// // С кем готовится воевать Российская армия

С кем готовится воевать Российская армия

838

В руках у нас винтовка

Фото: Сергей Тетерин
Фото: Сергей Тетерин
В разделе

В марте Минобороны представит Владимиру Путину стратегический план обороны России на период с 2016 по 2020 год. По словам Сергея Шойгу, над созданием документа трудятся не только военные, но и гражданские чиновники. Что это значит на деле, пояснил глава Генштаба Валерий Герасимов: оказывается, его ведомство уже получило дополнительные полномочия, направленные на координацию деятельности всех гражданских органов управления страной. Военные таким образом смогут взять под контроль органы власти во всероссийском масштабе. Но зачем? Эксперты дают однозначный ответ: подобные приготовления могут проводиться в одном-единственном случае – в случае основательной подготовки к вооружённым столкновениям.

В ближайшие несколько лет правительство может потратить порядка 20–25 трлн рублей на перевооружение армии. Уже в этом году в Вооружённые силы поступит примерно 40 межконтинентальных баллистических ракет, 210 самолётов и вертолётов, свыше 250 единиц броневой техники. На боевую вахту заступят атомные ракетоносцы «Александр Невский» и «Владимир Мономах», а состав орбитальной группировки пополнят шесть новых спутников.

В Белоруссии будет развёрнута российская авиабаза. Такого массированного перевооружения армии не предпринималось уже четверть века. Но сами по себе эти новости ещё ни о чём не говорят, если, конечно, их не рассматривать в актуальном контексте.

Минобороны создаёт ставку Верховного Главнокомандующего

А контекст следующий. Через несколько месяцев в Москве начнёт работу Национальный центр управления обороной государства, который военные уже окрестили «Ставкой Верховного главнокомандующего». Он объединит в себе Центр боевого управления, Центр управления стратегическими ядерными силами, Центр управления повседневной деятельностью Вооружённых сил и, по всей видимости, ещё и Главное разведывательное управление. Военные поясняют, что таким образом Сергей Шойгу создаёт для Владимира Путина резервный аналог правительства – «с урезанным функционалом, но с большей эффективностью».

Но и это ещё не всё. В декабре на итоговой коллегии Минобороны глава ведомства заявил, что «в рамках решения стратегических боевых задач» – эта фраза чрезвычайно важна для понимания происходящего – начато восстановление аэродромов и причальных сооружений в Арктике, в частности на Земле Франца-Иосифа и Новосибирских островах. Кроме того, уже отремонтирован и ввёден в эксплуатацию аэродром Темп. А вскоре военные расконсервируют ещё семь северных аэродромов – в Тикси, Нарьян-Маре, Алыкели, Амдерме, Анадыре, в посёлке Рогачёво и на пограничной заставе Нагурское. Любой военный эксперт вам подтвердит: арктические аэродромы не что иное, как «базы подскока» для нашей боевой авиации. И достаточно беглого взгляда на карту, чтобы понять, куда, собственно, наши истребители и бомбардировщики могут «подскакивать».

Откуда исходит угроза?

Так значит, воевать нам придётся с Америкой? Не совсем так. Сражаться с американцами нам придётся едва ли, в неизбежность вооружённого противостояния между Москвой и Вашингтоном сегодня верят только законченные маргиналы с той и другой стороны. Цель наших арктических приготовлений иная – восстановление военного паритета, подобного тому, что сложился во времена СССР. Военные отмечают, что российские базы в Арктике в первую очередь «значительно ограничат оперативные возможности американцев». Собственно, только из-за этого их и расконсервировали. Но поучаствовать в «малых», или, как их ещё называют, «локальных», войнах российским военным всё же придётся. С кем же придётся повоевать? Прямого ответа на этот вопрос военные всячески избегают, предпочитая говорить о неких абстрактных «внешних угрозах». Имеет смысл их перечислить, хотя бы вкратце.

По теме

Итак, есть несколько потенциально опасных для нашей страны конфликтных зон. В первую очередь это регионы, в которых уже развёрнуты либо планируется развернуть американские системы противоракетной обороны. Это страны Восточной Европы и Балтии. Отсутствие прогресса в переговорах с США по системам ПРО вынудило наш Генштаб принять ответные меры военно-технического характера, но российское руководство пообещало применить «и куда более жёсткие решения» – в том случае, если возникнет реальная угроза для российских стратегических ядерных сил. Видимо, такая угроза уже возникла, иначе чем объяснить то, что одно такое решение было недавно принято – в Калининградской области развернули ракетный комплекс «Искандер». Но гораздо большую тревогу у военных вызывают возможные локальные конфликты на постсоветском пространстве и в сопредельных государствах к югу от бывших границ СССР, считает военный эксперт Руслан Пухов. События в Ливии и Сирии показали, что сравнительно слабая в военном отношении Россия не может договариваться с Западом на равных. И это весьма раздражает российское руководство. Кроме того, Москву явно тревожит усиление Анкары, особенно в связи с войной в Сирии и с недавними планами объединения турецкой и азербайджанской армий.

Наши военные «убедят» потенциальных агрессоров

Но вернёмся к планам Генштаба, озвученным его руководителем Валерием Герасимовым. Вот всего несколько цитат от агентства «Интерфакс»: «Новые полномочия предусматривают координацию деятельности всех федеральных органов исполнительной власти в интересах обеспечения обороноспособности и безопасности страны». «Расширение спектра задач, решаемых Генштабом, обусловлено прежде всего происходящими изменениями в характере вооружённой борьбы – современные военные конфликты сопровождаются активным применением военных и невоенных средств». «Время реакции на переход от политико-дипломатических мер к применению военной силы максимально сократилось». И, наконец, «завершение создания глобальной системы противоракетной обороны США, реализация иностранными государствами концепций «геоцентрического театра военных действий» и «глобального удара», нахождение на постоянной основе в ключевых районах мира боеготовых группировок ведущих стран обеспечит им возможность наносить удары в кратчайшие сроки по любой точке земного шара». Это те вызовы, на которые нашей стране предстоит отвечать. Возможно, уже очень скоро.

Именно для того, чтобы отвечать на эти вызовы максимально эффективно, и появился план перехода России на условия военного времени, фактически предусматривающий передачу всех управленческих функций под контроль военных. Как подчеркнул генерал Герасимов, этот план «призван предотвратить военные конфликты, убедив потенциального агрессора в бесперспективности любых форм давления на Российскую Федерацию и её союзников». А вот что говорят о плане Генштаба эксперты. «Я не думаю, что всё это означает подготовку к каким-то определённым военным действиям, – считает член Общественного совета Минобороны, глава Военно-промышленной комиссии при правительстве России Анатолий Цыганок. – Министр обороны чётко понимает, что Генштаб должен одинаково качественно работать как в мирное, так и в военное время. Вплоть до 1984 года, пока его возглавлял маршал Огарков, у нас были оперативные командования, потом мы их сократили, а через пять лет уже американцы их начали создавать. А у нас после распада СССР всё заглохло. К сожалению, мы возвращаемся к советской практике лишь спустя 19 лет, что, конечно же, позор». А вот мнение другого военного эксперта – Игоря Коротченко: «Необходимость создания Ставки обусловлена изменением характера угроз в современном мире. Сегодня войны проводятся быстротечно и начинаются порой внезапно, что подразумевает наличие постоянно действующего органа, чтобы в нужный момент президент, как Верховный главнокомандующий, мог прибыть туда и взять на себя бесперебойное управление действиями армии, флота и управление государством».

Опубликовано:
Отредактировано: 03.03.2014 16:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх