// // Родителям, присяжным и журналистам запрещают отстаивать права детей

Родителям, присяжным и журналистам запрещают отстаивать права детей

605

Забьют на контроль

Все издевательства над детьми будут тайной
Фото: ИТАР-ТАСС
Все издевательства над детьми будут тайной Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В Госдуму внесён законопроект о дополнительных мерах по защите детей-потерпевших – детей, ставших жертвами преступников. Если он будет принят, а положительные отзывы правительства и Верховного суда уже получены, то суды присяжных по делам против половой неприкосновенности отменят, детей в судах допрашивать не будут – хватит и допроса на предварительном следствии, родителей смогут отстранять от представления интересов детей. Ну а СМИ не смогут об этом сообщать, журналистам будет грозить до шести лет лишения свободы за распространение сведений о несовершеннолетних потерпевших. Впрочем, как и остальным – в Интернете тоже писать запретят под угрозой тюремного срока.

Отмена судов присяжных объясняется тем, что «мнение суда присяжных заседателей о показаниях несовершеннолетнего потерпевшего и иных полученных с его участием доказательствах по уголовному делу должно формироваться с учётом специальных знаний о психологических особенностях несовершеннолетних потерпевших разного возраста».

Интересы ребёнка определит следователь

Вообще-то, основной принцип суда присяжных как раз в том, что заседатели не обладают специальными знаниями. Именно поэтому в них не могут заседать не только сотрудники правоохранительных органов, но даже частные детективы. Если это недостаток судов присяжных как системы, то, может, их и вовсе следует отменить? А не частями урезать их полномочия – то по обвинениям в терроризме, теперь вот в педофилии. Непонятно только, отчего «безграмотным» присяжным доверяют рассматривать дела по убийствам…

Что касается возможности отстранять родителей от представления интересов детей, то это предложение прямо называют коррупциогенным и борцы с ювенальной юстицией, и член Общественной палаты и президентского Совета по правам человека, телеведущий Николай Сванидзе.

«В действующем законодательстве не определено, что является интересами несовершеннолетнего. Получается, что следователь единолично будет определять интересы ребёнка и отвечать на вопрос, соответствует ли им поведение родителей в ходе следствия. Это даёт простор для произвола и коррупции», – заявила «Нашей Версии» руководитель Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС) Ольга Леткова. Между прочим, именно эта ассоциация совместно с движением «Суть времени» Сергея Кургиняна провела в Колонном зале Дома Союзов Съезд родителей России, на котором выступил глава государства. И там он обещал учесть мнение противников ювенальной юстиции.

«Дознаватель скажет родителям: либо «заносите» мне, либо отстраняю вас. Очевидная коррупциогенность, которую сейчас можно найти в очень многих законопроектах», – убеждён Николай Сванидзе. По его словам, «отстранение родителей возможно, но для этого нужен другой уровень следствия и другой уровень судопроизводства». «В наших условиях это произвол», – подчеркнул член СПЧ и ОП РФ.

Но проблема не только в вымогательстве денег.

«И без того велика вероятность, что следователь может смешать интересы ребёнка с интересами следствия. Ведь ему нужно заканчивать дело, а родитель, будучи законным представителем и добиваясь справедливости для своего ребёнка, может в этом мешать», – говорит Леткова. «Кроме того, представление интересов ребёнка – это законное право родителей. Лишить или ограничить его можно только в судебном порядке. Было бы ещё понятно, если бы родитель отстранялся по подозрению в совершении данного преступления. Но в таком случае одновременно с постановлением об отстранении должно приниматься мотивированное постановление о привлечении в качестве подозреваемого или свидетеля. И это прямо должно быть прописано в законопроекте», – считает глава АРКС. Но при этом эксперт (Ольга Леткова — юрист, работала в правовом управлении Совета Федерации РФ) отмечает, что обычно родителей в семье двое, и если одного подозревают, то почему второй не может представлять интересы несовершеннолетнего? По её мнению, в нынешнем виде эта поправка «нарушает конституционные принципы презумпции невиновности и добросовестности родителей».

По теме

Ольга Леткова прокомментировала и депутатскую инициативу о необязательности допроса несовершеннолетних потерпевших в суде. «А это уже прямое заимствова­ние одного из механизмов­ западной ювенальной технологии. К примеру, подобная норма есть во Франции, – указала глава АРКС. – Но разумнее было бы указать, что допрос в суде несовершеннолетнего является обязательным, если кто-либо из участников процесса на этом настаивает».

Сатанинский замысел против человека

Законопроект предусматривает введение уголовной ответственности за «распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, в средствах массовой информации или в информационно-телекоммуникационных сетях сведений, указывающих на личность несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля по уголовному делу, включая публикацию его изображения, а равно сведений, содержащих описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий и мучений» до шести лет лишения свободы и запрет в последующем заниматься определённой деятельностью на срок до пяти лет.

Глава комиссии Общественной палаты по поддержке СМИ, обеспечению свободы слова и доступа к информации, главный редактор «МК» Павел Гусев обещает, что ОП проведёт экспертизу этих поправок. «Публикация персональных данных детей и так давно запрещена, а формулировка «сведений, указывающих на личность» даёт возможность расширительного толкования», – опасается Гусев. Он также намерен поднять этот вопрос и в президентском Совете по правам человека. «СМИ будут вынуждены прекратить защиту детей», – предупреждает Павел Гусев.

Критически отзывается об этой поправке и коллега Гусева по Общественной палате и президентскому Совету по правам человека Николай Сванидзе. «Как журналисты смогут писать об издевательствах над детьми без конкретики? Это бьёт по интересам детей, лишает возможности представить обществу информацию», – говорит он.

Недовольны этой поправкой в УК и борцы с ювенальной юстицией. Они полагают, что она может лишить родителей возможности обращаться через СМИ к правозащитникам и общественности.

Между прочим, не первый раз российские либералы и консервативно настроенные борцы с ювенальной юстицией, не сговариваясь, выступают против ювенальных, по сути, законопроектов. Так было в 2009 году, когда принимали поправку в ст. 156 УК РФ (ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних).

Долгое время статья была «мёртвой», поскольку, с одной стороны, не предусматривала лишения свободы и в таком качестве была неинтересна «оборотням в погонах», а с другой – честным правоохранителям была без надобности. Ведь все преступления против несовершеннолетних и без того перечислены в УК – от побоев, причинения вреда здоровью до преступлений сексуального характера. А понять, что такое «ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию», невозможно. За это ещё можно было привлекать к ответственности педагогов, у них есть должностная инструкция, а родителей – нет.

В 2009 году против поправки выступили и полномочный представитель правительства в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский, и либеральные правозащитники, а представитель Русской православной церкви протоиерей Димитрий Смирнов и вовсе назвал её «сатанинским замыслом против человека». Кстати, тогда для её проталкивания федеральные телеканалы раскрутили дело Агеевых. Помните мальчика Глеба, которого якобы горячим чайником били? Так вот, тогда были нарушены все существующие и без этих поправок запреты – раскрыли тайну усыновления, раскрыли врачебную тайну, брали интервью у ребёнка без согласия его родителей… А Глеб с сестрой так и остались в приюте, никому, кроме супругов Агеевых, которые продолжают судебные тяжбы, они оказались не нужны.

Хотя, конечно, слов про ювенальную юстицию в законопроекте нет, и его авторы, можно даже не сомневаться, будут яростно отрицать его ювенальный характер. Эти давно раздражающие граждан слова законодатели стараются не только не использовать, но и клянутся не допустить этой самой юстиции. Однако законопроекты такого рода принимают. Так было и с поправкой в ст. 156 УК. Теперь родители могут угодить на три года за решётку, если будут требовать от отпрысков делать уроки, мыть посуду, убирать кровать, выносить мусор и т.д. Ведь всё это можно рассматривать как «жестокое отношение к ребёнку». Эксплуатация детского труда – это жестокое отношение – так говорится в разъяснениях Верховного суда.

Не отозван из Госдумы законопроект о социальном патронате, несмотря на то, что именно против него резко выступали делегаты Cъезда родителей России полтора месяца назад. Хотя и в нём нет слов про ювенальную юстицию.

В общем получается, как в известном анекдоте про задницу, которая есть, но слова, её обозначающего, вроде как и нет.

Ну а с принятием законопроекта, о котором идёт речь, можно прогнозировать и очередную кампанейщину, и рост заказных «детских» дел, о которых уже рассказывают бывшие сотрудники полиции в ток-шоу.

Специальный корреспондент

ИТАР-ТАСС Борис Клин

специально для «Нашей Версии»

Опубликовано:
Отредактировано: 25.03.2013 15:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх