// // В ближайшие два года Минобороны планирует взорвать 12 миллионов тонн боеприпасов

В ближайшие два года Минобороны планирует взорвать 12 миллионов тонн боеприпасов

523

Взлетим на воздух

2
В разделе

В России гремят взрывы – бессмысленные и беспощадные. 23 июня на военном полигоне в Рязанской области взорвались два грузовика, на которых для утилизации вывозились пороховые заряды от артиллерийских снарядов. Погиб один военнослужащий, и ещё более 20 серьёзно пострадали. 1 июля вновь рванул уже печально знаменитый 31-й арсенал ВМФ, расположенный в Ульяновске, пострадали двое солдат. 3 июля близ Бийска во время утилизации снарядов погибли шесть человек – двое военнослужащих и четверо сотрудников оборонного предприятия. Спустя двое суток на учебно-тренировочном полигоне в Самарской области при сжигании пороха и запалов от ручных гранат погиб офицер, второй работавший с ним военнослужащий получил тяжёлые ранения. Не слишком ли много ЧП за две с небольшим недели? Кому же сегодня доверяют столь опасную работу и можно ли как-то предотвратить череду взрывных катастроф? В этих вопросах попробовал разобраться корреспондент «Нашей Версии».

Некоторые подробности последних ЧП шокируют. Так, в СМИ просочилась информация, что взрыв под Бийском мог прогреметь из-за того, что снаряды к реактивным системам залпового огня... распиливали пилой «болгаркой». В Рязанской области, по данным Генпрокуратуры, военнослужащие пострадали из-за взрыва бензобаков двух «КамАЗов», рядом с которыми они почему-то и решили сжигать списанный порох. Реакция следственных органов была предсказуемой: в качестве основной причины всех этих происшествий сегодня рассматриваются нарушения правил утилизации боеприпасов. Опрошенные нами эксперты придерживаются другой версии: виновны не отдельно взятые нарушители инструкций, а очень странная политика военного ведомства в вопросах утилизации отслуживших своё боеприпасов. Проблема зашла так далеко, что вскоре взрывная волна с армейских арсеналов может накрыть всю страну...

Глобально с проблемой утилизации боеприпасов Россия столкнулась сразу после развала СССР. Тогда из стран Варшавского договора и ряда бывших союзных республик в Российскую Федерацию пришли тысячи эшелонов со снарядами, минами и ракетами, которые здесь, в общем-то, никто не ждал. В итоге к середине 90-х годов отечественные арсеналы были переполнены в два-три раза. В 1994 году была принята «Федеральная целевая программа промышленной утилизации вооружений и военной техники на период до 2000 года». Причём по программе утилизация должна была проводиться на принципах самоокупаемости: снаряды и ракеты предлагалось разбирать на цветмет, а взрывчатку направлять в химическую и горную промышленность. Но не срослось – уже к 1997 году программа фактически заглохла.

Следующий шаг на пути ликвидации старых оружейных запасов правительство сделало в 2005 году, утвердив федеральную целевую программу «Промышленная утилизация вооружения и военной техники (2005–2010 гг.)». Объём финансирования в рамках этой программы был оценён в 73 млрд рублей, причём часть средств на утилизацию техники и боеприпасов – около 1,1 млрд долларов – должна была поступить из-за рубежа. Ещё одной особенностью программы стало то, что утилизацию снарядов с плеч Минобороны решили переложить на другие ведомства – мол, это непрофильное занятие для военных. Однако и новая концепция не принесла ощутимых результатов.

«По существующим оценкам, утилизация 1 килограмма боеприпасов стоит около 50 центов, – рассказали «Нашей Версии» в компании «Альфа экспедишн демайнинг». – Сегодня финансирование утилизации ведётся по линии Минпромторга и Министерства обороны. Совокупно оно составляет порядка 500–700 млн рублей в год, тогда как минимальные потребности составляют 3–5 млрд рублей в год».

При этом проблема требует срочного решения. По последним данным,

Впрочем, дело не только в деньгах. Фактически в России сегодня не существует сколько-нибудь серьёзных промышленных мощностей по утилизации боеприпасов. Например, многие страны НАТО уже давно отказались от метода подрыва – это опасно, неэкологично и неэффективно. Вместо этого используются, в частности, технологии вымывания тротила из снаряда, бездетонационное разрушение оболочки и так далее. В России такие технологии практикуются лишь в нескольких небольших цехах на крупных армейских арсеналах, которые могут обеспечить от силы лишь доли процента необходимых объёмов утилизации. Работают на рынке и несколько небольших частных компаний, которые тоже физически не могут удовлетворить все армейские потребности.

По теме

«Вообще, по существующим расчётам, при нынешней технической базе на безопасную утилизацию боеприпасов у России уйдёт не менее 80 лет, – объясняют нам в «Альфа экспедишн демайнинг». – Да что тут говорить, если у нас около 80% арсеналов даже не имеет собственных полигонов».

Между тем, как нам стало известно, в начале 2010 года министр обороны РФ Сердюков предложил очень оригинальное решение «боеприпасной» проблемы. У экспертов оно вызвало, мягко говоря, недоумение.

Министр обороны Сердюков планирует взорвать всё за два года Как сообщают наши источники, в январе 2010 года министр обороны издал любопытный приказ. По нему армия должна очистить свои арсеналы от взрывоопасного старья... до конца 2011 года. При этом армии приказано выполнить задачу исключительно своими силами. К тому же под «проект века» не выделяется сколь-либо серьёзное финансирование. Как же армия избавится от взрывоопасного советского наследия за два года, когда специалисты считают, что при нынешнем оснащении ей на это понадобится в 40 раз больше времени?

«Будут взрывать, других вариантов выполнить данный приказ за два года нет, – поясняет «Нашей Версии» генеральный директор компании «Юниэкспл», полковник инженерных войск в отставке Владимир Гаваза. – Хотя на самом деле трудно представить, как всё будет происходить. Ведь это десятки тысяч вагонов! По моим сведениям, только Московскому военному округу придётся взрывать по 800 тонн боеприпасов в день. А полигонов под такие объёмы в настоящее время в округе не существует».

Судя по всему, Россию действительно ожидает большая встряска. Страна у нас большая, полигоны наверняка можно найти, да и в армии достаточно офицеров с профильным инженерным образованием, которые умеют работать с боеприпасами. Сгрузил ящики в поле, подсоединил детонаторы – и взрывай сколько хочешь! Правда, на деле всё выглядит куда сложнее.

«Принятое Минобороны решение об уничтожении хранимых запасов боеприпасов открытым способом не оставляет выбора командирам арсеналов и баз хранения, – рассказывает «Нашей Версии» полковник запаса Игорь Березин. – Фактически утилизация поставлена на поток. Все, кто задействован в этом процессе, должны ежедневно отчитываться об уничтоженных «тоннах», а спешка в таких вопросах категорически недопустима. Это всё ведёт к несоблюдению мер безопасности, особенно при перевозке, к нарушению утверждённых схем укладки боеприпасов и зарядов для уничтожения, и, наконец, большие объёмы притупляют чувство опасности, что может привести к нарушению технологий уничтожения».

Уникальные технологии утилизации теперь никому не нужны Вопрос даже не столько в нарушении технологий, сколько в том, знакомы ли с ними военные вообще. Оказывается, их этому никто не учит: особенно когда речь идёт о военнослужащих из обычных войсковых частей, которые, как видно по последним событиям, активно участвуют в ликвидации оружейного запаса.

«Я преподавал в Военно-инженерной академии и могу сказать, что в планах боевой подготовки инженерных войск утилизации боеприпасов нет, не учат этому и в военных вузах, – утверждает полковник Владимир Гаваза. – Инженеры ищут мины, проделывают проходы в минных полях, но не утилизируют снаряды. Кроме того, при таких ожидаемых объёмах утилизации офицеры физически не смогут всё контролировать. И дело будет свалено на плечи солдат-«срочников».

А чему их можно научить за год службы? Поэтому, как ни печально говорить, я гарантирую, что такие ЧП, как произошли недавно, будут происходить теперь не реже одного раза в месяц. Будут похоронки матерям и гробы».

Впрочем, могут пострадать не только военные. Здесь нельзя не вспомнить историю с взрывами на 31-м арсенале ВМФ в Ульяновске. 13 ноября 2009 года на складе боеприпасов в воинской части произошёл пожар. Из района ЧП эвакуировали более тысячи человек, двое пожарных из воинской части погибли при тушении огня. Около 60 жителей города получили травмы, 13 человек были госпитализированы. Впоследствии от ожогов в больнице скончалась работница арсенала. А спустя 10 дней, 23 ноября, при погрузке повреждённых во время пожара снарядов в части произошёл новый мощный взрыв. Он унёс жизни восьмерых военнослужащих, двое получили ранения. В результате взрывов пострадало 60% жилья в Заволжском районе Ульяновска и жилой фонд военного городка.

По теме

После ЧП многие крупные военные чиновники лишились своих постов. Были освобождены от занимаемых должностей и уволены с военной службы начальник инженерных войск Вооружённых сил Юрий Балховитин, начальник Главного ракетно-артиллерийского управления Министерства обороны Олег Чикирев, временно исполняющий обязанности начальника вооружения, заместитель командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа по вооружениям Вячеслав Халитов и временно исполняющий обязанности начальника инженерных войск Приволжско-Уральского военного округа Александр Бобраков. А если взрывы, как прогнозируют специалисты, будут продолжаться, то вскоре армия, получается, может и вовсе остаться без руководства? Кстати, рассказывают, что на совещании в Минобороны, где был озвучен революционный приказ министра Анатолия Сердюкова, начальник службы вооружения одного из флотов прямо заявил министру, что у флота нет ни сил, ни средств на выполнение подобного распоряжения. На что адмиралу предложили либо искать решение проблемы, либо писать рапорт на увольнение в запас. Получается, что командование флотов и округов фактически сейчас находится в положении заложников: с одной стороны, они должны распрощаться с карьерой за невыполнение приказа министра, с другой стороны, очевидно, что выполнение приказа может привести к крупным ЧП, за которые их тоже уволят на пенсию. Так есть ли выход из сложившейся ситуации?

Выход есть, но он кроется в больших деньгах. Как мы уже говорили, на утилизацию списанных боеприпасов современными и безопасными методами потребуются миллиарды и миллиарды долларов. Это и обучение специалистов, и закупка необходимого оборудования, и транспортные расходы. Кстати, Россия в плане технологий ликвидации старого боезапаса находится вовсе не в хвосте цивилизации. Ими профильно занимался и продолжает заниматься целый Научно-исследовательский институт механизации, расположенный в подмосковном Красноармейске. В частности, здесь была разработана уникальная установка по разделке боеприпасов при помощи водяной пилы, специальные мобильные комплексы модульной конструкции, которые могут быть использованы для утилизации боеприпасов как на местах их хранения, так и в промышленности.

Понятно, что в Красноармейске последние решения Министерства обороны о подрыве всех списанных оружейных запасов тоже не вызывают воодушевления. «Во-первых, утилизировать боеприпасы методом подрыва экономически нецелесообразно, – объясняет нам сотрудник института, пожелавший остаться неназванным. – США ещё 25 лет назад отказались от этого: они поняли, что выбрасывать такие средства на воздух глупо. Во-вторых, у нас существуют технологии утилизации, которые превосходят западные разработки, что и подтверждали зарубежные специалисты, которые неоднократно бывали у нас на конференциях. И на это страна уже затратила немалые средства. Теперь получается, что всё было впустую?»

Остаётся лишь надеяться, что печальные прогнозы наших собеседников так и останутся прогнозами. Российские города не подвергнутся бомбардировкам шальными снарядами и ракетами, а взрывающие их солдаты все до единого вернутся домой. Авось пронесёт!

Опубликовано:
Отредактировано: 12.07.2010 12:50
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх