// // Мошенник Ставиский заработал на аферах в Европе 650 миллионов франков

Мошенник Ставиский заработал на аферах в Европе 650 миллионов франков

586

Русская пирамида

Кадр из фильма "Стависки"
Кадр из фильма "Стависки"
В разделе

Грандиозные строительные проекты в столице, многомиллионные кредиты частной компании под государственные гарантии, коррупционные связи, охватывающие министерства, политические партии, финансистов и органы внутренних дел, и громкий политический скандал на высшем уровне как результат журналистских разоблачений. Отставки, смена правительства, активизация оппозиции – на первых страницах европейских газет крупными буквами печатают русские фамилии. Хорошо знакомая картина? А ведь это Париж 1933–1934 годов.

Грандиозные строительные проекты в столице, многомиллионные кредиты частной компании под государственные гарантии, коррупционные связи, охватывающие министерства, политические партии, финансистов и органы внутренних дел, и громкий политический скандал на высшем уровне как результат журналистских разоблачений. Отставки, смена правительства, активизация оппозиции – на первых страницах европейских газет крупными буквами печатают русские фамилии. Хорошо знакомая картина? А ведь это Париж 1933–1934 годов.

Вначале 1930-х в Европе стал активно действовать банк под названием Crédit municipal de Bayonne. Ничем не примечательное коммерческое предприятие из небольшого города на юго-западе Франции за считанные месяцы превратилось в успешную финансовую компанию, ворочавшую миллионами. Её создатель, выходец из России Александр Стависский договаривался с мэрией Парижа о грандиозном контракте на строительство жилых домов. Выпущенные под это облигации на 100 млн франков казались наилучшим вложением и пользовались огромным спросом. Но вскоре владельцы выпущенных фирмами Стависского бон оказались ни с чем. Все деньги исчезли.

Дело Стависского очень напоминает российские финансовые пирамиды 1990-х: их организаторы также обещали немыслимый доход, привлекали для рекламы звёзд, выпускали собственные деньги – «мавродики», покрывали долги с помощью новых займов… И всё же размах у Мавроди и компании был не тот. Они просто стремились набить карман за счёт доверчивых граждан. А Стависский и его окружение играли в более серьёзные игры.

Маленький город Байонна был выбран для создания банка не случайно. Дело в том, что рядом находится Биарриц – один из самых роскошных европейских курортов, место отдыха высокопоставленных особ и миллионеров. А ещё поблизости – франко-испанская граница. Когда в апреле 1931 года в стране провозгласили республику, бегство аристократии стало носить массовый характер.

Деньги эмигранты старались вкладывать в драгоценности – опыт европейских революций XX века показал, что это лучший способ сохранить состояние: и перевозить удобно, и реализовать легко. Но чтобы вести привычный образ жизни, нужны наличные – и вот возникает идея создания банка, в котором ювелирные изделия и бриллианты послужат финансовыми гарантиями. Были в действительности в активе банка уникальные драгоценности или нет – так и осталось неизвестно. Впоследствии в сейфах нашли только подделки, но подменить оригиналы могли в любой момент. В любом случае объявленного обеспечения оказалось достаточно и простым гражданам, и властям.

По теме

Схема, которая реализовывалась в дальнейшем, хорошо знакома российским гражданам. Под «активы» банка выписывались чеки, выпускались облигации, брались займы. Выплачивались ссуды «нужным людям» – политикам, журналистам, полицейским. Оборот рос, росло и количество «привлечённых средств». У руля предприятия стоял Александр Стависский, или Саша`, как его тогда называли – с ударением на последний слог. Он умел очаровывать, убеждать, внушать доверие.

Секрет был прост: чтобы много получать, надо много тратить. Стависский буквально сорил деньгами – но каждая трата была тщательно просчитана. Дорогие машины и украшения, проигрыши в казино и подарки друзьям, красивые женщины и запоминающиеся вечеринки – всё работало на образ человека удачливого и ни в чём не нуждающегося. Так появлялись высокопоставленные знакомые, с помощью которых можно было увеличивать своё влияние и затыкать рот желающим покопаться в тёмном прошлом, а заодно и в настоящем. Деньги помогали завязывать связи, а связи помогали получать больше денег.

Байонна оставалась местом, где можно отдохнуть, сходить в казино, провести нужные встречи, но действовал Стависский уже по всей Франции.

«Как-то в 1931 или в 1932 году я обедал с Мерлем в марсельском ресторане, – вспоминал Илья Эренбург. – За соседним столиком сидел красивый брюнет, похожий на аргентинского танцора; он ухаживал за дамой; когда бродячая продавщица цветов протянула даме розу, он швырнул ассигнацию и чересчур громко сказал: «Сдачи не нужно». Мерль наклонился ко мне: «Это Александр, один из самых талантливых жуликов Парижа. Кстати, он ваш соотечественник...»

Родители Стависского действительно были выходцами из Российской империи, но в его биографии – сплошные тёмные пятна. Указываются и разные места рождения (Одесса, Киев, небольшой городок близ Киева), и разные годы (1886, 1888). Пишут, что Стависские эмигрировали после революции и что Александр учился за границей – окончил лицей Кондорсэ. В общем, концы с концами не сходятся. Вроде бы служил в банке, растратил казённые деньги и подделал подпись директора на векселе.

Сохранилась фотография из полицейского досье, сделанная 19 ноября 1918 года. И всё же чем занимался Стависский первые 30 лет жизни, точно не известно. Он появляется в Париже, затем в Вене, потом опять во Франции. Возникает ниоткуда и пропадает в никуда. Но зато когда он на виду, то сразу разворачивает энергичную деятельность.

Вроде бы его главная цель – обогащение, но не только. Постепенно Александр становится одним из самых влиятельных и информированных людей Франции, оставаясь при этом человеком-загадкой для всех, даже для жены и друзей (или, лучше сказать, сообщников), лишь повторявших его рассказы о прошлом.

«Стависский выпустил ничем не обеспеченные боны на сотни миллионов франков, которые приобретались страховыми компаниями, которые выполняли указания Министерства колоний, которому их рекомендовало Министерство торговли, которое прислушивалось к мнению мэра Байонны, которого консультировал продавец магазина hockshop, которому давал советы Стависский» – так описывал «преступную модель» один из парижских журналистов тех лет. Изящная конструкция оставляет в стороне главное – в успешной реализации схемы были заинтересованы очень многие. Проекты Стависского пытались использовать в своих целях разные политические силы – и не только во Франции, но и в Испании, Германии, Италии, СССР.

Фешенебельный Биарриц являлся идеальным местом для развлечений, но главное – оттуда можно было без особого риска воздействовать на ситуацию в Испании. Crédit municipal de Bayonne создавался в том числе и для помощи силам, способным противодействовать республиканцам. Выписанными Стависским чеками на предъявителя оплачивались поставки оружия, пиар-компании, информаторы и агенты влияния. Но финансировали своих сторонников через Стависского не только испанские монархисты. Во Франции к его услугам прибегали представители и правых, и левых партий. Он имел контакты с итальянскими фашистами. Из Германии с его помощью выводили деньги те, кто спешил покинуть рейх после прихода к власти Гитлера. А ещё у Стависского были связи с международным троцкистским движением.

Когда обнаружилась связь Стависского с троцкистами, считавшие его до тех пор своим правые предприняли решительные меры: в прессе появилась серия разоблачительных статей, вопрос подняли в парламенте. Новый Интернационал имел все шансы на успех, если вспомнить, что во главе французского правительства в то время стояли социалисты, а Стависский не просто мог бесконтрольно расходовать огромные суммы, но ещё и контролировал значительную часть средств правых партий. Но скандал привёл к мгновенному краху пирамиды.

8 января 1934 года Саша был найден в гостиничном номере мёртвым. Официальная версия гласила: самоубийство. Правда, хорошо знавшие Стависского люди не верили, что он мог покончить с собой. Пошли слухи, что пулю выпустил агент полиции Вуа.

Газеты подавали происходящее как коррупционный скандал. 6 февраля крайне правые вывели своих сторонников на площадь Конкорд и попытались прорваться к парламенту. Левое правительство Даладье подало в отставку.

В распоряжении Стависского было до 650 млн франков. Растратить такую огромную сумму просто нереально, даже если швырять деньги направо и налево. «Золото Стависского» найти не удалось, драгоценности в сейфах его банка оказались фальшивыми. Далеко не все деньги доходили до настоящих адресатов, почему – большой вопрос. Мелкий жулик, сумевший обмануть всех и вся, – не слишком правдоподобное объяснение, но оно устраивало большинство. В ходе расследования других подозреваемых, в том числе жену Александра, оправдали.

Опубликовано:
Отредактировано: 25.10.2010 11:16
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх