует, ему красная цена 100 рублей на грозненском базаре.

Это был, конечно, блеф, но он сработал. Продавец диска, вертлявый брюнет, представившийся Андреем, понимающе закивал:

— Так бы сразу и сказали, что вы серьёзные коллекционеры. Приходите завтра к 17.00 в «Шоколадницу» на Мясницкой.

На следующую встречу явился уже совсем другой человек. Угрюмый малый с мучнистым шершавым лицом, сквозь которое пробивалась ржавая щетина. Хмуро протянул руку, процедив: «Эдик».

Эдик предложил угостить его водкой, что незамедлительно было сделано. За выпивкой он разговорился, подобрел, достал из портфеля ноутбук и продемонстрировал несколько роликов.

На одном, сделанном с весьма значительного расстояния, некто пытался выстрелить из одноразового гранатомёта, при выстреле гранатомёт взорвался, и голова стрелка разлетелась. Эдик пояснил: спецоперация ГРУ, проведённая без санкции руководства. Чеченцам продали специально подготовленные «Мухи», которые взрываются при попытке использовать. Ребята убили двух зайцев: и денег заработали, и боевиков уничтожили.

Второй ролик. В каком-то селе, названия Эдик не знал сам, происходило нечто, напоминающее зачистку. Каких-то аварцев зачищали чеченцы, но, судя по комментарию владельца ноутбука, это были «наши» чеченцы. Поразило, что среди «зачищаемых» затесался русский парень, видимо, очень молодой, практически подросток. Его ударили прикладом в лицо, был отчётливо слышен хруст ломающейся челюсти. Потом «наши» чеченцы подожгли большой и добротный деревенский дом. Оператор не спеша обходил горящее здание, явно стараясь, чтобы камера не дрожала.

Третий ролик вообще был за гранью добра и зла. Два здоровых белобрысых парня избивали и насиловали орущую на смеси чеченского и русского бабу средних лет. Снимал кто-то третий, который при этом переговаривался с насильниками, называя одного из них Антоном. Всё было очень долго и очень кроваво. Потом женщину убили тремя пистолетными выстрелами в промежность.

Эдик равнодушно пояснил: «Есть ещё один подобный, но не при мне, там одной чеченке лимонку засунули. Если будете их брать, отдам по штуке баксов за каждый».

Были в этом ноутбуке и «фильмы иностранного производства»: несколько перерезанных шей какими-то арабами каким-то европейцам и наёмник в песочном камуфляже, говорящий по-французски и вспарывавший живот рахитичному чернокожему мужичку.

«Иностранные дорогие», — деловито заметил Эдик.

Из дальнейшей беседы выяснилось, что в случае возникновения партнёрских отношений нам могут регулярно поставлять свежие записи и даже привозить что-нибудь под заказ. Захмелевший торговец «военным порно» стал пояснять, что у любой группы, идущей на спецоперацию, при себе одна-две видеокамеры. Иногда их запрещают брать с собой на задание, но такие запреты игнорируются.

— В принципе у меня серьёзная коллекция, больше 10 лет собираю, кое-кто в «горячих точках» знает, что я всегда могу прилично заплатить, даже специально для меня снимают, подрабатывают. То, что я вам показал, практически полный эксклюзив, один ролик я, правда, уже скопировал одному поляку, а один — американцу. Их там с детской порнографией поприжали, а это пока можно, но в России это есть только у меня.

Естественно, ничего коллекционного мы покупать не стали, Эдик пообещал позванивать, если появится что-то интересное и на прощание даже презентовал диск:

— Здесь иракские боевики захватывают американский «Хаммер», коллекционной ценности не имеет, потому что постановка.

Эдик ушёл, а я точно знал, что настоящая война не имеет ничего общего с той прекрасной, чистой, светлой войной моей юности, которую не могли испортить ни окопная правда романистов-фронтовиков, ни благопристойные сцены документальных расстрелов, ни даже рассказ моего двоюродного деда про то, как, испытывая трофейный браунинг, он перестрелял всех кур у каких-то немецких крестьян. И ещё зло брало, что какая-то сво... изобрела видеокамеру.

Опубликовано:
Отредактировано: 23.11.2016 22:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх