// // Российских школьников оденут за 40 000 000 000 рублей

Российских школьников оденут за 40 000 000 000 рублей

405

Оформят сделку

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Обязательная школьная форма может вернуться. Идею уже поддержал Владимир Путин, который подчеркнул, что форма должна быть исключительно российского производства и это станет хорошей поддержкой для отечественной лёгкой промышленности. Однако, как выяснила «Наша Версия», ни одно из существующих сегодня предприятий не способно одеть всех российских школьников.

«Главная задача – сделать так, чтобы для всех ребят, независимо от дохода семей, кольная форма была удобной и доступной», – расставил приоритеты Путин и напомнил, что вопрос об унифицированной одежде для российских школьников поднимался на заседании Госсовета не далее как в декабре. Президент в ультимативной форме заявил, что пошивкой формы должны заниматься исключительно российские производители – он ждёт от них «конкретных инициатив» и «активного, заинтересованного участия».

Участие это в некотором роде уже проявилось: во-первых, в Вологде Путину представили новые образцы форменной одежды для первоклассников («здорово, красиво» – оценил президент). Во-вторых, на совещании стало известно, что в России сейчас создаётся национальный союз производителей школьной формы – об этом заявил гендиректор Брянского камвольного комбината Евгений Томак. Продолжая своё «активное, заинтересованное участие», господин Томак попросил Владимира Путина «поручить правительству разработать единые требования к школьной форме».

Договорятся в кабинете, а закажут в Китае

«Идея, безусловно, здравая, – признала в беседе с «Нашей Версией» председатель профорганизации работников текстильной и лёгкой промышленности Санкт-Петербурга и Ленинградской области Екатерина Демидова. – Это нужно для детей, чтобы в школе не было раскола между богатыми и бедными, не было места для разговоров «у меня кофточка фирменная, а ты в простой хлопковой рубашечке». Развитию текстильных предприятий, по мнению Демидовой, повсеместное введение школьной формы тоже поспособствует.

Вот только председатель профсоюза не уверена, что цель заявленной инициативы – действительно помочь текстильной промышленности: «Когда началась приватизация, хорошие фабрики повсеместно закрывали. Выкупали или выселяли из центра, «забывая» приобретать выселенным производителям необходимое оборудование. А затем просто сдавали полученные помещения в аренду, зарабатывая на этом лёгкие и большие деньги. При этом со всех сторон политики призывали граждан открывать малый бизнес и обещали поддержку».

В итоге, по свидетельству Демидовой, многие успешные владельцы текстильных фабрик отошли от дел со словами «бизнесом у нас заниматься нельзя».

«», – подвела печальный итог председатель профсоюза.

При этом Демидова заверяет, что даже в таком в 50 раз со времён распада СССР уменьшенном виде отрасль ещё жизнеспособна. Вот только велики опасения, что от этих фабрик мало что будет зависеть. «Тендеры должны выдавать, не закрыв глаза, кому сказали, а тем предприятиям, где есть оборудование, где есть мастера. А не по принципу – положил в кабинете деньги кому надо, а потом в Китае заказал», – резюмировала она.

Подъём промышленности надо начинать не с придумывания

госзаказа

Вот только поучаствовать в честном тендере ни Екатерине Демидовой, ни её коллегам скорее всего не удастся, считает председатель всероссийского движения «За честный рынок» Илья Хандриков. «Я точно знаю, что сегодня у нас созданы условия, при которых все мои коллеги, которые работают B2B (бизнес для бизнеса) должны покупать хотя бы пару тендеров в год, чтобы не обанкротиться. Если речь идёт о всероссийской школьной форме, я не верю в возможность без нарушений провести такой тендер. Коррупция у нас, к сожалению, норма. Предприниматели платят «откаты», потому что боятся потерять бизнес», – констатирует эксперт.

По теме

Поддерживает госпожу Демидову Хандриков и в том, что госзаказ как стартовая мера для реанимации лёгкой промышленности – плохая идея. «Подъём лёгкой промышленности надо начинать не с придумывания госзаказа на школьную форму, – говорит эксперт. – Надо понимать, что речь идёт о специализации. Детская одежда – это совсем иное, нежели просто текстиль; не каждый может её шить. Есть «близкие к телу» больших начальников функционеры, которые готовы взяться за что угодно и что угодно производить. Но качественного финального продукта не получится». Куда более разумным шагом, по мнению Хандрикова, стали бы экономические меры помощи производителям текстиля, например снижение налогов на производство или выделение средств на переоборудование и повышение квалификации персонала.

В беседе с «Нашей Версией» эксперт предупредил ещё об одной опасности, которая может угрожать инициативе Путина. Президент несколько раз подчеркнул, что вся форма должна производиться в России. Тем не менее, по словам Хандрикова, тендер с ограничением «национальности» участников может быть не вполне легальным: «Разве вступление России в ВТО не обязывает нас предоставлять равные возможности для участников мирового рынка?» – задаёт эксперт вопрос. И тут же на него отвечает: «Проблема в том, что этого не знает никто. Соглашение подписали на английском языке. Существует ли его согласованный и утверждённый перевод на русский – неизвестно. Читал ли его кто-нибудь – неизвестно. Я был на двух конференциях по ВТО, и эксперты в ужасе – они не знают, чего можно, а чего нельзя».

Тем не менее в пользу своей гипотезы, что в тендере смогут принять участие иностранные компании, эксперт приводит факт, что сейчас планируют отменить поправку к закону о поддержке малого бизнеса о том, что поддержка не осуществляется для компаний с 25% и выше иностранного капитала.

Ни одно предприятие не сможет обеспечить формой всю страну

Несмотря на единодушие экспертов от экономики и от текстильной промышленности в вопросе о перспективах проекта, остаётся два вопроса. Первый – существует ли в России вообще такая фабрика, которая в одиночку могла бы пошить форму на всех детей страны, и второй – а о какой сумме идёт речь, если шить действительно будут на всю страну?

Согласно данным переписи 2010 года, в России насчитывается более 13,3 млн школьников. При этом, например, на екатеринбургской фабрике по пошиву детской одежды «Евролэнд» корреспондента «Нашей Версии» заверили, что поставляют форму на весь город и область, а также готовы принимать большие заказы. В качестве максимальной планки нам назвали 100 тыс. комплектов. Екатерина Демидова также заверила, что на подконтрольной ей фабрике «Салют» существует возможность по пошиву одежды на Санкт-Петербург и Ленинградскую область. Тем не менее вероятность того, что какое-либо из существующих на текущий момент текстильных предприятий способно поставлять форму в масштабах страны, крайне мала.

А на кону стоят огромные деньги. Себестоимость пошива детской жилетки на фабрике «Евролэнд» – 800 рублей, пиджака – 1200, брюк – 800. Итого вместе с рубашкой, которую, кстати, предприятие не шьёт, себестоимость комплекта составит как минимум 3 тыс. рублей. Если умножить эту цифру на число школьников, выйдет впечатляющая сумма – почти 40 миллиардов. А если учесть, что конечная стоимость для потребителя будет как минимум вдвое больше, то стоимость школьной формы для всей России и вовсе получается космической – порядка 100 миллиардов. При этом победитель тендера получит карт-бланш на миллионное производство и скорее всего монополию в бизнесе. Учитывая сравнительно небольшую производительность существующих разрозненных фирм, получаем, что один производитель просто не способен справиться с заказом на всю страну. То есть пошив в Китае в таких условиях кажется почти неизбежным. Условия тендера пока неизвестны, но эксперты сходятся в одном: для реального подъёма промышленности, а не просто розыгрыша крупной суммы бюджетных денег проводить его необходимо на уровне регионов, а не страны.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.04.2013 15:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх