// // Российскую литературу создают вымышленные авторы

Российскую литературу создают вымышленные авторы

331

Мёртвые души

Настоящее имя литературного
мистификатора Бориса Акунина долго
являлось предметом пересудов
Фото: ИТАР-ТАСС
Настоящее имя литературного мистификатора Бориса Акунина долго являлось предметом пересудов Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Скоро в свет должна выйти очередная книга Анатолия Брусникина, автора нашумевшего «Девятого Спаса». Впрочем, интерес к творчеству писателя вызван не только и не столько его произведениями. Общественности не даёт покоя вопрос: кто скрывается под псевдонимом? С другой стороны, авторы-невидимки – явление в современной отечественной литературе весьма распространённое.

Было дело, Брусникина практически разоблачили. Пиар-директор издательской группы «АСТ» Елена Осипова свидетельствует: «Пара талантливых журналистов, затаившись в выходной день за углом основного корпуса «АСТ», практически вычислила Брусникина, который приехал на конфиденциальную встречу с издателем. Но ещё раньше Брусникин сам (или сама) их вычислил и не стал выходить из машины. Место встречи перенесли в частные владения, и больше Брусникин так не рисковал».

Слухи, домыслы и интриги – естественная среда обитания не только Брусникина, но ещё и некоей Анны Борисовой и Zотов’а. Но именно

В 2007 году дебют автора был обставлен с большой помпой. Восторженные отзывы на рекламных плакатах принадлежали Минаеву, Дашковой, Лукьяненко и Акунину. При этом сам роман и без того относился к категории активно читаемых в России книг – исторический приключенческий роман. (Действие развивается во времена воцарения Петра I, есть три ярких персонажа в центре событий, интрига и умелая стилизация текста.) Немного поразмыслив, все решили: это «клон», очередной псевдоним Чхартишвили-Акунина. Тут ещё как нельзя кстати инициалы А.Б. (Анатолий Брусникин) – перевернутые Б.А. (Борис Акунин). Вина была почти доказана, осталось только прижать Григория Чхартишвили к стенке и заставить расколоться. И он раскололся, признав себя не только Брусникиным, но и Агнией Барто, и Александром Блоком.

Дальше началось своеобразное соревнование на звание самой смелой версии. На роль Брусникина в разное время претендовали главный менеджер «АСТ» Яков Хелемский, ни больше ни меньше Владислав Сурков, а заодно и Михаил Ходорковский.

Поговаривают, что тайну вокруг своей личности Брусникин развеет с выходом своей новой книги, но пока это только слухи. К тому же нераскрытыми останутся ещё как минимум два уже упомянутых столпа «виртуальной» литературы – Анна Борисова и Zотов. Последний, правда, относительно открыт для общения: «Наша Версия» смогла пообщаться с автором (или теми, кто работает на его имя) через интернет-сайт.

Своё желание сохранять инкогнито Zотов объяснил нелюбовью к повышенному вниманию людей. «Я даже в школе всегда на «галёрке» сидел, чтобы быть у других за спиной, – заявил Zотов. – Так проще: пишешь книги, по Интернету шлёшь их в издательство, и ничего тебя больше не волнует. Ты как бы находишься в особом гроте, в темноте, где тебя никто не видит. Многие люди с хорошим чувством юмора – меланхолики. Я серая личность и не люблю публичных появлений: теряюсь, когда нахожусь в обществе, где много людей и надо поддерживать светскую беседу. Мне куда комфортнее пребывать во тьме, заслониться искусственным образом».

Ещё одним неоспоримым плюсом анонимности писатель считает возможность общаться со своими читателями, не выдавая себя. В Интернете в своём фан-клубе Zотов общается с множеством своих поклонников, и они понятия не имеют, с кем разговаривают. Впрочем, это касается не только Интернета: «Еду недавно в метро, вижу – девушка «Апокалипсис Welcome» читает. Заметила мой взгляд, говорит: читали книгу? Я говорю – нет, меня такие книги не интересуют. Она меня взглядом уничтожила и дальше читает. В этом как раз и состоит кайф от того, что тебя никто не узнаёт».

По теме

С ним отчасти согласна Елена Осипова, она отзывается о работе с псевдонимами так: «Для пиарщиков в этой ситуации плюсы – дополнительная интрига, есть минусы – отсутствие автора, то есть человека, который является основной фигурой в процессе знакомства общественности с новой книгой».

Но на самом деле, если брать создание фантомов как тенденцию (а не рассматривать отдельно взятые случаи, когда под псевдонимами скрываются, предположим, гипервлиятельные личности, которым не с руки «светиться» в несерьёзной компании литераторов), у этого явления есть сугубо коммерческое объяснение. В России давно и весьма успешно применяется труд литературных негров. Эти «чернорабочие» готовы и способны выдавать тома литературы вполне сносного качества, но тут возникает несколько проблем. Во-первых, рано или поздно возможны скандалы, связанные с желанием негров легализоваться и заявить о своей причастности к наследию того или иного автора. Во-вторых, под одним именем-брендом можно выпустить ограниченное число книг. Список недостатков почти бесконечен, равно как и перечисление преимуществ мифических писателей. Но самое главное – они чрезвычайно покладисты и верны своим издателям. Так что производство романов от «мёртвых душ» смело можно назвать одним из важнейших направлений современной прозы.

Опубликовано:
Отредактировано: 20.04.2009 12:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх