// // Документы о катынской трагедии были подделаны окружением Горбачёва

Документы о катынской трагедии были подделаны окружением Горбачёва

671

Фальстарь

По документам, польским военнопленным было вынесено 14 542 смертных приговора, но достоверно удалось установить гибель лишь 1803 человек
По документам, польским военнопленным было вынесено 14 542 смертных приговора, но достоверно удалось установить гибель лишь 1803 человек
В разделе

На прошлой неделе депутат Госдумы Виктор Илюхин выступил с разоблачением скандальной фальсификации, которая два десятка лет лежала тёмным пятном на репутации нашей страны. Так называемый катынский расстрел пленных польских офицеров был предметом острых политических спекуляций как на Западе, так и в России. Руководство Советского Союза, якобы санкционировавшее массовые казни поляков, ставили в один ряд с Гитлером и его приспешниками. И вот теперь выясняется, что архивные документы, на основании которых против нас выдвигались страшные обвинения, чуть ли не полностью сфальсифицированы. Если экспертиза подтвердит, что катынский архив был подделан – а первые свидетельства этого уже получены, – прокуратуре придётся проверить причастность к подтасовке представителей горбачёвского Политбюро.

Эксперты-историки признают, что полной ясности с Катынским расстрелом не было ни 20 лет назад, ни сейчас. В 2004 году следователи Главной военной прокуратуры тщетно пытались разобраться в противоречивой цифири. С одной стороны, имелись бумаги, свидетельствующие о том, что польским военнопленным было вынесено 14 542 смертных приговора. Называлась и другая цифра – 21 857 убитых. С другой стороны, удалось достоверно установить гибель лишь 1803 человек. Куда делись остальные? И были ли они вообще? Ещё вопрос: среди пленённых поляков были молодые офицеры Армии крайовой Войцех Ярузельский и Менахем Бегин – спустя десятилетия они станут соответственно польским лидером и израильским премьером. Ладно Ярузельский, но антисоветчик Бегин! Почему он ни разу и словом не обмолвился о причастности советских руководителей к организации расстрела? Не говорил он и о том, что казнили поляков офицеры НКВД. А вот о том, что расстрелами под Смоленском занимались гестаповцы, говорил, и не раз. Странно, не так ли? И это отнюдь не единственная странность в деле о Катынском расстреле.

Странности стали проясняться после того, как к депутату Госдумы Виктору Илюхину и экспертам-историкам Сергею Стрыгину и Владиславу Шведу обратился некий учёный, имя которого держится в секрете по соображениям безопасности. Учёный признал, что он лично участвовал в фабрикации подложного «письма Берии № 794/Б» в Политбюро ВКП (б) от марта 1940 года, в котором предлагалось расстрелять более 20 тыс. польских военнопленных, и ряда других документов, якобы свидетельствующих о том, что НКВД проводил массовые расстрелы пленных поляков. По его словам, в начале 90-х годов одним из высокопоставленных членов Политбюро ЦК КПСС была создана группа специалистов высокого ранга по подделке архивных документов. Позже эта же группа работала в структуре службы безопасности российского президента Бориса Ельцина, территориально размещаясь в пос. Нагорное Московской области (до 1996 года), а потом была перебазирована в другой населённый пункт – Заречье.

Таким образом, в российские архивы были вброшены сотни фальшивых исторических документов и ещё столько же было сфальсифицировано путём внесения в них искажённых сведений, а также путём подделки подписей.

«В подтверждение сказанного собеседник представил ряд бланков 40-х годов прошлого века, а также поддельные оттиски штампов, подписей», – заявил Виктор Илюхин. Поскольку российскими учёными, в частности доктором исторических наук М. Мельтюховым, уже была доказана фальсификация «Завещания В.И. Ленина», документов, связанных с отречением от престола Николая II, и другие подобные факты, депутат потребовал начать масштабную работу по проверке архивных документов и выявлению фактов дискредитации советского периода отечественной истории.

Учёный представил депутату Госдумы немало доказательств, подтверждающих его обвинения – документы и специальные приспособления для изготовления фальшивок, чистые бланки, печати, штампы и факсимиле. Но главным свидетельством, подтверждающим правдивость его обвинений, стало архивное дело Спецфонда № 29 «Переписка НКГБ – НКВД с ЦК ВКП(б) в период с 02.01.1941 по 05.05.1941 г. О приготовлении Германии к войне против СССР». «Дело на 202 листах, на обложке имеется пометка: «Хранить вечно. Рассекречиванию не подлежит», – пояснил Виктор Илюхин. – Такие документы на руки никому и никогда не выдаются. То, что секретная папка оказалась в руках нашего свидетеля, подтверждает, что доступ к архивным материалам у него и его коллег был свободен. Многие документы привозились в Нагорное без всякого учёта и контроля за их движением. Их получение не фиксировалось какими-либо расписками и обязательствами по хранению».

По теме

В этой связи небезынтересно вспомнить о том, откуда вообще взялась эта странная версия о якобы имевшем место расстреле пленных поляков служащими НКВД. В феврале 1990 года Михаил Горбачёв получил докладную записку от заведующего международным отделом ЦК КПСС Валентина Фалина. В записке сообщалось, что в архивах якобы были найдены документы, подтверждающие связь между отправкой поляков из лагерей весной 1940 года и их расстрелом. Но были в записке и странности: к примеру, что «опубликование таких материалов полностью подорвёт официальную позицию советского правительства» и требует принять «срочные меры». Сразу вопрос: а почему, собственно, меры должны быть «срочными»? Ведь документы едва-едва раскопали, а уж о том, чтобы проверить их подлинность, и речи не шло. К чему такая спешка? Ответ прост: те люди, которые инициировали вброс, хорошо знали, как и на что реагирует Горбачёв.

И они не ошиблись – документы запустили в оборот ещё до проверки их подлинности. А Войцех Ярузельский вместе с документами получил и весьма странную сопроводиловку»: мол, прямых свидетельств – приказов, распоряжений, – позволяющих назвать точное время и конкретных виновников Катынской трагедии, у нас нет, но тем не менее «можно сделать вывод о том, что гибель польских офицеров в районе Катыни – дело рук НКВД и персонально Берии и Меркулова».

Необходимо сказать несколько слов о Валентине Фалине. В 1982 году у него, первого заместителя заведующего отделом внешнеполитической пропаганды ЦК КПСС, случился конфликт с генсеком Юрием Андроповым. Причина – негативная реакция Фалина на события в Польше – разгон «Солидарности» и введение военного положения. Конфликт был настолько серьёзным, что Фалин уходит из ЦК – по тем временам немыслимый поступок! – и устраивается в «Известия» политическим обозревателем. А в большую политику Фалина вернул не кто иной, как Александр Яковлев. В 1986 году он ходатайствовал перед Горбачёвым о назначении Фалина главой АПН. А два года спустя по протекции того же Яковлева Фалин был назначен заведующим международным отделом ЦК. Мы можем предположить, что о странных симпатиях Фалина к Польше и столь же странной и необъяснимой ненависти к Сталину в ЦК знали все. Вряд ли он сам имел отношение к фальсификации катынских документов, но для осуществления вброса более подходящую кандидатуру найти было трудно. И честным, но конфликтным и имеющим своё мнение Фалиным попросту воспользовались. Кто?

Ответить несложно. Тот, кому Фалин не мог отказать. Тот, кому он был обязан своим возвращением в большую политику. Ходят слухи, что Фалин узнал о своей неприглядной роли в истории с катынскими документами, и именно по этой причине он и эмигрировал в Германию в 1992 году – не хотел иметь ничего общего с фальсификаторами. Так это или нет, мы, возможно, узнаем, если Валентин Фалин всё же решит заговорить.

Почему же история с фальсификацией документов о событиях 70-летней давности вызвала столько шума?

«Если кто-то считает, что всё это относится к прошлому, то он глубоко ошибается, – поясняет Виктор Илюхин. – В первую очередь речь о нашем с вами настоящем. Администрация США всячески обостряет российско-польские отношения, муссируя версию о расстреле поляков весной 1940 года, уподобляясь при этом одиозным историческим персонажам. В 1943 году Геббельс, пытаясь разрушить антигитлеровскую коалицию и поссорить СССР с США, распространил ложь о том, что Сталин и Берия приказали расстрелять 10 тыс. польских офицеров. Эту ложь поддержало польское правительство в эмиграции, которое больше всего руководствовалось чувством злобы на Советский Союз за разгром польской армии в западной Белоруссии и на Украине и присоединение этих территорий к СССР. Небезызвестный Александр Яковлев фактически ратовал за такую компрометацию СССР, чтобы от нашей страны отвернулся весь мир. После этого состоялась величайшая подтасовка и фальсификация архивных документов ЦК КПСС».

Сегодня в Европейском суде находится более 70 исков к России от родственников убитых офицеров по возмещению им ущерба. После их рассмотрения Польша намеревается предъявить иск к нашей стране за расстрел офицеров примерно на 100 млрд долларов США. Можно с большой вероятностью утверждать, что иск будет удовлетворён, а на собственность и счета России за рубежом наложат арест. Фракция КПРФ в Госдуме вышла с инициативой создания парламентской комиссии по проверке всех обстоятельств гибели польских офицеров и настаивает на возобновлении расследования Генеральной прокуратурой уголовного дела по этим фактам. Одновременно с этим начато парламентское расследование гибели 80–120 тыс. красноармейцев, попавших в польский плен в 1920 году. «Наша Версия» будет следить за перипетиями «катынского вброса» и информировать о них наших читателей.

Опубликовано:
Отредактировано: 21.06.2010 13:23
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх