// // Структура, к которой обратились братья Васильевы, славится тем, что не забывает себя: может «кинуть» и заказчика, и оппонента

Структура, к которой обратились братья Васильевы, славится тем, что не забывает себя: может «кинуть» и заказчика, и оппонента

1020

Рейдеры в белых воротничках

У проходной завода, за который идёт борьба
У проходной завода, за который идёт борьба
В разделе

В начале июня сотрудники столичной полиции задерживают «с поличным», при получении денег, юриста Станислава Аглушевича. А спустя несколько дней в уважаемой федеральной газете появляется материал, где это событие связывают с банкротством расположенного далеко от Москвы сибирского предприятия «Красный Яр-Шина», помощником конкурсного управляющего которого Станислав Аглушевич и являлся.

Собственно, это, с моей сугубо личной точки зрения, и называется – на воре шапка горит. Иными словами, люди, стоящие за этой публикацией, дают прямой повод по крайней мере предположить, что задержание Аглушевича являлось кем-то спровоцированным. Почему? Потому что формально обстоятельства дела, по которому юриста задерживают, никак не связаны с делом о банкротстве Красноярского шинного завода. А если знать подробности, почему и, самое главное, как задерживали Аглушевича, то лично у меня это предположение перерастает в уверенность: помощника конкурсного управляющего элементарно подставили, чтобы давить на владельцев завода. По моему убеждению, для захвата определённых активов предприятия. Почему у меня сложилось такое мнение? Судите сами.

Вот что пишет Аглушевич в своём официальном обращении в органы. В мае к нему, как специалисту в области арбитражного судопроизводства, обратился некий алтайский предприниматель с просьбой о юридической помощи в деле о некоем банкротстве.

«Меня уже тогда удивило то, что дело было в принципе выигрышным, а этот клиент активно настаивал на том, чтобы я именно «договорился» с судьёй, то бишь элементарно попытался дать взятку», – рассказывает Станислав.

В конце концов Аглушевич соглашается вести это дело, официально составляет договор об оказании услуг, назначает свою цену (те самые 1,5 млн рублей), вписывает эту сумму в соответствующую графу договора и приходит с этим на встречу.

«Я не ожидал, что этот клиент придёт на встречу в кафе с деньгами, – утверждает Станислав. – Обычно это так не делается, я как минимум должен был выписать приходный ордер, а этот товарищ буквально суёт мне эти деньги, я взамен отдаю ему договор, и меня на этом «принимают» правоохранители…»

Я не знаю, как было на самом деле, данная трактовка событий – это версия исключительно Аглушевича. Версия следствия – покушение на мошенничество в особо крупном размере. Вполне возможно, что это и так. Но вот что странно, обычно делами о мошенничестве в особо крупном размере, особенно когда речь идёт о коррупции, занимается ГУБЭП. А здесь дело очень оперативно возбуждает территориальное (районное) управление полиции. Более того, следователь очень быстро, буквально в считанные дни, проводит расследование и собирается направить дело в суд.

Вот что пишет, дословно, Аглушевич в своём заявлении в органы:

«Сразу после задержания в коридоре следственной части УВД… ко мне подошёл непредставившийся сотрудник полиции и предложил закрыть уголовное дело против меня в обмен на показания против И.В. Шамко, который является основным акционером завода «Красный Яр-Шина»… Я спросил, какие показания, мне ответили: какие хочешь…»

Я ещё раз повторюсь, не знаю – правду говорит Аглушевич или нет. Это то, что он написал в своём заявлении. А вот что мне известно в отношении завода «Красный Яр-Шина». В прошлом году на нём была введена процедура внешнего конкурсного управления. Когда начались разбирательства, то выяснилось, что на активы предприятия претендуют две структуры – Московский шинный завод и некая офшорная фирма, зарегистрированная на Сейшельских островах. Первая структура предъявила долги «Красного Яра» на 600 с лишним миллионов рублей, а сейшельский офшор – на 700 с лишним.

По теме

Причём первая структура переуступила свои долги некоей фирме «Контакт», за которой, как выяснилось, стоят столичные предприниматели братья Максим и Кирилл Васильевы. А вторую структуру в ряде публикаций (в том числе и в указанной выше) связывают с бывшим директором и владельцем «Шины» Игорем Шамко. Не знаю, вполне возможно, что это и так. Собственно, между этими двумя структурами и разворачивается судебная битва за контроль над оставшимися активами предприятия.

Всё шло мирно, пока люди, представляющие интересы братьев Васильевых, не начали проигрывать иски в арбитраже – суд отдал контроль над оставшимися активами «Красного Яра» представителям, скажем так, Сейшел. Вот тогда-то и появились сразу два уголовных дела – одно в отношении Аглушевича, второе – в отношении самого Шамко.

Кстати, братья Васильевы уже проходили по уголовным делам. Максим даже получил реальный срок в восемь лет по делу продуктовой сети «ПродМак». Причём, как я считаю, Васильевы пострадали в итоге за то, что начали играть в игры с рейдерами. И точно знаю, что структура, к которой они предположительно обратились, славится тем, что, мягко говоря, никогда не забывает себя. И когда представляется случай, то может «кинуть» обе стороны – заказчика и оппонента. То есть Васильевых собственный опыт, видимо, ничему не научил.

Источник информации:

электронная газета

Дискуссионный портал

Гражданская Платформа

Опубликовано:
Отредактировано: 01.07.2013 15:35
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх