// // Роскосмос зарабатывал на компенсациях за неудачные запуски?

Роскосмос зарабатывал на компенсациях за неудачные запуски?

462

Космические выплаты

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Главу Роскосмоса Владимира Поповкина подготовили «на вылет» – окончательное решение о его отставке должно быть принято, когда этот номер уже подпишут в печать. Понятно, что стало основной причиной увольнения: многочисленные падения самых разнообразных космических аппаратов. Но есть и другие любопытные моменты в деятельности Роскосмоса. Например, в какой-то момент ведомство стало едва ли не зарабатывать на провальных пусках.

Злые языки судачат, что Поповкину не забыли и мартовского инцидента с его юной секретаршей и одним из заместителей. То ли глава Роскосмоса наподдал кому-то после совместного ужина в ресторане, то ли ему наподдали – в госпиталь Бурденко Поповкина доставили с ранением головы в состоянии средней тяжести. История, конечно, достойная проработки на общем собрании с последующим взятием на поруки, но на самом деле всё не настолько банально. Если бы наши ракеты не падали одна за другой, а спутники не улетали бесследно в космос, отказываясь реагировать на сигналы с Земли, о лихих похождениях главы космического ведомства никто и не вспомнил бы. Говорят, что на недавнем заседании Совета безопасности президент России разнёс Поповкина в пух и прах за череду неудач с запусками и удержался глава Роскосмоса в кресле лишь потому, что ему не смогли быстро подыскать замену. Даже если пересчитать только самые крупные «залёты» последнего времени, Поповкина следовало бы не только отстранить от работы, но и судить. Считаем потери вместе: два вещательных спутника – «Экспресс-АМ4» и «Экспресс-МД2», военный спутник «Меридиан», грузовой корабль «Прогресс» и межпланетная станция «Фобос-грунт». И всё это менее чем за полтора года.

Предшественника Поповкина Анатолия Перминова отправили в отставку после того, как в 2010 году в океан рухнули три спутника системы «Глонасс-М». Причиной неудачи стала ошибка в расчётах, которую Сергей Иванов, на тот момент зампред правительства России, назвал на заседании коллегии Роскосмоса детской ошибкой. За «детскую ошибку» Россия заплатила по-взрослому: убытки составили порядка 5 млрд рублей: 846 млн стоил каждый спутник, 1,31 млрд – ракета, 437,6 млн – её разгонный блок плюс пусковые услуги и транспортировка техники на Байконур. После этой аварии Сергей Иванов потребовал от Роскосмоса страховать запуски не только коммерческих, но и всех государственных космических аппаратов: «Очевидно, что мы нуждаемся в действенном механизме страхования космической деятельности».

Поскольку в бюджете на 2011 год ещё не была запланирована особая статья расходов на страховку космических аппаратов – до этого они редко падали и особой необходимости в страховке не возникало, – решено было в течение года выделять на это так называемые небюджетные средства. Возможно, если бы страховка учитывала интересы посредников, космические аппараты не падали бы так часто. Но Сергей Иванов определил, что «страхование должно осуществляться по рыночным ценам и без посредников». Другими словами, получить материальную выгоду за успешный или неуспешный запуск некоей заинтересованной стороне, казалось бы, невозможно.

Как бы не так. Допустим, космический аппарат стоит 1,2 млрд – как пресловутый «Фобос-грунт». Ну, запустили его в космос, а толку-то? Другое дело, если аппарат упадёт. Тогда страховщик вынужден будет компенсировать понесённые потери. Сколько именно денег он заплатит, зависит от суммы страховки. «Фобос-грунт» застраховали на 1,5 млрд – кто же мог подумать, что с ним приключится такая беда? 300 млн рублей чистой прибыли – не то чтобы очень большие деньги, но хоть какая-то маржа. Если разницу и вправду истратили на изучение причин катастрофы, то легко понять, каким образом эту маржу впоследствии списали.

По теме

Уже осенью прошлого года, едва просидев в своём кресле полгода, Поповкин пожаловался прессе на то, что, мол, в страховой бюджет космических аппаратов, «который был негласно (!) выделен Роскосмосу, не попали «многие знаковые для российской космонавтики пуски». В частности, улетели в космос незастрахованными грузовые корабли «Прогресс» и транспортные «Союзы-ТМА». «Прогрессы», к слову, не падали оземь все 33 года эксплуатации. В руководстве Роскосмоса очень надеялись, что в следующем году ситуация изменится и средств на страховку выделят больше, чтобы их хватило на все без исключения запуски.

Но не тут-то было. На 2012 год Роскосмосу дали на страховку всего каких-то 1,2 миллиарда. На первый взгляд действительно негусто: «Нам дали понять, что сумма не должна превышать 2 млрд, если мы хотим рассчитывать на прохождение в Госдуме. Поэтому мы много вычеркнули», – цитировали «Известия» свой источник в Роскосмосе. Стоимость итоговой заявки составила 1,97 млрд, но и её в итоге подсократили.

Для всех страховщиков очевидно: если имущество каким-то чудом застраховали на большую сумму, нежели это имущество стоит, – жди беды. В правительстве, вероятно, о чём-то таком догадывались уже прошлой осенью, иначе на страховку выделили бы требуемые Роскосмосом средства в полном объёме. А изначально требовалось, по слухам, ни много ни мало – 18 млрд рублей. Правда, в Интернете можно найти ещё две копии сметы – на 12 и 9 миллиардов. Возможно, деньги дали бы, не случись накануне один неприятный инцидент.

18 августа 2011 года с космодрома Байконур стартовала ракета «Протон-М» со спутником «Экспресс-АМ4». Из-за ошибок в вычислениях спутник оказался не на той орбите, на которой он должен был оказаться. 30 августа государственное предприятие «Космическая связь» – хозяева спутника – признало невозможным использование спутника по целевому назначению и направило в «Ингосстрах» заявление о возмещении убытков. Их оценили в 7,5 млрд рублей. В «Ингосстрахе», говорят, пришли в ужас ещё и потому, что своей доли мог потребовать и Роскосмос – за потерю ракеты-носителя и разгонный блок. А тут подоспела ещё одна неприятность – 24 августа у ракеты-носителя «Союз-У» с грузовым транспортным кораблём «Прогресс М-12М» на борту аварийно отключились двигатели. До орбиты «Союз-У» не дотянул и рухнул на территории Республики Алтай вместе с 2,7 тонны различных грузов.

Достоверно не известно, сколько денег и у кого именно собирались получить в Роскосмосе за этот инцидент. Зато известно другое: .

И перестали.

Несколько дней назад заместитель главы Роскосмоса Виталий Давыдов признался, что его ведомство так и не смогло застраховать ни одного запуска в этом году. Правда, в Роскосмосе озвучили несколько иную причину отказа. По словам Давыдова, «чтобы нам потратить бюджетные деньги на страхование запусков, необходимо выпустить ряд нормативных документов. Эти документы нами подготовлены, согласованы с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и должны вскоре выйти. Как только они выйдут, мы сможем объявить тендер за право страховать запуски. Сейчас мы сделать этого не можем». А менее года назад при расчёте бюджета и торге за страховые суммы этот тендер провести было нельзя? Или чуть позже, когда бюджет утвердили? Может быть, тендер отсрочили по какой-то другой причине?

Говорят, в правительстве были очень удивлены, не найдя в программе страхования аппараты «Глонасс-М», с которых, собственно, вся история со страховками и началась. Удивление можно понять: на осень этого года запланирован запуск трёх навигационных спутников ракетой «Протон-М» с Байконура – точно такой же старт в декабре 2010 года завершился аварией. Зато были застрахованы некие недоработанные спутники, нахождение на орбите которых даже специалистам представлялось весьма сомнительным. Интересно, почему же не застраховали «Протоны»? Не застраховали и самый дорогой российский спутник ДЗЗ «Ресурс-П», создание которого обошлось в 2,64 миллиарда. Страховщики брать на себя такую ответственность не рискнули, памятуя историю с «Фобос-грунтом».

Со слов Поповкина, за неудачные старты поплатились карьерой три его заместителя. Теперь, по всей видимости, пришёл черёд и самого главы Роскосмоса.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.09.2012 17:15
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх