Версия // Общество // Сколько стоит вылечить рак в России

Сколько стоит вылечить рак в России

2817

Миллион или жизнь


(фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ)
В разделе

Рак – это приговор. Что бы там ни говорили чиновники от здравоохранения в своих высоких кабинетах. Даже по данным официальной статистики, примерно каждый пятый россиянин умирает в течение года после постановки страшного диагноза. А ещё страшнее то, что многие из этих людей действительно могли бы вылечиться. Только вот денег на то, чтобы купить себе жизнь, у них не оказалось.

Сюжет: Здоровье

Платить приходится не только за сверхдорогие лекарства, а буквально за всё – постановку диагноза, проведение исследований, химиотерапию и т.д.

«Здравоохранение превращено в большой рынок, так что и отношение к пациентам соответствующее: не как к людям, нуждающимся в помощи, но как к источнику дохода. У нас была история, когда люди в деревне даже продавали своих последних коров, чтобы найти деньги на лечение», – рассказал «Нашей Версии» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский.

Диагноз и анализы – от 150 тысяч

Залог успешного лечения рака – выявление проблемы в самом начале. Увы, с этим у российских онкологов большие проблемы. Так, доля злокачественных новообразований, выявленных на ранней стадии, в прошлом году составила лишь 56,1%. Оно и неудивительно: оперативная постановка диагноза сегодня зависит от платёжеспособности пациента.

«Я попала на приём к маммологу с подозрением на онкологию, – пишет пациентка городского онкологического диспансера Санкт-Петербурга Майя. – Маммолог, у которого я наблюдалась ранее, проинструктировала меня, чтобы я взяла с собой диски с маммографиями, чтобы врач мог иметь полную картину течения болезни. Но врач отказался смотреть маммографии, объясняя это тем, что страховая не платит за данную услугу. Сказал, что, если бы я пришла на платной основе, снимки были бы просмотрены».

По оценкам специалистов, первичный приём и первые обследования у онколога обойдутся примерно в 20 тыс. рублей. Хотя все эти услуги должны оказываться бесплатно по полису ОМС. Однако поскольку в случае с онкологией промедление действительно смерти подобно, редко кто начинает пытаться отстаивать свои права. «Как только у меня обнаружили затемнение в лёгких, мне сказали, что надо срочно сделать КТ. Я пошёл в поликлинику, по ОМС предложили сделать через месяц, – рассказывает страдающий раком лёгких Виктор. – Я заявил врачу, что готов делать платно. Место тут же нашлось».

Есть и другая проблема: первым онкологом, к которому попадает пациент, обычно является врач районной поликлиники. Далеко не у всех из них, особенно в регионах, есть достаточный уровень квалификации, чтобы поставить правильный диагноз. Именно поэтому подавляющее большинство пациентов стараются получить второе мнение в федеральных лечебных центрах. «Обратиться в федеральный центр без справки по форме № 057-у (выдаётся в поликлинике. – Ред.) можно только платно, – говорит президент ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!» Ирина Борова. – Если диагноз подтвердится, есть шанс, что дальше тебя будут лечить по ОМС». Однако для этого надо пройти все обследования, которые, как уже говорилось выше, быстро не делаются. Хочешь выиграть время – плати. «Постановка диагноза – это серьёзная проблема. Бывает, что пациенты по полгода не могут узнать свой диагноз», – констатирует Александр Саверский.

Получение квоты – от 200 тысяч

Следующим шагом этого смертельного квеста становится выбор клиники для лечения. Популярностью пользуются опять же крупные федеральные центры – там, как правило, неплохое техническое оснащение и квалифицированные врачи. Но попасть туда – задача не из простых. Необходимо иметь направление из своей поликлиники, а выдадут его, только если есть квоты.

По теме

Торговля квотами – распространённый вид бизнеса на онкобольных. Одна из схем такова: в частной клинике пациенту предлагают попасть на лечение в крупный федеральный центр, скрывая, однако, важные подробности о том, что получить квоту можно и бесплатно. Стоимость услуг частников начинается от 200 тыс. рублей. Несколько лет назад скандал вокруг подобной торговли квотами разгорелся в МНИОИ им. Герцена. Правда, в центре разбирательства оказалось именно частное медучреждение, федеральный институт фигурировал в деле лишь как сторонняя организация. Хотя нельзя исключать, что истинную роль федеральной клиники просто замяли. По словам экспертов, нередко случается так, что пациенты платят за операцию, а потом на сайте ФОМС видят информацию, что за эту же операцию клиника выставила счёт фонду.

Активация донора – от 309 тысяч

Впрочем, даже без мошеннических схем онкологическим пациентам приходится искать огромные деньги на лечение. Например, в немалую сумму может обойтись поиск и активация донора для трансплантации костного мозга (они часто бывают необходимы для лечения различных видов рака крови). На прошлой неделе на официальном сайте благотворительного фонда AdVita появилась информация о том, что регистры доноров костного мозга подняли цены на свои и без того недешёвые услуги. «Теперь поиск и активация донора в международном регистре имени Штефана Морша стоит не 18, а 21 тыс. евро. Активация донора в Кировском регистре для одного из подопечных фонда AdVita до 1 апреля 2021 года стоила 249 722 рубля, а после 1 апреля – 309 722 рубля», – приводит пример член правления AdVita Елена Грачёва.

Поясним: свой костный мозг донор даёт безвозмездно. Однако деньги требуются для проведения собственно медицинской манипуляции, а также на страховку донора, оплату проезда, гостиницы (если это необходимо) и т.п. По данным экспертов из Русфонда, примерно треть затрат уходит на поиск собственно донора, а две трети – на так называемую активацию.

Лекарства – от 200 тысяч до бесконечности

Ещё одна важная статья расходов онкопациента – затраты на лекарства. Причём в этом случае никаких денег может оказаться недостаточно. Нужных препаратов зачастую просто нет. «Фактически наши врачи сейчас лишены права выписывать препараты по торговому наименованию. На торгах идёт закупка наиболее дешёвых препаратов. Так что, по сути, врач лишён возможности подбора конкретного лекарства конкретного производителя, – поясняет Александр Саверский. – Отсюда вытекает и проблема доступа к инновационным препаратам, ведь они особенно дорогие. Часто они даже ещё не успели попасть ни в стандарты, ни в клинические рекомендации». Кстати, по словам эксперта, ныне действующие стандарты лечения онкологии принимались Минздравом аж в 2012 году и с тех пор не менялись. «Сейчас пытаются как-то обновить, что-то сделать, но, опять же, по имеющейся у меня инсайдерской информации, новые стандарты и клинические рекомендации, которые принимаются, не соответствуют лучшим зарубежным образцам. Опять идёт указание, чтобы всё было подешевле».

Но даже с имеющимися в арсенале больниц препаратами нередко устраивают различные схемы, дабы собрать с пациентов побольше денег. Самая распространённая, когда пациенту говорят, что за необходимое ему лекарство надо заплатить или же подождать своей очереди. Вымогатели в любом случае в выигрыше. Даже если пациент не соглашается платить, то по официальным документам препарат всё равно на него выписывают, после чего продают на чёрном рынке. Не исключено, что именно такая схема применялась в том числе и при хищении препаратов в клиниках Санкт-Петербурга. В прошлом году там раскрыли целый синдикат, организовавший хищение и повторную продажу в больницы дорогостоящих лекарств для лечения онкологии. Организаторы мошеннической схемы Сергей и Алеся Войтович похищали препараты из больниц, а затем продавали их на чёрным рынке.

Предварительная сумма ущерба была оценена в 150 млн рублей, а во время обысков на квартире у злоумышленников оперативники обнаружили ещё целый склад лекарств на 100 млн рублей. «Препарат выписывают на пациента, заносят данные в его карточку, назначая ему дату приезда в стационар, – рассказал тогда Life врач-патологоанатом из Санкт-Петербурга Дмитрий Григорьев. – А потом говорят, что не дозвонились до него. И предлагают: либо вы покупаете препарат за свой счёт, либо ждёте своей очереди, потому что препарат ушёл другому пациенту. А у человека онкология, где каждый день на вес золота. Многие платят».

КСТАТИ

Ежегодно из федерального бюджета на онкологические программы выделяются немалые средства. Так, например, бюджет проекта «Борьба с онкологическими заболеваниями» (входит в нацпроект «Здравоохранение») до 2024 года составит 969 млрд рублей.

По состоянию на 1 января этого года уже было израсходовано 280,5 млрд рублей. Проект предусматривает организацию и переоснащение центров амбулаторной онкологической помощи и онкодиспансеров, а также создание референс-центров. Также предполагается, что к 2024 году смертность от злокачественных новообразований в России снизится до 185 случаев на 100 тыс. человек.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 26.04.2021 08:30
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх