// // Телевидение проиграло выборы Интернету в объективности, оперативности и качестве информации

Телевидение проиграло выборы Интернету в объективности, оперативности и качестве информации

481

Пропали в сети

Ирина Мишина была первой, кто сообщил в прямом эфире о распаде СССР, будучи сотрудником ещё советского телевидения
Ирина Мишина была первой, кто сообщил в прямом эфире о распаде СССР, будучи сотрудником ещё советского телевидения
В разделе

Как это ни странно прозвучит, главным победителем прошедших в России выборов стал Интернет. Главным проигравшим – федеральные телеканалы. И в этом, наверное, главный парадокс всего, что случилось 4 декабря 2011 года и после этой теперь уже памятной даты.

Если следующую «ТЭФИ» за заслуги в информационном вещании присудят какому-либо из центральных телеканалов или их новостным ведущим, боюсь, произойдёт новый массовый митинг протеста. Впрочем, все предыдущие статуэтки «ТЭФИ», вручённые службам федеральных теленовостей и их ведущим, на минувшей неделе превратились в утиль. Прошлые заслуги раз и навсегда перечеркнули всего несколько информационных выпусков...

Все последние дни люди жили в двух реальностях. В одной, телевизионной, партия «Единая Россия» одерживала убедительную и чистую победу, которой радовалась вся страна. В другой, интернет-реальности, «партия жуликов и воров» была подвергнута остракизму, результаты выборов – сомнению, а сама власть – жёсткой критике. После того как федеральные телеканалы констатировали убедительную победу «Единой России», культовый писатель Борис Акунин разместил в своём блоге другое независимое голосование, в котором приняли участие 11 тыс. человек. Из них 10 622 (97%) сочли, что их обманули. И лишь 3% опрошенных (338 человек) назвали прошедшие выборы справедливыми.

В 21.00 Пётр Толстой в программе «Время» оглашает результаты экзит-полов, согласно которым «Единая Россия» набирает около 50% голосов. Одновременно блогер Рetunder размещает в ЖЖ результаты своего личного экзит-пола, проведённого на избирательном участке № 2176 в районе Котловка. По его подсчётам, за «Единую Россию» на участке проголосовали не более 25% избирателей, тогда как официальные данные показали 84%. Свой экзит-пол блогер Petunder сопроводил видеосвидетельствами. Постепенно социальные сети начали заполнять видеоролики, которые фиксировали «вбросы» бюллетеней за «Единую Россию», так называемые карусели и прочие неприятности. А в это время на центральных телеканалах представители Центризбиркома уверяли, что выборы прошли на редкость спокойно и наблюдатели нарушений не выявили.

К вечеру 5 декабря в Интернете развернулся флешмоб протеста против подтасовок итогов выборов. В воздухе запахло дракой. Объявили о митинге на Чистых прудах. Дальше события разворачивались со скоростью лесного пожара… Тысячи людей в центре города. ЖЖ, который вёл прямую трансляцию с протестного митинга, не работает. Сайты «Эха Москвы» и других оппозиционных СМИ заблокированы. Более 600 человек в автозаках и ОВД, среди них – блогеры и журналисты. «Есть одна свежая история, которую я совершенно не готов забыть и простить. «», – цитирует Антон Носик, медиадиректор Livejournal, рассказ корреспондента «Коммерсанта» Александра Черных, выполнявшего 6 декабря редакционное задание на Триумфальной площади. – Те, кого устраивает, как они себя ведут, заслужили с собой такое обращение. Но не всем же быть унылым трусливым быдлом. Кто-то должен не испугаться, встать в полный рост и сказать: мы не боимся! «Мы требуем расследования всех этих позорных случаев, суда над теми, кто отдавал эти приказы и исполнял их. Мы призываем представителей журналистского сообщества приостановить своё членство в общественных советах при органах внутренних дел, пока это требование не будет выполнено», – говорит Всеволод Богданов, председатель Союза журналистов России.

По теме

Честно говоря, я ждала, что федеральные каналы дадут хотя бы краткую информацию о многотысячном митинге в центре столицы. И уж, конечно, расскажут о задержании своих коллег. Прежде всего потому, что, с точки зрения любого информационщика, это – событие. Но на Первом канале главной новостью стали события в Южной Осетии, на «России 1» – изъятие партии контрафактных кукол из Китая, на «Вестях-24» – переговоры Меркель и Саркози, а на «Москве-24» – погода и столичные пробки. Последняя надежда была связана с НТВ. Потому что «новости – их профессия» и руководит этими новостями известный всей стране профессионал Татьяна Миткова. Но и там было «молчание ягнят»... Ей-богу, если бы идеолог КПСС Суслов знал, что такое будет возможно в постсоветской России, он бы не умирал!

Для тех, кто смотрел одновременно трансляцию с митингов и федеральные каналы, всё было похоже на театр абсурда. Вот на митинге выступает писатель Дмитрий Быков:

«Пока власть будет так выстраивать своё общение с людьми, обманывая на каждом шагу, она будет всё дальше уходить от народа и жить самостоятельно. Власть редко где любят, но когда её презирают, это плохой признак». Многотысячная толпа скандирует: «Не дадим себя обмануть!» Митингующих начинает разгонять ОМОН. А тем временем на НТВ Сергей Минаев из «Честного понедельника» с какими-то «экспертами» вдумчиво обсуждает: «Был ли, собственно, в народе протест?»

Похожая ситуация на телевидении была в августе 91-го, когда на фоне митингов, избиений и арестов дикторы Гостелерадио невозмутимо зачитывали Постановление ГКЧП. После этого они исчезли с телеэкранов навсегда. Думаю, их личное решение совпало с решением молодых, демократически настроенных журналистов, которые пришли тогда на ТВ. Именно оттуда родом все нынешние руководители информационных служб телеканалов… И я не могу найти ответ на вопрос: почему в 90-м, 91-м и 93-м эти люди никого не боялись? «Понимаете, климат поменялся. А журналисты эти стали более прагматичными и консервативными, – поясняет Анатолий Лысенко, руководитель программы «Взгляд», первый генеральный директор ВГТРК. – В каком-то смысле это возврат к Гостелерадио СССР, но только ещё хуже. Потому что тогда внутри партийного ТВ допускалось существование антипартийной программы «Взгляд», а сейчас такое невозможно».

А теперь предлагаю посмотреть на произошедшее 4 и 5 декабря с точки зрения простого обывателя. Сразу оговорюсь: я не беру в расчёт жителя глухой деревни, лишённого Интернета, или пенсионера, не знакомого с блогосферой. Эти люди продолжают верить телевизионным новостям. Но полагать, что именно они являются «электоральным большинством», наивно. Потому что, согласно опросам, уже около 70% россиян черпают информацию из Интернета. К тому же провинция и пенсионеры никогда не были причастны к серьёзным социальным взрывам. Революции у нас в России по традиции совершаются в двух столицах, и их двигатель – молодёжь и люди средних лет. Именно они – основной контингент Интернета и блогосферы. Так вот представьте, что вы только что из ЖЖ или «Фейсбука» узнали о нарушениях и вбросах, видите на Youtube видео с фальсификациями, а по телевизору вас уверяют, что этого не было. Человек окончательно лишается доверия к телевизору.

Если бы Алексея Навального не существовало, его стоило бы придумать. Потому что ниша настоящего оппозиционного лидера в последнее время вакантна. На этом фоне, как Ельцин в конце 80-х, замаячил колоритный и загадочный борец с коррупцией Навальный. Я не знаю, кто он и откуда. Подозреваю, что в большей степени это удачный проект, попавший «в десятку» социальных ожиданий. В прошлом году, когда мы хотели снять о нём на «НТВ плюс» программу, по email пришёл ответ: «Алексей Навальный живёт в данный момент в США»... Как бы там ни было, именно он сегодня король площадей. Поговаривают, будущий президент… Интернета всея Руси. Нет сомнений, что после его ареста и утраты доверия к федеральным каналам «государство» по имени Рунет расширит свои границы и усилит влияние. «С помощью телевидения теперь можно управлять только той малограмотной и маргинальной частью населения, которая имеет три-четыре канала. Но число таких людей с каждым днём сокращается, – утверждает Алексей Симонов, председатель Фонда защиты гласности. – Если Интернет не «придушат» спецслужбы, за ним, конечно, будущее».

Итак, Интернет победил. Стоит ли этому радоваться? С одной стороны, это бесспорный лидер по количеству информации. С другой – многие сообщения в сети не получают подтверждения. При этом блоги не подпадают под закон о печати и вообще под какие-либо законодательные нормативы. «У меня складывается впечатление, что ситуацию в Интернете вообще никто всерьёз не анализирует. И это прискорбно, потому что вся лучшая журналистика с её профессионализмом сегодня перетекает именно туда, – констатирует Анатолий Лысенко. – То, что Рунет получил сейчас такой импульс, хорошо, конечно. Но было бы лучше, если бы это произошло при менее трагичных обстоятельствах. Вообще, я не удивлюсь, если следующие выборы в Думу будут проходить в Интернете».

Опубликовано:
Отредактировано: 12.12.2011 15:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх