// // Чем обернётся назначение Набиуллиной на должность главного банкира страны?

Чем обернётся назначение Набиуллиной на должность главного банкира страны?

435

Искали женщину

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Ставшее практически несомненным назначение новым главой ЦБ Эльвиры Набиуллиной даёт ответ на вопрос, какой путь экономического развития выбирает президент Владимир Путин. Однако сам набор кандидатов позволяет понять, какие дискуссии шли в его ближнем окружении.

В истории с назначением нового главы ЦБ много нового. Дело тут не только в том, что российский ЦБ впервые возглавит женщина (напомним, что в 90-х годах фактически руководившая ЦБ Татьяна Парамонова так и не избавилась от приставки «и.о.»). Сам отказ от четвёртого срока действующего главы ЦБ Сергея Игнатьева (его полномочия истекают в июне текущего года) противоречит устоявшейся в последние годы практике ничего и никого не менять без достаточно серьёзных причин. О том, что сам Игнатьев вряд ли планировал сложить полномочия, говорит его сенсационное признание о выводе огромных сумм из России организованной группой, близкой к власти. Такое признание, сделанное главой ведомства, имеющего законные полномочия предотвращать подобные действия, да ещё сделанное после информации о грядущей отставке, – весьма явный сигнал недовольства принятым «наверху» решением.

Наконец, новшеством стала и почти открытая процедура выбора кандидатов: информационные «утечки» в СМИ почти не притворялись таковыми. И даже путинское обещание «неожиданной кандидатуры» на сей раз держало в неведении недолго: кандидатура довольно быстро была вычислена. И это, наверное, самая главная неожиданность. Похоже, выбор финансовой политики сейчас слишком важен и Владимир Путин просто не может позволить взять на себя всю ответственность за этот выбор.

Экономика на перепутье

Проблема российской экономики уже ни для кого не секрет: её рост замедляется. Не помогают ни высокие цены на нефть, ни преференции крупному бизнесу, ни долгожданное вступление страны в ВТО. Причём с инфляцией, снижением которой так гордился финансовый регулятор, справляться становится всё труднее. Если говорить прямо, то российская экономика уже начала «плавную посадку»: промышленность стагнирует, а на горизонте маячит стагфляция, когда и рост ВВП слабый, и инфляция растёт. По сути, Россия именно сейчас входит в тот этап кризиса, в котором развитые страны оказались ещё в 2010 году. И самое тревожное – что выход из него до сих пор неочевиден.

Спор вокруг кандидатур на пост главы ЦБ стал, по сути, почти открытой дискуссией о том, как избежать надвигающегося кризиса или хотя бы смягчить его последствия.

Напомним, что среди обсуждаемых кандидатур были первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев, зампред ЦБ Сергей Швецов, экс-министр финансов Алексей Кудрин, председатель правления ВТБ24 Михаил Задорнов, глава ВТБ Андрей Костин, заместитель председателя совета директоров ГМК «Норильский никель» Андрей Бугров и советник президента Сергей Глазьев. Причём какое-то время кандидатура Глазьева считалась даже основной наравне с кандидатурой Кудрина. Впрочем, некоторые эксперты теперь склонны полагать, что эта версия была запущена для того, чтобы ярче оттенить не самый очевидный выбор: дескать, могло быть и хуже.

По теме

Действительно, экономист Глазьев давно известен как яростный оппонент политики Кудрина, считающий, что все нефтегазовые доходы необходимо вкладывать в промышленность. Например, одна из программ, обсуждаемых Глазьевым и его соратниками, предполагает раздавать кредиты госбанкам по минимальной ставке, чтобы потом они давали займы реальному сектору. Ратует экономист и за протекционизм, и за создание промышленной политики. В общем, вполне «левая» идеология, густо замешанная на кейнсианстве.

Однако стоит отметить, что все банкиры из шорт-листа кандидатов и представитель промышленной группы также сторонники смягчения денежно-кредитной политики ЦБ. Причина понятна: банкиры и бизнес, как никто, остро чувствуют недостаток ликвидности. Достаточно сказать, что в ежемесячном опросе руководителей промышленности Росстатом недостаток собственных финансовых средств у предприятий устойчиво занимает лидирующие позиции в списке негативных факторов с момента кризиса. Дорогие кредиты тормозят всё: и промышленный рост, и потребительский спрос. О пользе их удешевления говорит опыт льготного кредитования покупки отечественных автомобилей, совмещённый с выкупом старых авто: автомобилестроение рвануло вверх такими темпами, что сумело улучшить динамику показателей всего машиностроения.

В противовес этой группе замы Игнатьева и Кудрин придерживаются мнения, что финансовый регулятор обязан в первую очередь заботиться о снижении инфляции.

Но на самом деле «ящик Пандоры» уже открыт. Стабфонд, который так яростно защищал Кудрин, разделен на Фонд национального благосостояния и Резервный фонд. При этом из первого уже принято решение выделить 100 млрд рублей на инфраструктурные проекты, а размер второго решено ограничить – высота «потолка» сейчас как раз дискутируется. Минфин настаивает на 10% ВВП, но готов согласиться на 7%, Минэкономразвития – на 5%.

Кстати, Набиуллина – экс-министр Минэкономразвития и соответственно ратует за рост инвестиций. И если в области кредитно-денежной политики, по мнению многих экспертов, она, не имеющая банковской практики, пока не сможет делать резких движений, то в управлении суверенными фондами, которым и занимается ЦБ, изменения могут начаться очень скоро. Не исключено, что правило вкладывать эти средства за рубежом будет нарушено в пользу тех же инфраструктурных проектов в России. Напомним, что критики политики ЦБ упрекали регулятора не только в том, что российские деньги работают на экономику других стран, но и на низкую доходность таких вложений.

Министр финансов Антон Силуанов высказал мнение, что новый глава ЦБ, если её кандидатуру утвердят, не будет смягчать денежно-кредитную политику. Для этого у Набиуллиной хватит жёсткости, выразил надежду Кудрин. Однако более реалистичным представляется ожидание Костина, считающего, что политика ЦБ будет более гибкой.

Набиуллина продолжит дело Игнатьева?

Вообще, темы опыта работы кандидатуры президента на пост ЦБ не обойти. Возглавив Минэкономразвития после ухода своего начальника, харизматичного Германа Грефа, Набиуллина не смогла удержать многие из полномочий ведомства. В результате созданное Грефом «мегаминистерство» превратилось, по сути, в центр прогнозов. Которые, впрочем, постоянно уточнялись. Что, в свою очередь, говорит не столько об их качестве, сколько о подверженности их составителей влиянию ожиданий власти и политическому моменту. При этом в экспертном сообществе шептались о том, что по странному стечению обстоятельств, – Ярославом Кузьминовым.

Возникает резонный вопрос: сможет ли новый глава ЦБ довести до конца превращение его в мегарегулятор, контролирующий не только денежно-кредитный, но и фондовый рынок?

Несмотря на то что её бывший начальник, ныне глава Сбербанка Герман Греф, как и бывший первый зампред ЦБ, ныне глава совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин, уверены в том, что стратегия Сергея Игнатьева будет продолжена и Набиуллина сможет успешно осуществить задуманные реформы, особенно в сфере банковского надзора, сомнения остаются. Инвестиционные аналитики, не связанные политесом, прямо говорят, что предпочли бы видеть в кресле главы ЦБ Улюкаева. «Во-первых, он уже отвечает за денежно-кредитную политику и делает это довольно неплохо, обладая достаточной компетенцией. Во-вторых, при нём Банк России вряд ли будет «играть в поддавки», а вместо этого сохранит свои независимость и авторитет», – пояснил старший аналитик ИГ «Норд Капитал» Сергей Алин. А главный экономист ИК «Ренессанс Капитал» по России и СНГ Иван Чакаров прямо заявил, что назначение Набиуллиной будет воспринято рынками как удар по независимости ЦБ.

Подозрение в этом усиливает и тот факт, что Набиуллина, покинув Минэкономразвития, стала помощником Владимира Путина по экономическим вопросам. В чиновном мире эта должность считается «скамейкой запасных», но тут важно, что экс-глава ведомства, входящего в либеральное крыло кабмина, вошла в команду Путина, а не более подходящего в этом случае премьер-министра Дмитрия Медведева.

С банковским надзором не всё ладно

Между тем российский фондовый рынок остро нуждается в улучшении регулирования. По оценкам экспертов, сегодня бумаги российских эмитентов торгуются вдвое-втрое дешевле своих аналогов из других развивающихся стран. Столь огромный дисконт – в том числе и цена небрежения к вопросам регулирования этого рынка со стороны правительства. Но дело не только в этом: хилый фондовый рынок означает и отсутствие иностранных инвестиций, и дорогие кредиты для недооценённых российских компаний.

Впрочем, и с банковским надзором, если судить по скандальному признанию Сергея Игнатьева, не всё ладно. А по мнению директора по макроэкономическим исследованиям ВШЭ Сергея Алексашенко, ЦБ предстоит решить ещё немало сложных вопросов: модернизировать устаревшую платёжную систему, навести порядок в области наличного оборота. При этом предстоит не просто поглотить ФСФР, а взвалить на себя огромную ношу по созданию с нуля системы надзора за финансовыми рынками, плавно перетекающей в систему консолидированного надзора за финансово-банковскими и банковско-промышленными холдингами. «А это, я скажу вам, покруче будет, чем авгиевы конюшни разгребать!» – написал экс-банкир в своём блоге. И от того, будет ли по силам хрупкой женщине с негромким голосом работа Геракла (странно ли, что так называли легендарного её предшественника Виктора Геращенко?), будет зависеть во многом состояние экономики России и благосостояние её граждан.

Опубликовано:
Отредактировано: 20.03.2013 15:10
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх