// // Комиссия за обналичку в России уже составляет почти 15 процентов

Комиссия за обналичку в России уже составляет почти 15 процентов

434

Переход наличности

Чемоданы «валютного кэша» уже давно стали символом российской экономики
lori.ru
Чемоданы «валютного кэша» уже давно стали символом российской экономики lori.ru
В разделе

Министерство финансов РФ выступило с инициативой обязать все российские банки предоставлять данные о своих клиентах и их платежах сотрудникам Федеральной налоговой службы (ФНС). Подобное пренебрежение принципом банковской тайны объясняется необходимостью борьбы с укрывательством от налогов и отмыванием грязных денег. За последние годы немало кредитных организаций уже лишились своих лицензий именно по этой причине. Однако некоторые эксперты считают, что «прачечный» финансовый рынок не сокращается в размерах, а просто переходит под контроль тех банков, которые тесно связаны с государством. В теневой стороне жизни банковского сообщества разбирался корреспондент «Нашей Версии».

Статс-секретарь Минфина Сергей Шаталов называет предложение о раскрытии банковской тайны перед налоговиками «разумным». По его словам, для этого нужно приравнять банковскую тайну к налоговой, внеся соответствующие поправки в Налоговый кодекс РФ и финансовое законодательство. Судя по всему, вскоре так и произойдёт, а тайна вклада даже формально перестанет быть таковой.

Напомним, что в августе этого года своими принципами поступились даже знаменитые швейцарские «гномы». По требованию властей США руководство банка UBS, одного из крупнейших в Швейцарии, предоставило информацию о 4450 своих клиентах. Спустя две недели французский министр бюджетной политики Эрик Верт объявил, что получил из швейцарских банков сведения о более чем 3 тыс. вкладчиков. А недавно российский президент Дмитрий Медведев не исключил возможности обращения к швейцарским властям с запросом о счетах российских граждан. Пока в исключительных случаях.

Учитывая, что российские банки вскоре станут по замыслу правительственных чиновников открытыми для контроля извне, можно было бы предвкушать долгожданную победу над массовой «финансовой эмиграцией». Однако не всё так просто.

Для начала – небольшой ликбез. То, что называют отмывкой денег на территории России, скорее можно назвать их «огрязнением». Это на Западе «грязные», то есть криминальные, деньги нужно легализовать, чтобы жить в своё удовольствие. Там большая сумма наличности, «кэша», подозрительна, и её нужно превратить в законный вклад на банковском счёте. В России иная ситуация. В отличие от Запада в нашей стране и особняк, и яхта, и роскошные ювелирные изделия без проблем приобретаются за наличные. А следовательно, никаких поводов для отмывки криминальных денег нет. Под скопированным с Запада термином «отмыв» у нас понимают либо вывоз денег за границу, куда они переводятся через российские банки, либо их обналичку. Схема последней в принципе несложна. Бизнесмен заключает договор с некоей фирмой-однодневкой на оказание консультационных услуг или аудит и якобы платит ей через банк. При этом вся наличность, за исключением процентов, которые берёт себе за обналичку банк, остаётся у этого же предпринимателя.

Борьба с финансовыми «прачечными» началась в России ещё в 2001 году. За год до этого Межправительственная организация по борьбе с отмыванием грязных денег (FATF), созданная «большой семёркой», опубликовала перечень стран, где отмываются грязные деньги. В чёрном списке наряду с известными офшорами значилась и Россия. Отечественные власти были вынуждены принять федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма». Был также образован Комитет по финансовому мониторингу (ныне Росфинмониторинг) – так называемая финансовая разведка.

Конкретной же «зачисткой» занялся Центробанк (ЦБ) РФ. О том, что «финразведка» предоставила ему такие полномочия, свидетельствовало ведомственное письме № 117-Т. И то, что это было лишь письмо, а не поправки в закон о статусе ЦБ, скорее всего не было простой случайностью. Письмо статусом нормативного акта не обладает. А это значит, что .

По теме

Считается, что охота на банковские «прачечные» началась в 2004 году, с отзыва лицензии у Содбизнесбанка. И пошло дело: только за 2006–2007 годы лицензии были отозваны у 104 банков. Сейчас практически ежемесячно сообщается об очередных жертвах «зачистки», уличённых в отмывании денег. Казалось бы, усилия ЦБ должны были давно остудить горячие головы нечестных банкиров и заставить их переключиться на реальный сектор экономики. Однако, как недавно заявил сам зампред ЦБ РФ Виктор Мельников, отмыванием денег в России занимаются около 100 действующих банков. Всего, по экспертным оценкам, в прошлом году в России по незаконным схемам было обналичено 500–700 млрд. рублей.

По мнению эксперта консалтинговой группы «Налоговик» Вячеслава Шаталина, «подобными услугами пользуются 90–95% организаций. Только в Московском регионе речь идёт о сотнях миллионов долларов ежемесячно». По словам Шаталина, «как правило, через одну фирму-однодневку прогоняют 50–100 млн. рублей, после чего её бросают». Получается парадоксальный факт: чем больше ЦБ РФ отнимает лицензий, тем активнее банкиры включаются в процесс отмывания денег. Об этом же откровенно говорит и президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов: «Когда ЦБ РФ приступил к наведению порядка в банковской системе, обороты этого бизнеса ничуть не снизились, а, напротив, выросли. Объёмы регулярно снимаемых наличных денежных средств клиентов с банковских счетов огромны. Кроме того, широко практикуется обналичка банковскими клиентами сумм для выплаты «серых» зарплат. И хотя спрос на услуги остался прежним, число «операторов» начало сокращаться».

По словам Мамонтова, отсюда и пошли «разговоры о том, что перед надзорными органами поставлена задача оставить на плаву узкий круг таких «операторов», который легче контролировать». Более того, как публично заявил замгенпрокурора РФ Александр Буксман, полторы тысячи сотрудников ЦБ владеют акциями коммерческих банков, за которыми они же и надзирают. Член Комитета Госдумы по финансовому рынку Павел Медведев, в свою очередь, саркастично заметил: «Запишут акции на тёщу – и никаких проблем».

Так что вряд ли стоит удивляться, что стоимость услуг обналички неуклонно растёт. По оценкам зампреда ЦБ РФ Виктора Мельникова, за период с 2005 по 2007 год она увеличилась с 0,2–0,3 до 13–14% суммы операции. Другие эксперты, например Вячеслав Шаталин, оценивают сегодняшний тариф чуть ниже – в 10–12%. Но суть дела от этого не меняется. Монополизация рынка отмывания денег неизбежно должна заставить цены взлететь вверх.

Немудрено, что в последние годы набирает силу новый процесс – обналичка за рубежом, а если точнее, в прибалтийских банках. По данным Росфинмониторинга, с начала этого года российские предприниматели спрятали там от налогов 295 млрд. рублей. Причём эта сумма, согласно официальному докладу ведомства, неуклонно растёт. При этом денежные переводы из России осуществляются абсолютно законно – через известные российские банки, пользующиеся почти безупречной репутацией. Вот только поступают средства на их счета, как правило, от фирм-однодневок, которые ликвидируются сразу после совершения одноразовой сделки. В Прибалтике эти деньги тут же снимаются со счёта, и специальные курьеры отвозят их обратно в Россию.

По данным Налогово-таможенного департамента Эстонии, только за пять месяцев этого года из России в это прибалтийское государство было официально ввезено 1,5 млн. евро, а вывезено в Россию примерно 175 млн. евро. Причём, по данным Центральной криминальной полиции Эстонии, задекларированная валюта составляет лишь десятую часть общей суммы вывозимых из страны наличных денег.

По словам Мамонтова, «комиссия, которая берётся за отмыв денег в нашей стране, составляет в день 10–15 млн. долларов «кэша». Но ничего этого не было бы, если не было бы «крыш». Банковский эксперт считает, что «главная проблема – это созданная нормативно-правовая база, позволяющая творить произвол. В ЦБ РФ были разработаны искусственные критерии, которые определяли право на существование тех или иных банков. Со временем стало очевидно, что приоритет отдаётся банкам с крупным государственным участием и иностранным банкам. Всё, что связано с крупными наличными суммами, к сожалению, ведёт в коридоры власти».

Опубликовано:
Отредактировано: 07.10.2009 11:34
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх