// // Суперведомство возглавит суперпредседатель?

Суперведомство возглавит суперпредседатель?

16169

Возвращение КГБ

3
В разделе

«Конец ФСБ» – под таким заголовком в одном из июньских номеров «Нашей Версии» вышла статья о грядущей реформе ведомства. Службу «ждут большие перемены, – писали мы, – переименование и, по сути, преобразование в гигантское министерство государственной безопасности времён Виктора Абакумова и Лаврентия Берии». Спустя три месяца все наши предположения подтвердились: ФСБ действительно предстоит масштабная перестройка.

Контрразведку, которая до последнего времени была лишь одной из многих силовых структур, преобразуют в ключевой орган государственного управления. В позднюю советскую эпоху таким органом был Комитет государственной безопасности (КГБ).

Всё, что пишет пресса о грядущем преобразовании, в известной мере лишь досужие домыслы и спекуляции. Дело в том, что законодательного пакета, на основании которого будет проводиться реформа, ещё нет и в помине, хотя работа идёт полным ходом и первая редакция положения о новой структуре будет готова не позже ноября. Юристы, вовлечённые в работу над этой редакцией, поясняют: за основу им предложили взять положение о структуре и деятельности КГБ, утверждённое в январе 1959 года. Что же, это многое объясняет, если вообще не всё. В России вот-вот появится суперведомство, подчинённое главе государства лишь формально. Формальное подчинение – это вообще по-нашему: скажем, ещё не так давно Следственный комитет формально являлся частью прокуратуры, но генпрокурору не подчинялся. Что же касается «Министерства госбезопасности», сейчас разъясним, что к чему.

От контрразведки – к органу государственного управления

Что такое ФСБ? Контрразведка, силовая структура. Подчинённая президенту России и подконтрольная правительству, хоть и весьма условно. А теперь давайте-ка припомним, чем был КГБ? Это был не просто полноценный орган государственного управления, а структура, стоявшая как бы в стороне от властных институтов, но, по сути, над всеми ними. Включая и самого главу государства. При этом статус КГБ формально был невысок, это было даже не министерство, так, комитет при Совете министров. С боку припёку. Согласно «Положению о КГБ», с которого сегодня списывают весь рабочий уклад будущего ведомства-правопреемника, Комитет госбезопасности провозглашался «политическим органом», подконтрольным лишь Центральному комитету КПСС (а не Совмину, к которому КГБ был «пристёгнут»). Есть у нас сегодня аналог ЦК? Может, Совет безопасности? Нет, это совсем не то же самое. Как намекнули разработчики нового положения, предполагается, что контроль над создающейся структурой будут осуществлять президент страны, правительство и Совбез. Хотя прямой подчинённости при этом не предполагается. По сути, место руководителя новой структуры будет где-то чуть в сторонке от руководства страны, но неформально – чуть выше.

А теперь давайте пофантазируем. Как вы считаете, кто бы у нас мог занять это место, чуть выше, чем президент? Есть подходящие кандидатуры? Даже не сомневайтесь, одна точно есть. Но об этом чуть ниже.

А пока ещё несколько слов о подотчётности. Теоретически каждый руководитель областного КГБ был подотчётен главе местного партийного органа. На деле же всё было не так просто: ни одному региональному руководителю, даже самому могущественному и пользующемуся самым высоким покровительством центра, и в голову бы не пришло действовать вразрез или в чём-то перечить руководителю областного комитета. По закону КГБ имел право вести следствие по делам о государственных преступлениях строго под надзором органов прокуратуры, но при этом мог без санкции прокурора производить обыски, задержания и аресты лиц, изобличённых или подозреваемых в деятельности, направленной против советского строя. Разумеется, у прокуратуры и в мыслях не было хоть в чём-то чинить препятствия деятельности комитета. Бывали, конечно, исключения, но все они, как правило, очень плохо заканчивались для чудачествующих прокурорских работников. В не самом плохом случае – долгой отсидкой. В России ведь как: был бы человек, а подходящая статья всегда найдётся.

Юрий СКУРАТОВ, бывший генеральный прокурор России:

По теме

– Борис Ельцин не доверял системе КГБ и по этой причине раздробил структуру комитета на мелкие кусочки. Правительственная связь – отдельно, служба охраны руководства государства – отдельно. Итог – разрастание штата, удорожание его содержания и отсутствие эффективности. Поэтому я считаю, что идея реформы ведомства в целом здравая. Она позволит скоординировать работу и существенно удешевит деятельность подразделений. Главное, чтобы ключевые позиции в новом ведомстве заняли люди порядочные, ничем не запятнанные. Судя по тому, что мне известно, именно такие люди его и возглавят.

«Товарищ майор» возвращается в силовые структуры

Что нам ещё известно о новом государственном ведомстве? В состав то ли обновлённой ФСБ, то ли министерства государственной безопасности (говорят, это название очень нравится руководству страны) войдут Служба внешней разведки (СВР), Федеральная служба охраны (ФСО) и Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ). А возможно, и Следственный комитет (если, конечно, его не переподчинят надзирающей за ним Генпрокуратуре – что также обсуждается авторами реформы и, как нам кажется, вполне оправданно).

Впрочем, нет особой необходимости интегрировать СКР в структуры нового суперведомства. Ведь как оно было раньше: если некое уголовное дело интересовало КГБ, комитет без всяких церемоний забирал его из милиции или прокуратуры и проводил самостоятельное расследование. Вот и разработчики статута новой структуры подтверждают: сотрудники условного МГБ получат возможность не просто сопровождать расследование уголовных дел, возбуждённых СКР или МВД, но и осуществлять за ними процессуальный надзор. До сих пор подобный надзор осуществляло Главное управление процессуального контроля СКР. Но в связи с недавними скандалами его, по некоторым данным, решено ликвидировать. «Именно это меня более всего настораживает в реформе ФСБ – попытка возложить на органы МГБ функции процессуального контроля, – делится своими сомнениями бывший генпрокурор России Юрий Скуратов. – Как, спрашивается, могут оперативные службы контролировать деятельность следствия? Как раз этого, на мой взгляд, не следует допускать». Что же до Следственного комитета, то он по большому счёту не нужен ни новому МГБ, ни Генпрокуратуре. Ведомство, по всей видимости, вскоре упразднят.

А вот ещё один занятный штришок: в законе о «новой ФСБ» будет закреплена норма, обеспечивающая представительство «условного МГБ» во всех силовых структурах. Были когда-то такие «первые отделы» – может, припоминаете? Таким образом, новое ведомство одновременно накроет своим «колпаком» всех силовиков! Вот это номер!

Основными функциями КГБ были внешняя разведка, контрразведка, оперативно-разыскная деятельность, охрана государственной границы, охрана руководства страны и обеспечение правительственной связи, а также борьба с национализмом, инакомыслием, преступностью и антисоветской деятельностью. У создающегося МГБ будут, по сути, те же самые функции – кроме, пожалуй, борьбы с инакомыслием. Ведь если раньше существовала необходимость противостоять Западу, то теперь мы партнёры, не так ли? Цели перед МГБ выстроят в следующем порядке: сперва проблемы госбезопасности, потом борьба с коррупцией и лишь затем борьба с терроризмом.

Кто возглавит МГБ?

Итак, подобьём бабки. Что сможет себе позволить новое ведомство? Проводить расследование наиболее резонансных уголовных дел. Понравилось дело – забрали себе. Не объясняя причин. Курировать силовые ведомства изнутри – «товарищ майор» из пресловутого «первого отдела» вернётся в каждое из них. Вот кстати: как вы считаете, почему в 1991 году за реформу КГБ, не сговариваясь, выступило руководство и армии и милиции? Да потому, что такой «товарищ майор» запросто мог довести до отчаяния (а бывало, что и до самоубийства) любого генерала, хоть военного, хоть милицейского! В общем, «передовой отряд партии», как раньше именовали КГБ, в лице условного МГБ возвращается на своё место – во главу государства. Но позвольте, а как же тогда президент?

По теме

Тут, знаете ли, такое дело. В одном из приложений к июльскому письму Минфина идёт речь о выделении на 2017 год 15 млрд рублей на проведение президентских выборов в России. Между тем очередные выборы главы государства должны состояться лишь весной 2018 года. Ошибочка? Едва ли. Политолог Валерий Соловей, заведующий кафедрой связей с общественностью МГИМО, одновременно с «Нашей Версией» три месяца назад озвучивший планы реформирования ФСБ, убеждён: вероятность проведения президентских выборов на год раньше весьма высока. И кандидатом от партии власти на них может стать не Владимир Путин. Как отметил эксперт, «обсуждение идеи досрочных президентских выборов началось ещё этой весной», а сегодня «уже обсуждают сроки и технику их проведения». Отчего, как вы думаете, штабы «Единой России» оставили в рабочем состоянии после парламентских выборов? Идея, кстати, блестящая: в России избирают нового главу государства, а Запад, в свою очередь, немедленно отменяет все санкции. А как же Владимир Владимирович? А он переходит на другую работу. Можно сказать, по профилю. Возглавит Комитет государственной безопасности. Ну, или министерство, не суть.

Кстати

В своё время премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю – творец местного «экономического чуда» – также был вынужден лично возглавить процесс борьбы с коррупционерами. Когда его спрашивали, как ему удалось обуздать коррупцию (именно обуздать, а не победить), политик неизменно отвечал: «Начните с того, что посадите трёх своих друзей. Вы точно знаете за что, и они тоже знают за что». Кстати, Ли Куан Ю оценивал экономическую политику Владимира Путина как «излишне либеральную», а Путин, со слов его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, «высоко ценил опыт Ли Куан Ю по проведению экономических реформ.

Обуздать коррупцию удалось и в Гонконге. Тогдашний губернатор Мюррей Маклхоуз упразднил бесполезную антикоррупционную службу, входившую в состав МВД, и вместо неё учредил Независимую комиссию по противодействию коррупции, которую сам и возглавил. Чтобы избежать притока в комиссию продажных полицейских, на работу принимали исключительно выпускников университетов и молодых специалистов, не успевших обрасти порочащими их связями. Губернатор лично назначал каждого члена комиссии на шесть лет без возможности переизбрания. Коррупцию в Гонконге удалось ликвидировать за год. Комиссию наделили беспрецедентными полномочиями, работала она как военно-полевой суд. Сотрудники комиссии могли арестовать чиновника, руководствуясь лишь подозрениями, и удерживать его под арестом без предъявления обвинений ровно столько, сколько требовала целесообразность. Любая крупная покупка чиновника могла стать поводом для возбуждения уголовного дела. Обвиняемый мог избежать наказания лишь в том случае, если ему удавалось доказать легальность происхождения денег. В ином случае ему грозило 10 лет тюрьмы. Сотрудники комиссии могли бы, наверное, и сами стать взяточниками, но Маклхоуз позаботился о том, чтобы этого не произошло. Он назначил им беспрецедентно высокие зарплаты, а ещё – на всякий случай – поручил «общественным комитетам» приглядывать за ними.

Конкретно

Ни козни американцев, ни азиатские кризисы не обрушили нашу экономику, однако внутренние проблемы вполне могут похоронить всю скрупулёзно настроенную систему. Разговоры о том, что у нас процветает разгильдяйство, продаются должности и в наличии прочие формы коррупции, не прекращаются. Несложно предположить в этой связи, что реальной целью нового ведомства станет борьба с коррупцией. Казнокрадство пронизывает всю систему федерального управления снизу чуть ли не до самого верха. Вспомнить хотя бы отправленных за решётку губернаторов Гайзера и Хорошавина. Бурная деятельность целого ряда губернаторов тянет то ли на халатность, то ли на организацию преступных сообществ. Экономические реформы дают слабый результат. Центробанк не в состоянии противостоять «обналичке», вспомнить хотя бы молдавскую «прачечную», отбеливавшую сотни миллионов долларов в месяц. Каждый бизнес в той или иной степени связывают «откатами» по рукам и ногам. Из властной системы выдавливают при этом всех честных сотрудников – тех, кто отказывается передавать наворованное вверх по цепочке.

И вот итог – реформы буксуют. По-другому, кажется, уже и быть не может. Выделение Следственного комитета из Генпрокуратуры, реформа МВД, перестановка руководства силовых структур, создание новых систем контроля – меры всё жестче, а ни толку от них, ни видимых результатов. Понятно, что система власти в стране при таком раскладе явно «пробуксовывает». «Решают вопросы» у нас не системно, а, как принято говорить наверху, «в режиме ручного управления». Что-то «решается» напрямую с правительством, что-то через Совбез, но всякий раз сложившаяся система принятия решений демонстрирует свою порочность. Всё чаще раздаются возгласы, что, мол, для того чтобы стронуть дело с мёртвой точки, нужна воля президента. Воля-то есть, да только система уже перестала на неё реагировать. Сомневаетесь? Тогда поинтересуйтесь, как выполняются пресловутые майские указы 2012 года.

А вот если задуманная ведомственная реформа состоится, есть шанс, что к управлению заиндевевшей системой придёт человек с большим кредитом доверия, одинаково хорошо разбирающийся как в политических, так и в экономических проблемах, а заодно и в международных связях. Пока некий высший орган не возглавит всю систему государственного контроля напрямую, ничего хорошего у нас не случится. А пока у нас есть один такой орган – в лице президента России.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.09.2016 08:09
Копировать текст статьи
Комментарии 6
  • Татьяна Бучнева 26.09.2016 10:27

    Может это и к лучшему)В этом году 9 мая ФСБ пришло после многочисленных летальных исходов на винзавод на ярославке)Только по ходу дело его так и не закрыли

  • Татьяна Бучнева 26.09.2016 10:28

    А один бывщий спецназовец из ФСБ рассказывал

  • Татьяна Бучнева 26.09.2016 10:29

    Как каждый год закрывали и открывали этот завод.Короче,у граждан только одни мысли-ФСБ просто зарабатывает на наших смертях.....

  • Татьяна Бучнева 26.09.2016 10:29

    Денег завод занес и все открыли...

  • Татьяна Бучнева 26.09.2016 10:31

    Или еще лучше...было у меня ДТП с одной дочкой ФСБешницы)))Она считала искренне,если ее мама работает в ФСБ,то ей можно ездить за рулем не имея водительского удостоверения в состоянии наркотического опьянения и по встречке мкада...

  • Татьяна Бучнева 26.09.2016 10:31

    Интересно,а кто дал права этим людям нарушать конституцию?????

Еще на сайте
Наверх