// // Одним росчерком пера чиновник может лишить москвичей целой скульптурной композиции

Одним росчерком пера чиновник может лишить москвичей целой скульптурной композиции

99

«Отечество» в опасности!

Одним росчерком пера чиновник может лишить москвичей целой скульптурной композиции
В разделе

К 60-летнему юбилею Победы над фашистской Германией в Москве запланировано множество мемориальных мероприятий. Одним из центральных среди них должно стать открытие в Марьине памятника «Солдату Отечества — ХХ век». Над проектом вот уже почти 15 лет работает известный скульптор, заслуженный художник РФ Владимир Суровцев. Пока он знаком широкой публике не так хорошо, как его коллеги Церетели или Клыков, однако многие работы Суровцева москвичи ежедневно видят на улицах своего города. Вот только, увы, очередное знаковое творение Владимира Александровича, похоже, так и останется лишь в мастерской. Произойти подобное может благодаря стараниям одного единственного чиновника, которому, по всей видимости, просто-напросто не удалось понять смысл монумента.

Между тем заслуги Владимира Суровцева нельзя недооценить. Мало кто знает, что именно он стал первым русским художником, который в 1994 году выставил свою работу на аукционе «Сотбис» в Бельгии. С того момента Суровцев приобрёл международную известность и был включён в список 50 наиболее известных художников Старого Света. Его работы хранятся в различных европейских музеях, в личных коллекциях Бориса Ельцина, Джорджа Буша-старшего, Мориса Бежара и королевы Нидерландов Беатрикс. А самая известная композиция Суровцева — «Водопой» — представлена в постоянной экспозиции Третьяковской галереи. Среди других его работ — 16-метровый монумент «Пограничникам Отечества» возле гостиницы «Россия», созданный вместе с заслуженным художником РФ скульптором Еленой Суровцевой (архитекторы Виктор Кочергин и Виктория Алешина), памятник Анне Ахматовой на Большой Ордынке.

13 сентября 2001 года в районе Марьино установлен памятный знак трагически погибшему журналисту Артёму Боровику работы Владимира Суровцева (архитектор Игорь Воскресенский, главный художник Москвы). И вот теперь художник пытается добиться разрешения на возведение нового монумента — памятника «Солдату Отечества — ХХ век», создаваемого по инициативе ветеранов Афганистана, над которым он долго и плодотворно трудился вместе с архитектором Казаковой, заслуженным архитектором РФ. О том, с какими трудностями столкнулся скульптор, решил разузнать корреспондент «Версии».

— Владимир Александрович, для начала расскажите, что именно изображает ваша скульптура?

— Начну с того, что это не просто скульптура, а целый комплекс, который должен облагородить новый район, где практически полностью отсутствуют объекты исторической или художественной ценности. Помимо монумента, там будет разбит целый сквер с аллеями, скамейками, можно будет просто прийти прогуляться, отдохнуть. Что же касается самого памятника, то он сильно отличается от других изображений солдата-победителя. Мой солдат — юноша лет 18—20, который скинул гимнастёрку, сапоги и отдыхает после боя с пулемётом в правой руке. Он больше не хочет воевать, он просто устал и думает совсем не о войне — вот основная идея памятника. За спиной юноши на «Стене памяти» расположены рельефы, на которых мы постарались отобразить всю трагическую историю XX века. Историю войн, во время которых, по разным оценкам, погибло около 50 миллионов россиян. Посвящены они отдельно взятым войнам — Русско-японской, Первой мировой, Второй мировой и событиям в Афганистане. Каждый рельеф — своего рода совокупность военных картинок: по обе стороны от них — ниши, в которые вмонтированы фрагменты реальной боевой техники и вооружения. Это результат сотрудничества с московскими поисковыми обществами: памятник можно будет не только посмотреть, но и потрогать. А рядом будет своеобразный музей под открытым небом — пушка, миномёт, якорь. Кстати, мне уже удалось купить и привезти настоящий 4-тонный якорь с боевого эсминца. Частично расходы по мемориалу я оплачиваю сам.

— А что сейчас находится на месте монумента?

По теме

— Мы уже возвели объект на пересечении улиц Люблинской и Перервы, однако внезапно все работы были приостановлены...

— Расскажите почему?

— Как и положено, любой монумент, прежде чем его представят публике, должен пройти множество инстанций, собрать подписи в свою поддержу. Не буду объяснять весь механизм, поскольку он весьма сложен, однако в нашем случае всё застопорилось на одном человеке. Это начальник отдела охраны художественного наследия Комитета по культуре Москвы Александр Тантлевский. Именно его стараниями и остановлены работы на мемориале. Причём добился он всего весьма просто — написал письма в адрес боевых генералов Варенникова и Говорова, в которых говорилось, что ветераны якобы не согласны с общей концепцией памятника. Эти послания подписаны именем ветерана ВОВ Константина Свиридова...

— А чем же не понравился памятник этому самому Свиридову?

— Всё не так просто. На самом деле Свиридов никакой не ветеран. Представляете, он родился в 1956 году! Я встречался с ним, рассказал о проекте. И оказалось, он даже не подозревает, почему после разговора с г-ном Тантлевским он стал называться ветераном ВОВ.

— А чем мотивирует г-н Тантлевский своё решение?

— В письме, написанном от имени Константина Свиридова, говорится буквально следующее: «Солдат Отечества увековечивается в виде обобранного деморализованного босяка, сидящего, как старуха у разбитого корыта...» Между тем подобное толкование совершенно искажает изначальный смысл. Человек просто не понял идею... Хотя, по моему мнению, он руководствовался чем-то другим.

Добавим, что все эти обстоятельства выяснились, когда письма с подписями генералов попали в Госдуму и в прокуратуру Москвы, после чего автору проекта пришлось долго объясняться не только с ветеранами, но и с правоохранителями. А все работы в это время, разумеется, были остановлены. И это при том, что проект имеет весьма внушительную поддержку со стороны многих общественных деятелей, художников, политиков, военных. Даже подписавшиеся под обращением Свиридова генералы сейчас тоже на стороне Владимира Суровцева. Однако, несмотря на всё это, г-н Тантлевский продолжает гнуть свою линию: ему даже удалось добиться проведения нового конкурса на марьинский объект. Конкурс этот состоится уже на этой неделе — 19 января. Другими словами, Александр Тантлевский хочет комплекс оставить, но передав при этом права на установку памятника другому скульптору. В результате получается, что Владимир Суровцев должен принимать участие в конкурсе на право реализации... собственного проекта. А ведь финансирование для всего, что уже построено в Марьине, Суровцев искал самостоятельно, и ещё очень много средств было найдено благодаря усилиям администрации управы «Марьино», правительства Москвы и частных спонсоров.

«Версия» решила разобраться, почему проект, который имеет поддержку правительства Москвы и одобрен всеми необходимыми инстанциями, оказался в заморожен. Для этого мы обратились за комментарием к самому Александру Тантлевскому, однако чиновник с нашим корреспондентом разговаривать отказался, даже не осведомившись, по какому именно вопросу его беспокоят. «Я вообще не буду ничего комментировать относительно памятников. Вы, журналисты, всё наврёте потом», — в резкой форме заявил человек, которому вменено в обязанности чтить столичную культуру... О том, как будет развиваться судьба мемориала в дальнейшем, мы узнаем 20 января, в день объявления результатов конкурса. Остаётся лишь надеяться, что конкурсная комиссия вынесет справедливое решение и не постесняется по примеру Александра Тантлевского объяснить причины своего выбора.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.10.2016 01:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх