// // В России вскоре собираются ликвидировать исправительные колонии

В России вскоре собираются ликвидировать исправительные колонии

1699

Век зоны не видать!

2
В разделе

Исправительные колонии в России могут быть ликвидированы в самое ближайшее время – об этом сообщил директор Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Реймер, выступая на первом Всероссийском форуме общественных наблюдательных комиссий. Ликвидация колоний станет первым этапом масштабной реформы пенитенциарной системы, в результате которой останутся только СИЗО и учебно-исправительные учреждения, а также тюрьмы и колонии-поселения для взрослых. Ничего подобного в России ещё не было: эксперты считают, что по своим масштабам и степени общественной значимости реформа уголовно-исправительной системы (УИС) превзойдёт и реформу армии, и вообще все преобразования последнего времени. Но вот увенчаются ли успехом подобные колоссальные изменения и не станет ли «тюремная реформа» очередной громкой, но малополезной кампанией?

Исправительные колонии в России могут быть ликвидированы в самое ближайшее время – об этом сообщил директор Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Реймер, выступая на первом Всероссийском форуме общественных наблюдательных комиссий. Ликвидация колоний станет первым этапом масштабной реформы пенитенциарной системы, в результате которой останутся только СИЗО и учебно-исправительные учреждения, а также тюрьмы и колонии-поселения для взрослых. Ничего подобного в России ещё не было: эксперты считают, что по своим масштабам и степени общественной значимости реформа уголовно-исправительной системы (УИС) превзойдёт и реформу армии, и вообще все преобразования последнего времени. Но вот увенчаются ли успехом подобные колоссальные изменения и не станет ли «тюремная реформа» очередной громкой, но малополезной кампанией? Ведь пока нет ответа на ключевой вопрос: чем в случае масштабной реформы уголовно-исполнительной системы заменят отбытие наказания в исправительных колониях – домашним арестом, условным сроком или всё же тюрьмой? В деталях грядущей глобальной «тюремной реформы» разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Чтобы лучше понять, насколько масштабными будут анонсированные перемены пенитенциарной системы, обратимся к сухой статистике. По данным ФСИН, по состоянию на 1 октября этого года в 755 исправительных колониях России содержатся порядка 733 тыс. человек. И это при том, что всего в местах заключения на сегодняшний день пребывают 877,6 тыс. человек. В 225 следственных изоляторах, 7 тюрьмах и 164 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов, находятся «лишь» около 138 тыс. человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних – ещё порядка 7 тысяч.

В специальных закрытых учреждениях содержатся 70 тыс. осуждённых женщин. Медицинское обслуживание осуждённых и подследственных обеспечивают 131 больница различного профиля, а также медицинские части или здравпункты в каждом учреждении, 59 лечебных исправительных учреждений для больных туберкулёзом, 9 лечебных исправительных учреждений для больных наркоманией. В состав УИС входит также 2450 уголовно-исполнительных инспекций, в которых состоят на учёте 548,4 тыс. человек, осуждённых к наказаниям, не связанным с лишением свободы. Производственный потенциал УИС составляют 205 федеральных государственных унитарных предприятий, 499 центров трудовой адаптации осуждённых, 38 лечебно-, 40 учебно-производственных мастерских. При исправительных и воспитательных колониях функционируют 315 вечерних общеобразовательных школ и 521 учебно-консультационный пункт, 338 профессионально-технических училищ, действуют 510 храмов, 734 молитвенные комнаты. Штатная численность персонала УИС составляет 328,2 тыс. человек… Семь восьмых этого «государства в государстве» планируется сократить.

Говоря о грядущих переменах, глава ФСИН подчеркнул, что цель будущей реформы не что иное, как «скорейшее возвращение заключённых в общественную жизнь». Эксперты оставляют в стороне пафосные слова и говорят о другом: с каждым годом содержание исправительной системы обходится казне всё дороже, ну а в период кризиса, пожалуй, настало время начать экономить и здесь. Так что скорее всего именно финансовая составляющая и стала определяющей. Хотя и далеко не единственной.

По теме

Международные наблюдатели не раз пеняли российскому руководству на то, что-де заключённые, находящиеся в местах принудительного содержания, постоянно жалуются на переполненность СИЗО и колоний, необходимость ремонтных работ, которые проводятся крайне редко и несвоевременно, а также на сложность получения медицинского обслуживания и недостаток рабочих мест. По словам руководителя ФСИН, заключённые жалуются и на низкое информационное обеспечение и даже на то, что их одежда не всегда соответствует климатическим условиям. Жалоб много, а удовлетворить их нет никакой возможности. После смены руководства ФСИН (в августе этого года Юрия Калинина сменил Александр Реймер) в ведомстве прикинули, во что может обойтись удовлетворение всех жалоб, а также подсчитали примерную стоимость ремонтных работ. Получилась астрономическая сумма в десятки миллиардов рублей… В общем, реформа оказалась чрезвычайно своевременной: все сошлись во мнении, что для полноценной работы отечественной пенитенциарной системы будет достаточно колоний-поселений и тюрем.

Немаловажен и социальный аспект: с реформой согласны и российское общество, и международные организации, и правозащитники. По мнению последних, число колоний-поселений следует увеличить: заключённые будут пользоваться большей свободой и проедать меньше бюджетных денег. Так, руководитель фонда «Социальное партнёрство» Валерий Борщёв назвал инициативу Реймера «вполне здравой». «То, что собирается сделать руководство ФСИН, соответствует нашему европейскому выбору и общечеловеческой системе ценностей, – заявил он. – В принципе только у нас в России осталась система колоний как пережиток гулаговской системы наказаний. Главный минус исправительных колоний – скученность в этих самых бараках, которая часто приводит к насилию». По мнению г-на Борщёва, ликвидация исправительных колоний поможет искоренить и «зоновские понятия»: «Люди там бесчинствуют особенно сильно, а всё потому, что в бараках живут по 80 человек и персонал просто не может уследить за всеми».

Другими словами, наша власть в кои-то веки подготовила популярную реформу: Неужели просто выпустят на свободу? Тут и до «холодного лета 53-го» недалеко…

Именно эти сомнения терзают сейчас депутатов Госдумы. Не случайно «единороссы», входящие в думский Комитет по безопасности, сейчас готовят свой пакет предложений. А уж парламентская оппозиция инициативу ФСИН и вовсе подвергает остракизму.

«В 1953-м у нас уже сочли за благо выпустить на свободу сотни тысяч зэков, не подумав о том, куда пойдут эти люди и что будут делать, – горячится Владимир Жириновский. – И это обернулось трагедией, разгулом преступности в стране. Страшно подумать, к чему такой массовый исход может привести сейчас, ещё и в кризис, когда и законопослушному человеку устроиться на работу проблематично. Вышел человек на свободу, не нашёл работы, куда, я вас спрашиваю, он пойдёт? Система социальной адаптации не продумана, а денег у вышедшего нет. И что?!»

Во ФСИН, правда, оговариваются, что реформа будет проводиться поступательно –

всех сразу на волю не выпустят. Но ведь, даже по самым скромным подсчётам, в самое ближайшее время нововведение освободит более 40 исправительных учреждений – об этом открыто заявило руководство ФСИН… «Федеральная служба исполнения наказаний собирается отказаться от исправительных колоний в рамках реформы тюремной системы, и это, возможно, правильно, – рассуждает в беседе с корреспондентом «Нашей Версии» Геннадий Зюганов. – Но нас торопят, экспертам не дают возможности вникнуть в суть изложенных предложений. Глава ФСИН Александр Реймер заявил, что соответствующий законопроект будет разработан в Минюсте и направлен в Госдуму до конца 2009 года, и после того как документ пройдёт все три чтения, в России останутся только два вида исправительных учреждений – колонии-поселения и тюрьмы. Но ведь это какие-то нереальные сроки, с такой скоростью у нас никогда ничего не делалось. Есть сомнения, и весьма серьёзные, в том, насколько эта реформа продумана».

По теме

Действительно, в новаторском проекте ФСИН много белых пятен. Скажем, система наказания, которую Реймер предлагает ввести для несовершеннолетних заключённых: вместо воспитательных колоний их планируют содержать в специально оборудованных для этого центрах, а освободившиеся помещения исправительных колоний ведомство намерено либо передавать предпринимателям «в инвестиционных целях» (читай – сдавать в аренду), либо переоснащать их в те же самые спеццентры для несовершеннолетних осуждённых. «Но в чём тогда смысл? – задаётся вопросом Геннадий Зюганов. – Всё это очень походит на показуху». Ни коммунисты, ни либерал-демократы не собираются голосовать за предложения Реймера, во всяком случае, до тех пор, пока они не будут отработаны, по словам Жириновского, «на все сто».

Один из крупных функционеров «Единой России», входящий в высший совет партии, на правах конфиденциальности сообщил корреспонденту «Нашей Версии», что и в партии власти не убеждены в безоговорочности доводов главы ФСИН. «Необходимость такой реформы назрела давно, действующая система пенитенциарных учреждений слишком громоздкая и дорогостоящая, – сообщил он. – Исправительные колонии, которые делятся на колонии общего, строгого и особого режимов, только мешают адаптации освободившихся заключённых в обществе и чаще ломают личность, а не исправляют её. Но существует опасение: поломав одну систему, удастся ли качественно заменить её другой? Уверенности у нас нет, хотя руководство ФСИН и уверяет, что у них всё продумано до мелочей».

По мнению Александра Реймера, колоний-поселений и семи тюрем, действующих на территории России, должно хватить для полноценной работы пенитенциарной системы: «Нет смысла в громоздкой системе исполнения наказаний, – заявил глава ФСИН. – Количество преступлений, как свидетельствует статистика, от этого не снижается, скорее наоборот. Деньги уходят колоссальные, а смысл? Проведя реформу, мы на первом этапе оставим два вида закрытых учреждений. В колониях-поселениях будут находиться осуждённые за преступления, совершённые по неосторожности, и будут содержаться без охраны, но под надзором администрации. В часы от подъёма до отбоя они будут иметь право свободно передвигаться по территории колонии-поселения, проживать с семьями и носить обычную одежду, а не арестантские робы. А в тюрьмах согласно действующему законодательству останутся осуждённые на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, рецидивисты и переведённые за постоянные нарушения внутренних правил заключённые исправительных колоний. Так мы и людей распределим, не смешивая тех, кто отбывает заключение за незначительные преступления, с рецидивистами, и сохраним больше порядка».

Председатель Комитета Госдумы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Попов поддерживает инициативу руководства ФСИН. По его словам, в реформе наказаний огромная роль будет отводиться так называемым общественным наблюдателям – представителям некоммерческих организаций, занимающихся правозащитной деятельностью. «До конца года в закон будут внесены поправки, регулирующие порядок посещения общественными наблюдателями мест лишения свободы, и эти самые общественные наблюдатели и возьмут на себя функции «регулировщиков реформы», – заявил Сергей Попов. В настоящее время наблюдатели работают в 70 российских регионах, всего их 485 человек. Но вот вопрос: хватит ли у этих людей сил и знаний, чтобы определить, кого из заключённых «пустить под сокращение» и отправить на свободу, а кого оставить в тюрьме? А ведь именно им, этим общественникам, придётся взять на себя бремя ответственности за возможный провал реформы в том случае, если после массового выхода из мест заключения вчерашних зэков страну захлестнёт «девятый вал» преступности.

По словам Сергея Попова, ответственность с наблюдателями готовы разделить и члены Общественной палаты Российской Федерации. Они возьмут на себя контроль за действиями наблюдателей, во всяком случае, об этом имеются предварительные договорённости. Но снова вопрос: а как это кураторство будет регламентировано законом? Как ни к чему не обязывающая общественная деятельность? Но кто в таком случае будет нести ответственность за непродуманные решения, с кого спрашивать, в случае если самые худшие опасения станут реальностью и реформа забуксует?

Эти вопросы волнуют и депутатов, и членов Общественной палаты, и правозащитников, но больше всех – представителей Генеральной прокуратуры. «Беда в том, что многим реформа кажется необходимой и своевременной, – поделился с корреспондентом на правах конфиденциальности один из высших чиновников ведомства. – А на поверку оказывается, что все мы – и общество, и правоохранительные органы – вскоре столкнёмся с крайне сложной и вряд ли разрешимой проблемой. И не с одной. Во-первых, не решён вопрос социальной адаптации вчерашних заключённых, и это неизбежно приведёт к обвальному росту правонарушений с их стороны. Во-вторых, помещения колоний освободят, тюрьмы и без того переполнены, и куда нам прикажете девать тех, кого мы по роду наших служебных обязанностей станем ловить? В коммерческие тюрьмы, как нам обещает руководство ФСИН? Но ведь их ещё нет, они лишь в планах, а преступники – вот они, сегодня и сейчас. Приостановить отлов преступников на время, пока реформа не заработает в полную силу? И, в-третьих, если в рамках кампании судам будет дана команда выносить больше условных приговоров и приговоров с отсрочкой исполнения, кто даст гарантию, что это не подстегнёт рост преступности? В том-то и дело, что никто».

Через две-три недели в Госдуме собираются провести расширенные слушания по проблеме сокращения исправительных учреждений с участием юристов, общественных деятелей и представителей правоохранительных органов. Только после этого начнётся детальное изучение реформаторских предложений ФСИН. «Нам нужно понять, не стоит ли за всей этой красивой и, видимо, полезной инициативой какой-то странный расчёт, – делится своими сомнениями зампред Госдумы Владимир Жириновский. – Нет ли здесь желания продать места заключения третьим лицам, по примеру того, что сейчас происходит в армии с военными городками? Нет ли умысла в том, чтобы облегчить себе работу и спихнуть всю ответственность на правоохранительные органы и суды? Мы должны во всём очень серьёзно разобраться, чтобы не довести до беды».

Опубликовано:
Отредактировано: 19.10.2009 12:51
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх