// // Систему военных госзакупок ожидает реформа, а завязанных на ней чиновников – уголовные дела

Систему военных госзакупок ожидает реформа, а завязанных на ней чиновников – уголовные дела

400

Оборонная статья

Алжир отказался принимать российские истребители МиГи, мотивировав это низким качеством самолётов
Фото: ИТАР-ТАСС
Алжир отказался принимать российские истребители МиГи, мотивировав это низким качеством самолётов Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Власть всерьёз озаботилась модернизацией Вооружённых сил. Дмитрий Медведев озвучил грандиозные планы по масштабному перевооружению армии. Однако, как полагают эксперты, выполнить амбициозную программу можно будет только в том случае, если удастся навести порядок в армии и военно-промышленном комплексе. В противном случае военные получат новое оружие лишь с точки зрения даты его изготовления. Или и вовсе не получат ничего. Что происходит сейчас в ВПК, выяснял у специалистов корреспондент «Нашей Версии».

В Послании Федеральному собранию Дмитрий Медведев с армейской чёткостью рассказал, что получат российские войска в 2010 году. «В следующем году необходимо поставить в войска более 30 баллистических ракет наземного и морского базирования, 5 ракетных комплексов «Искандер», около 300 единиц современной бронетехники, 30 вертолётов, 28 боевых самолётов, 3 атомные подводные лодки и 1 боевой корабль класса «корвет», 11 космических аппаратов», – перечислил президент. Также глава государства потребовал обеспечить Вооружённые силы «современными автоматизированными пунктами управления и информационными комплексами», а до 2012 года «заменить устаревшие аналоговые средства связи цифровыми».

Расходы на оборону в будущем году будут увеличены на 7 млрд. рублей по сравнению с 2009 годом (до 1,219 трлн. рублей). Согласно экспертным оценкам, примерно четверть этой суммы будет израсходована на закупку новой техники.

Аналитики уверены, что анонсированные президентом поставки будут осуществлены. Правда, во многом благодаря стечению обстоятельств: «долгострои», начало некоторым из которых было положено ещё в 90-е годы, наконец-то будут завершены и их можно будет поставить на службу армии. «По баллистическим ракетам это даже не превышение показателей последних лет, порядка 20–25 их выпускалось. В авиационную технику включено большое количество уже готовых боевых машин, в том числе «алжирские» МиГи, которые просто будут переданы ВВС. По бронетехнике тоже ничего выдающегося – танков у нас строится порядка 40–50, а БТР – более сотни плюс другие типы бронированных машин. Вертолётов – порядка 150 единиц, так что поставить 30 машин родной армии не проблема. Несчастный «корвет» строится уже пять лет и его давно пора было бы передать на вооружение. Подводные лодки тоже строятся давно: «Юрий Долгорукий» формально может быть передан ВМФ, хотя, возможно, без вооружений, вторая – «Нерпа» и третья – «Северодвинск», который строится с 1994 года, – перечисляет заместитель руководителя Центра анализа стратегий и технологий (АСТ) Константин Макиенко. – То есть эти цифры чуть выше показателей прежних лет, так что ничего выдающегося в них нет».

Так что с количественными показателями на будущий год наш ВПК справиться в состоянии. А вот в дальнейшем делать это ему будет всё сложнее. Тему перевооружения армии подхватил председатель правительства Владимир Путин, обнародовавший планы довести долю современного вооружения в войсках к 2020 году до 70–80%. По оценкам специалистов, на сегодняшний день на их долю приходится лишь порядка 10–15%. «Я знаю, наш ОПК способен творить чудеса», – напутствовал оборонщиков премьер.

По мнению экспертов, чудо вполне можно воплотить в реальность, однако это потребует огромных усилий. То, что сейчас поставляется в армию под видом новых вооружений, зачастую не отвечает реалиям сегодняшнего дня. Как отмечает Макиенко, к примеру, суда, передаваемые ВМФ в последние годы, строятся десятки лет, и за время нахождения на стапелях они успевают устаревать. На выходе получается вроде бы новое вооружение, но назвать его современным крайне сложно.

По теме

Другая проблема – низкое качество производимой продукции. К примеру, по оценкам специалистов, причина громких неудач с разработкой баллистической ракеты «Булава» лежит в технологической плоскости. «Практика последних пусков показала, что часть деталей откровенно бракованные. Либо пиропатрон, либо газогенератор, либо мнутся патрубки при монтаже», – рассказывает главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

Если в штучном производстве не обходится без брака, то дефектное серийное производство продукции в последнее время стало чуть ли не нормой, что зачастую приводит к громким международным скандалам. Напомним, в 2007 году Алжир отказался принимать российские истребители МиГ-29СМТ, мотивировав это низким качеством самолётов. Нарекания по качеству продукции возникали и у одного из основных покупателей российской техники – Индии.

Впрочем, состояние отечественного ВПК разнится в зависимости от отрасли. Наибольшие проблемы – у производителей боеприпасов и спецхимии, у кораблестроителей. Но, скажем, в авиапромышленности совсем другая картина. Положительный пример – компания «Сухой», которая в будущем году начнёт производство переходной модели истребителя от четвёртого к пятому поколению. Но таких, к сожалению, не так уж много.

Причём «Если этой проблемой заниматься, то к 2012 году вполне можно решить проблемы с персоналом и подтянуть технологическую составляющую», – полагает Макиенко.

Но у отечественного ВПК есть серьёзные проблемы не только на стадии производства. «Мы каждый год выделяем всё больше и больше средств, а качественного прироста нет, – говорит Коротченко. – Причиной тому запутанная система гособоронзаказа плюс коррупционные связи. По оценкам первых лиц Министерства обороны, 50% средств на гособоронзаказ уходят неизвестно куда».

В качестве примера эксперт приводит Индию, которая за сопоставимые деньги закупает 320 танков Т-90С либо 140 истребителей Су-30МКИ. Российская армия получила 14 танков Т-90С, а Су-30 не закупает вообще. «Деньги уходят в «чёрную дыру», и куда теряются – никто толком понять не может», – говорит Коротченко.

По словам Коротченко, министр обороны Анатолий Сердюков и глава генштаба Николай Макаров ставят перед президентом проблему расчистки авгиевых конюшен. Сейчас они намерены ужесточить подход к оборонному комплексу: предприятия, не выдерживающие сроки по заказу, ожидают большие штрафы; будут закрыты конструкторские проекты, длящиеся десятилетиями и не дающие никаких результатов.

Кроме того, из-за коррупции в армию поставляются недоработанные вооружения, а зачастую и просто не отвечающие никаким требованиям. Так, в сентябре судили начальника одного из управлений Главного ракетно-артиллерийского управления Министерства обороны РФ Валерия Знахурко, которому инкриминировалась поставка Министерству обороны 14 тыс. некачественных бронежилетов. «Броники», поставленные в армию, не в состоянии были выдержать даже пулю из пистолета Макарова. Другой недавний пример – некондиционные парашюты для ВДВ на 280 млн. рублей. По словам главного военного прокурора Сергея Фридинского, после этих операций армейские чиновники разжились «дорогостоящими автомобилями, гаражами, квартирами».

Как полагает Коротченко, в ближайшее время следует ожидать масштабных чисток в сфере гособоронзаказа. В этом, как полагает эксперт, Сердюкову поможет опыт работы с «серыми схемами» на посту главы налоговой службы.

«Если не обеспечить должный порядок в расходовании средств, мы рискуем не получить всего того, о чём заявлял Медведев, – считает Коротченко. – А как минимум будет вполовину меньше».

Военные, в свою очередь, выступили с предложением изменения закона о гособоронзаказе. «Они требуют кардинального пересмотра и, возможно, принятия другого федерального закона», – убеждена начальник управления государственного заказа Минобороны РФ Маргарита Андреева. Правда, по её словам, основная проблема при осуществлении госзакупок для нужд армии переместилась от заказчиков к исполнителям. «В последнее время система «откатов» в государственных закупках перешла в плоскость исполнителей. Ни для кого не секрет, что на торги приходят организации, которые вступают в сговор и договариваются о фиксированной цене. Либо приходят фирмы-однодневки, которые требуют «откаты» за уход с торгов и за то, чтобы они не опускали цены», – сообщила Андреева. Впрочем, тут следует сделать уточнение: зачастую фирмы-однодневки, на которые жалуется г-жа Андреева, по случайному совпадению контролируются армейскими чиновниками. По мнению экспертов, наибольшее количество проблем создают армейские чиновники «среднего звена»: как правило, это генералитет – руководители конкретных управлений или иных структур в системе МО.

Судя по всему, сейчас ситуация в оборонке дошла до критического состояния. Об этом, в частности, свидетельствуют заявления руководства Минобороны, собирающегося закупать отдельные виды вооружений за рубежом, так как военное начальство не устраивают ни цена, ни качество производства отечественных предприятий. Долгие годы сама мысль, что оружие можно закупать за границей, считалась чуть ли не изменой Родине. Но вот недавно объект пристального интереса российского ВМФ – французский корабль «Мистраль» – прибыл в Санкт-Петербург, чтобы потенциальные покупатели смогли ознакомиться с предлагаемым товаром. В последние годы на «дефекты» ВПК закрывали глаза, но похоже, что дальше пребывать в сонном состоянии армейское руководство не намерено. Как полагают эксперты, в ближайшем будущем нас ожидают громкие уголовные дела в отношении особо вопиющих случаев «распила» военных бюджетов. Возможно, это вернёт чувство адекватности как заказчикам из армии, так и оборонщикам, приросшим к кормушке. Иначе многие отрасли ВПК рискуют деградировать до такого состояния, что потом будет легче с нуля наладить новое производство, чем продолжать поддерживать полумёртвые предприятия.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.12.2009 12:22
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх