// // Российских школьников обязательно протестируют на наркотики

Российских школьников обязательно протестируют на наркотики

355

Учёба не в кайф

Пока проверки добровольные, их проходят даже учителя, а результаты - массово-отрицательные. 
Фото: Лаура Ильина
Пока проверки добровольные, их проходят даже учителя, а результаты - массово-отрицательные. Фото: Лаура Ильина
В разделе

Способ профилактики наркомании среди подрастающего поколения на днях предложили в очередной раз в Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН). Не исключено, что в ближайшее время всех российских школьников в принудительном порядке всё же будут тестировать на употребление всяких крамольных веществ. Причём проводить тесты предполагается в рамках диспансеризации в принудительном порядке. Каков будет механизм реализации этого плана, пока не сообщается. Неясно, сможет ли подобный метод воздействия на молодёжь оказать должный эффект в борьбе с наркоманией. Зато уже сегодня очевидно появление ещё одного коррупционного механизма. Кроме того, не вполне решён пока этический вопрос этой проблемы, а также сомнительно влияние такого тестирования на взаимоотношения в детском коллективе, и без того сложные.

Вообще, идею проведения наркотестирования ФСКН озвучивает далеко не впервые. Правда, всякий раз руководство ведомства заявляло о том, что проверки будут добровольными. А вот о введении принудительного тестирования заговорили впервые. Очевидным поводом к тому послужило высказывание президента Дмитрия Медведева.

«Для своевременной диагностики этого заболевания среди подростков надо подумать об обязательном тестировании учащихся всех образовательных учреждений», – заявил недавно глава государства.

Думать в наркоконтроле, похоже, решили недолго, и в результате попросту сменили рекомендательный характер высказываний на более категоричный.

«У вас же не спрашивают, брать ли анализ на билирубин, эритроциты и так далее. Просто берут анализ крови – и всё. Вы это воспринимаете как данность. Мы же не возмущаемся, что у нас берут анализы на уровень лейкоцитов, эритроцитов. Допустим, ваш ребёнок проходит диспансеризацию. У него берут анализ крови, мочи, измеряют давление, рост измеряют, вес и т.п. Когда проводят анализ крови или мочи, там целый спектр параметров – свыше 20. Среди них будет ещё и метаболизм от наркотиков», – не мудрствуя лукаво, пояснил глава ФСКН Виктор Иванов.

Столь незамысловатое с юридической точки зрения пояснение, очевидно, объясняется и полученной отмашкой от президента, а также тем, что о поддержке подобного тестирования уже не раз выступали столичные власти, а в ряде регионов подобные проверки уже начали проходить. Правда, пока на добровольной основе. В этой связи знаково выглядит и поддержка проведения таких исследований со стороны главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко, позиция которого по принципиальным вопросам редко идёт вразрез с официальной политикой.

«Мы обследуем детей на туберкулёз и не видим в этом нарушений их прав. Когда наших детей путём ухищрений и запугиваний сажают на иглу, о защите их прав уж точно никто не думает», – подчеркнул глава Роспотребнадзора. Более того, по его словам, подобные обследования стоит проводить не только в рамках ежегодной диспансеризации, но и всякий раз, когда у медиков, педагогов или родителей появляются сомнения, связанные с изменением поведения ребёнка.

Отметим, что положительный опыт проведения такого тестирования уже имеется в отдельных регионах России. В частности, ещё в 2008 году тестирование на наркотики проводилось в Республике Бурятия. В субъекте Федерации был издан совместный приказ министерств образования и здравоохранения о проведении антинаркотических осмотров. Правда, поскольку тестирование было добровольным, 37,7% школьников не прошли его из-за отказа родителей плюс ещё 8% ребят сами категорически отказались от теста.

«По результатам тестирования получены полностью отрицательные результаты, – хвастались в республиканском наркодиспансере. – По итогам мы проговаривали с теми учебными заведениями, где были проведены эти мероприятия, что, может быть, учеников-отказников надо рассматривать как ту группу, которой надо уделить дополнительное внимание».

По теме

Подобные рассуждения – Тем более что подобные прецеденты уже имеются.

«Два года назад студент из Казани обратился ко мне с жалобой на то, что в Технологическом университете, где он учится, обязали всех студентов пройти тестирование на употребление наркотиков, причём в качестве условия допуска к сессии, – рассказывает эксперт Института прав человека, руководитель фонда «Новая наркополитика» Лев Левинсон. – Этот молодой человек, не употребляющий наркотики, из принципа не согласился. Его не допустили к экзаменам. Потом мы вместе с ним подавали иск в суд, и тогда уже ректор испугался и допустил его к сессии».

По словам правозащитника, главная беда в том, что большинство граждан, естественно, никуда обращаться не будут, а покорно пойдут сдавать тесты. Впрочем, вопрос о нарушении прав человека в данном случае трактуется экспертами неоднозначно.

«В 55-й статье Конституции написано, что права граждан могут ограничиваться, если это требуют вопросы безопасности страны, соблюдение прав окружающих и т.п. Поэтому конституционная предпосылка для проведения такого тестирования существует. Тем более что проблема наркомании достигла угрожающих размеров», – уверяет уполномоченный по правам ребёнка при президенте РФ Алексей Головань. Между тем г-н Головань почему-то забывает о том, что согласно ныне действующему законодательству проведение подобных тестов для детей до 15 лет возможно только с согласия их родителей, а с 15 лет – с согласия самих детей.

«Мы считаем, что тесты на наркозависимость нужно проводить по показаниям. Если мы будем проводить тотальные обследования, мы нарушаем права», – заявила директор департамента развития медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздравсоцразвития Валентина Широкова.

Впрочем, как бы ни были разрешены этическая дилемма и юридическая коллизия, не очень понятно, насколько технически будет возможно проведение подобных тестов.

«Для подобного анализа требуются эксперты, лаборатория и оборудование. Если г-н Иванов не в курсе, то его сотрудники могли бы ему подсказать, что, например, в Москве есть только два медицинских учреждения, где проводят такие анализы», – негодует специализирующийся по делам о наркотиках адвокат, полковник милиции в отставке Евгений Черноусов. Впрочем, в регионах, где тестирование уже было опробовано, не очень заморачивались по поводу лабораторий. Например, в Бурятии обследование заключалось в том, что в мочу школьников опускали специальные тест-полоски. Результат теста определяется по истечении определённого времени и изменению цвета полоски. Однако надёжность такого тестирования оказывается весьма сомнительной.

«Они (тест-полоски. – Ред.) дают зачастую определённый процент ложноположительных результатов. Например, повышенный гормональный статус, который в основном сейчас у подростков, показывает наличие канабиоидов, – рассказывает Лев Левинсон. – К тому же менее опасные наркотики находятся в организме гораздо дольше, чем героин или кокаин. Получается, что выявить потребителя менее опасных наркотиков, например марихуаны, намного проще, чем тех, кто употребляет героин».

Зато, по мнению адвоката Московской коллегии адвокатов «Аннэксус» Сергея Жорина: «Введение подобного тестирования, безусловно, приведёт к отдельным случаям откровенного вымогания денег не только у студентов и школьников, но и у их родителей.

Благие намерения президента Дмитрия Медведева, высказанные им на заседании Совета безопасности, скорее всего рискуют превратиться в карательные мероприятия исполнителей на местах.

Данные меры, безусловно, являются вмешательством в частную жизнь. Что касается разглашения результатов тестирования, то я очень сомневаюсь что кого-то смогут привлечь к какой-либо ответственности за это, несмотря на то что закон предусматривает такую возможность. Ответил ли кто-нибудь за разглашение информации о транспортных средствах, о доходах, о недвижимости и др., которую продают на каждом перекрёстке?» Примечательно, что возможность возникновения коррупционного механизма признают даже сторонники внедрения обязательного тестирования. «Очень важно, чтобы всё было прописано в законе, с тем чтобы защитить права ребёнка от возможного субъективизма тех, кому это (тестирование. – Ред.) будет поручено. Должно быть определено законом: при каких показаниях проводятся тесты, при каких условиях, где, кем», – указывает Геннадий Онищенко. Очевидно, что представить себе чёткое соблюдение всех прописанных норм в каком-нибудь небольшом российском посёлке, где всего одна школа и одна больница, невозможно.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.11.2009 18:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх