// // Самоволка

Самоволка

43
Самоволка
В разделе

Мой друг Лёня всегда мечтал стать военным. Мечтал настолько сильно, что постоянными визитами вывел из состояния нервного равновесия районного военкома. Увы, моего друга Лёню долго и упорно не брали в армию по состоянию здоровья, чему он немало расстраивался. «Лёнька, а на фига она тебе нужна — эта армия, что ты там будешь делать?» — на этот резонный вопрос мой друг всегда отвечал ничуть не менее убедительно: «А здесь я что делаю?..» Здесь Лёня окончил один из престижных гуманитарных факультетов МГУ, имел несколько десятков приятелей и квартиру в самом центре Москвы. Однако перевесить неисчислимые армейские прелести всё это, разумеется, не могло.

А ещё у моего друга Лени хронически не было девушки: все намечавшиеся было романы неизбежно разбивались о несбыточные армейские мечты. От этого Лёня грустил ещё больше и ещё более страстно жаждал встать под ружьё. Ну а от этого его амурные дела шли ещё хуже — в общем, замкнутый круг обозначился весьма и весьма чётко.

И вот в один прекрасный день моему другу Лёне несказанно повезло — ему выдали-таки погоны. Попасть в спецназ или на подлодку ему, естественно не удалось, Лёню взяли в армию военным корреспондентом. Он тотчас влюбился в свою новенькую форму настолько, что опасался заходить в ней в любимые питейные заведения: избитое словосочетание «опорочить честь мундира» — точно не было для Лёни пустой банальщиной. Спустя полгода Лёне дали новое звание, и он даже сиял ярче, чем новенькая звёздочка на его «эполетах». На резонный вопрос: «А сколько тебе за всё это удовольствие платят?» — мой друг всегда отвечал ничуть не менее убедительно: «Зато у меня есть пайковые, бесплатный проезд в метро и выслуга лет». Возразить, признаться, было попросту нечего.

А ещё в один прекрасный день мой друг Лёня влюбился. Не в армию, воздыхателем которой он был с самого детства, а в прекрасную девушку, в этой самой армии служившую. Её звали Таня, и она была на два звания старше Лёни, что поначалу его серьёзно беспокоило. Как человек военный, Леня привык чётко соблюдать субординацию, и мысль о том, чтоб спать со старшим по званию на первых порах казалась ему просто кощунственной. Однако сердцу-то ведь не прикажешь, и чувству военного долга пришлось отступить. В первый раз.

Спустя несколько месяцев совместной жизни с новым «боевым товарищем» мой друг Леня явственно ощутил, что служба в армии не так хороша, как он привык о ней думать. Категорически не хватало денег: даже с учётом пайковых и прочих ценных выплат о безбедном существовании и речи быть не могло. К тому же начальство вознамерилось отправить Лёню спецкором в одну из среднеазиатских стран, что шло совсем уж вразрез с планами нашего Ромео: любовь по переписке, характерная для многих военных семей, его как-то совершенно не прельщала. И вот в один совсем уж прекрасный день мой друг Леня вдруг со всей отчётливостью осознал, что больше не любит армию — его сердце было теперь занято совсем другим.

Недавно мой друг Лёня с грехом пополам уволился из рядов наших доблестных вооружённых сил: отпускать его не хотели так же, как и брать в своё время. Теперь Лёня перебивается случайными заработками, на всех углах рассказывает про армию гадости и терпеть не может вида российской военной формы. Правда, иногда в порыве ностальгии он может назвать свою новую любовь по званию — товарищ майор. Или с грустью повздыхать о безвозвратно утраченном праве бесплатного проезда в городском транспорте — впрочем, точно так же, как и большинство его недавних сослуживцев. «Лёнька, а в армию-то больше не тянет?» — на иронические вопросы знакомых мой друг всегда отвечает весьма убедительно: «А что мне теперь там делать? У меня сейчас вон какая жизнь... Настоящая, гражданская!»

Раис Сабитов
Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2007 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх