// // В мире не осталось ни одного финансового эталона

В мире не осталось ни одного финансового эталона

331

Золотой нестандарт

Цена золота на бирже многократно превышает его себестоимость
и имеет все признаки очередного «пузыря»
Фото: ИТАР-ТАСС
Цена золота на бирже многократно превышает его себестоимость и имеет все признаки очередного «пузыря» Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Когда мировые валюты лихорадит, акции компаний дешевеют, а долговые обязательства правительств растут, возникает вопрос, в чём хранить свои сбережения. На протяжении веков ответ был один – в золоте. Теперь этот ответ неверен. Убежища для сбережений оказываются эфемерными.

Валютных спекулянтов просто вымывает с рынка. Даже самые опытные из них сегодня не могут ответить на вопрос, какая валюта более устойчива. Несмотря на решение ноябрьского саммита G20 в Сеуле воздерживаться от «валютных войн», волна девальваций продолжается. Так, доллар падает из-за решения Федеральной резервной системы США напечатать лишних 600 млн долларов, евро – из-за проблем то с Испанией, то с Ирландией, а теперь поговаривают даже, что один из лидеров ЕС, Франция, испытывает проблемы в экономике. «Сегодня вопрос не в том, какая валюта укрепится. Вопрос в том, какая из них упадёт сильнее других», – говорит трейдер валютного рынка Илья. А эта задача намного сложнее.

Проблемы с валютами – лишь отражение тех проблем, которые испытывают экономики развитых стран. Ведь если вникнуть в суть кризиса, то он заключается в утрате доверия. Которое, стоит заметить, базируется на уверенности в неисчезающей стоимости базовых активов.

До 2008 года таким активом считалась недвижимость, стоимость которой только росла на протяжении многих десятилетий. Правда, в Японии после кризиса 80-х недвижимость подешевела и больше не росла, но это считалось удивительным исключением. К тому же сама недвижимость никуда не исчезает – значит, даже дешевея, она всё же не утрачивает стоимости, отмечали эксперты. И советовали покупать ипотечные бумаги, ведь их базовый актив никогда не исчезнет.

Кризис показал, что недвижимости не обязательно исчезать физически: достаточно, чтобы её цена упала ниже долговых обязательств владельца самой недвижимости и ипотечных бумаг – и вот уже от «токсичного» актива все бегут без оглядки. А будущее, вполне возможное, кстати, подорожание недвижимости никак не спасает перекредитованные экономики. Потому что поговорка «время – деньги» стала убийственно верной: деньги сегодня всем нужны вовремя.

Сейчас хорошей идеей считается вложить деньги в золото или продовольствие. Президент Всемирного банка Роберт Зеллик говорит о необходимости возврата к «золотому стандарту», пусть и в виде ориентира. Величайший валютный спекулянт мира Джорж Сорос говорит, что он вложил свои активы в золотые фьючерсы. А уж о том, что наступает эпоха дорогой еды, даже говорить не надо: все видят, как растут цены.

Однако буквально на днях случилось несколько событий, показавших всю эфимерность цен на «вечные ценности».

9 ноября 2010 года цены на серебро рухнули сразу на 10%. Нужно заметить, что серебро оказалось гораздо более выгодным драгметаллом, нежели золото. Так, только с августа этого года оно подорожало на 50%! Золото в это же время, несмотря на все крики, выросло в цене лишь на 20%. Что же произошло?

А произошла очень простая вещь. Ориентиром цен на серебро являются котировки фьючерсов на этот металл – в первую очередь на Чикагской товарной бирже (ЧТБ). Это основная площадка мира по торговле производными инструментами – фьючерсами и опционами. Здесь нужно заметить, что эти инструменты удобны тем, что не надо платить полную стоимость покупаемого товара, ведь торгуется только обязательство поставки товара. То есть, Это, кстати, позволяет покупать товара в 100–500 раз больше, чем иначе можно было бы себе позволить.

По теме

Так вот, 9 ноября руководство ЧТБ объявило, что увеличивает размер ГО на серебряные фьючерсы. Причём довольно резко – на 30%. Все спекулянты, купившие серебра «на все» (а таких было большинство), должны были либо срочно пополнить счёт на 30%, либо продать на столько же фьючерсов. У мелких спекулянтов лишних денег не было, и они начали продавать фьючерсы. Так как мелких спекулянтов на рынке производных всегда много, цены на серебро начали снижаться. Видя снижение цен, начали продавать фьючерсы и крупные держатели – нет смысла заводить деньги под дешевеющий актив. Вскоре цены на серебро достигли критического уровня – так называемого уровня поддержки, после которого продавать стали и «биржевые роботы» – компьютерные программы, торгующие вместо людей по чисто техническим показателям. Чем окончательно обвалили цены.

И это не случайность. Аналогичным образом – повышением ГО – нью-йоркская биржа продовольственных фьючерсов ICE Futures U.S., главная мировая площадка торговли сахаром, кофе, какао, хлопком и другими сельскохозяйственными товарами, недавно обвалила за две торговые сессии на 20% цену на сахар. Повышено гарантийное обеспечение и на другие быстро дорожающие фьючерсы – сою, хлопок.

Нужно заметить, что биржи во всём мире – совершенно коммерческие заведения. Правительственные регуляторы могут, конечно, оказывать на них влияние, но указывать размер ГО не вправе. То есть завтра, например, Лондонская биржа металлов или та же ЧТБ может повысить ГО на золотые фьючерсы. Кто тогда первый бросится продавать золото? Сорос? Мировые центробанки? Или мелкие спекулянты, которых в золотых фьючерсах гораздо больше, чем в серебряных? И заметьте: правительства с полным основанием смогут сказать, что они здесь ни при чём – биржевые торговые площадки им не подчиняются.

Итак, биржевые цены на золото и продовольствие не эталон. Они всего лишь отражение далеко не здравых рассуждений спекулянтов о возможном риске. Но, может быть, у них есть фундаментальная ценность?

Для сведения: при рыночной стоимости 1400 долларов США за унцию себестоимость добычи золота составляет в среднем около 400 долларов США. Тогда давайте зададимся вопросом: а для чего нужно золото? В Средние века и эпоху Возрождения, когда, кстати, золото и получило звание универсального платёжного средства, ценность золота заключалась в нескольких факторах: редкость, неизменность, удобство. Золото было редко – на известных территориях золотых запасов было не много, а технология извлечения была достаточно дорога. Мягкость и ковкость золота позволяли хранить и использовать его самым удобным образом: можно начеканить монет, а можно превратить в кольца и браслеты – в том и другом случае золото можно всегда носить с собой. При этом вес его можно регулировать – в отличие от драгоценных камней. А главное – золото можно было хранить сколь угодно долго и в самых экстремальных условиях: под водой, в земле. В эпоху разбойничьих набегов, непрекращающихся войн и засилья пиратов это свойство золота было, пожалуй, самым ценным.

Сегодня золото используется в электронике, химии и ювелирном деле. В кризис их потребность в золоте, естественно, падает. Редкость золота сохраняется до сих пор, однако в мире есть и гораздо более редкие металлы, и не только металлы, столь же стабильные и удобные. Вот и получается, что сегодняшняя ценность золота в значительной степени базируется на вере людей в его ценность. Сколько будет стоить золото, если эта вера пошатнётся, как пошатнулась вера в ценность недвижимости? Возможно, именно эти соображения заставляют мировые правительства не торопиться не только с введением золотого стандарта, но даже и с увеличением золота в резервах своих центробанков.

С продовольствием тоже не всё так просто. Есть теория о том, что повышение благосостояния людей в развивающихся странах вызывает рост потребности в продовольствии: если вчера миллионы китайцев довольствовались чашкой риса в день, то сегодня они заказывают сочный бифштекс. Но мировое сельское хозяйство имеет ограниченный ресурс – прямо говоря, еды на всех не хватит. Следовательно, еда будет дорожать. Теория, надо сказать, стройная. Однако то, как легко растут и падают биржевые цены, заставляет подозревать, что и здесь не всё гладко. И кто может уверенно сказать, сколько в цене той же пшеницы «весит» её реальный дефицит в результате неурожая, а сколько – спекуляции? Излишне говорить, что актив, количество которого, а значит и ценность, меняется в зависимости от погоды, мало подходит на роль «убежища».

А раз такой уверенности нет, то можно констатировать одно: сегодня ценами правит, мягко говоря, не только рынок. И даже не правительства, во всяком случае, не всегда правительства. Достаточно легко манипулировать ценами могут разве что сами торговые площадки – путём изменения размера ГО или других существенных условий торговли. Интересно, что будет, когда это осознают основные игроки мировых рынков? Что произойдёт со сбережениями миллионов людей, хранящихся в золотых изделиях, монетах и слитках? А главное, как будет жить мировая экономика, если лишится одного из фундаментальных своих постулатов: о существовании ценового ориентира, универсального и неизменного, обладание которым не даёт сбережениям исчезнуть?

Опубликовано:
Отредактировано: 06.12.2010 12:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх