Версия // Общество // Разрушение Каховской ГЭС и аммиакопровода потребовалось, чтобы обосновать бездействие ВСУ?

Разрушение Каховской ГЭС и аммиакопровода потребовалось, чтобы обосновать бездействие ВСУ?

5890

Подрыв посулов

Разрушение Каховской ГЭС и аммиакопровода потребовалось, чтобы обосновать бездействие ВСУ?
(коллаж: рисунок - Темур Козаев, фото - АР/ТАСС, EPA/ТАСС, ТАСС, Таисия Воронцова/ РИА Новости)
В разделе

Разрушение Каховской ГЭС и аммиакопровода в Купянском районе Харьковской области, по сути, два разных сюжета, но об одном и том же. И последствия у двух этих ЧП будут ещё долгими. Но сейчас более важен другой вопрос: как случившееся повлияет на текущую ситуацию?

Подрыв дамбы Каховской ГЭС – а пока нет оснований считать, что подорвали плотину целиком, – лишил тем не менее пресной воды три украинских промышленных центра: Кривой Рог, Никополь и Марганец. Хватит ли теперь тамошним металлургическим производствам («Трубосталь», крупнейший в Европе завод ферросплавов и т.п.) пресной воды – интрига. Скорее всего не хватит. И производство придётся сворачивать. Контрнаступление ВСУ с форсированием Днепра теперь тоже под вопросом – переплыть-то реку станет полегче, но в местах, откуда вода отступила, можно будет застрять, как в непроходимом болоте – там ведь вязкое, илистое дно. Потому уже появились версии. Мол, разрушение плотины поможет Киеву найти повод, чтобы отсрочить на неопределённый срок контрнаступление на юге, которого требовал от него Запад, но на которое у ВСУ, видимо, не хватало ресурсов.

Никто не виноват?

Сейчас иностранные издания наперебой гадают, что же всё-таки произошло с дамбой Каховской ГЭС. Примечательна в этом смысле реакция германской «Бильд». По горячим следам издание озаглавило статью о случившемся так: «Россия взрывает плотину на Украине». Однако через несколько часов заголовок заменили: «Огромная плотина взорвалась на Украине». «Очевидно, – размышляет бывший украинский политик Олег Царёв, – что из двух рабочих версий причин разрушения Каховской ГЭС – подрыв станции и её непреднамеренное самопроизвольное разрушение вследствие нанесённого ранее урона – иностранные эксперты выбирают второй вариант». «Военное преступление или несчастный случай?» – риторически вопрошает швейцарское издание «Нойе цюрхер цайтунг». И это, пожалуй, консолидированная позиция западной прессы. «Кто несёт ответственность за разрушение – предмет для спекуляций», – признаёт издание. «Для разрушения ГЭС понадобилось бы огромное количество взрывчатки, но непонятна картина взрыва, не было слышно оглушительного удара, неминуемого при детонации такой мощности». «На снимках со спутников видно, что за несколько дней до аварии часть дороги исчезла за плотиной именно в том месте, где она позже прорвалась. Вероятно, дорогу смыла вода из водохранилища, которая начала переливаться через плотину ещё в конце мая». То есть пока Москва кивает на Киев, а тот соответственно обратно, европейцы, похоже, определились в своей позиции – дамба могла разрушиться от накопившихся повреждений.

Тем временем некоторые военные эксперты поспешили расписать, насколько выгодной Российской армии оказалась эта авария. Но их рассуждения сложно назвать логичными. Вода смыла минные поля и прибрежные укрепления, которые строили несколько месяцев. Мало того, Кинбурнская коса теперь стала островом, и российским подразделениям будет непросто решать проблему доставки боеприпасов и пополнения прочих ресурсов. Что же до ВСУ, то, лишившись возможности атаковать позиции Российской армии, они высвободили значительную часть ресурса для атак на других плацдармах.

По теме

В общем, сложно сказать, в чью пользу разрешилась ситуация, выходит, что проиграли обе стороны. Тем не менее переоценить ущерб от разрушения дамбы сложно, и можно с уверенностью сказать, что столь масштабное повреждение гражданской инфраструктуры – это новый уровень эскалации. Значимая экономическая потеря для людей – по обе стороны Днепра. Теперь на повестке массовое переселение, утрата плодородных земель, угроза заражения из-за массовой гибели рыбы.

Но и это не всё. Неподалёку от места аварии – Запорожская АЭС. Да, воды для её охлаждения хватает – тем паче что берут её не из Днепра, а из особого, специально вырытого пруда. Так что работоспособность станции не должна зависеть от уровня воды в реке. И всё же тревожно – не так ли?

Кто сильнее пострадал?

У ряда экспертов, как они уверяют, есть основания полагать, что затворы турбин на момент прорыва дамбы были опущены. В этом случае вода упадёт до уровня чуть выше «тела плотины» – это примерно 21 метр. Основание дамбы, таким образом, может устоять, и тогда, во-первых, сохранится достаточный уровень воды, чтобы Северо-Крымский канал худо-бедно продолжал наполняться, а во-вторых, останется некоторое количество воды для нужд Запорожской АЭС. Но если затворы турбин окажутся поднятыми или разрушенными, вода опустится до уровня основания дамбы. И тогда в Крыму могут снова начаться проблемы с пресной водой. Правда, как уверяют тамошние власти, не раньше чем через год-два. А пока крымские водохранилища заполнены примерно на 80%. Впрочем, большинство экспертов сошлись во мнении, что канал при любых раскладах будет заполняться водой в количестве, достаточном для земледелия в северной части полуострова. Вопрос только в качестве этой воды.

Вообще о возникшей проблеме в контексте Крыма есть о чём пораскинуть мозгами. Да, Северо-Крымский канал важен в большей степени для северных территорий полуострова – ибо он не доходит даже до Симферополя, не говоря уже о ЮБК. В курортном Крыму научились обходиться без днепровской воды, используя иные пресноводные источники, от горных речек до подземных скважин. Но аграрии с севера Крыма очень рассчитывали на дешёвую воду для полива садов и огородов. Поверили властям и вернулись на свои заброшенные делянки. В рисовых чеках заплескалась вода, туда запустили рыбу. Жизнь стала налаживаться – после нескольких лет запустения и безденежья. А Северный Крым – это крымско-татарская и украинская общины, что в нынешней ситуации нельзя списывать со счетов.

Тем временем в Днепропетровской области, в посёлке Марьянское, отмечен массовый мор рыбы. Собирать её местным жителям настрого запретили. Скорее всего аналогичная картина и в других посёлках, примыкающих к водохранилищу. Массовый мор рыбы – удар по экосистеме. А значит, и по качеству воды в конечном итоге. Ситуация со временем стабилизируется, а пока будет так. В худшем случае без воды могут остаться 94% оросительных систем в Херсонской области (это Каховский и Северо-Крымский каналы), 74% в Запорожской (Верхне-Гачинский канал) и 30% в Днепропетровской (Южное водохранилище) областях. А значит, возникнут проблемы у местных крестьян. В Киеве уже признали, что на подконтрольной Украине правобережной части может быть потеряно около половины урожая на площади в 400 тыс. гектаров.

И ещё «пять копеек» о качестве воды. Если в Николаеве проблема пресной воды считалась перманентно острой, теперь она, похоже, обострится до крайности. Правда, в Бердянске и Кривом Роге будет немногим лучше. Если проблему не купируют (а шансов на это немного – дороговато выходит, по подсчётам навскидку – от 2 до 5 млрд долларов), Южное Приднепровье рискует превратиться в вымирающий депрессивный регион. Оставляя Херсон прошлой осенью, по всей видимости, что-то подобное и предполагалось. Тогда, кстати, ВСУ и нанесли первые ракетно-бомбовые удары по дамбе. И если некие подковёрные договорённости об оставлении Киевом Херсона и окрестностей на самом деле имели место, ситуация выглядит яснее ясного. России «под восстановление» отдают выжженную, по сути, землю. На её восстановление может уйти до 10 лет.

Кстати

По теме

О рисках в связи с разрушением дамбы сказано достаточно, а теперь упомянем о возможностях, открывающихся в перспективе. Похоже на то, что Киев, в последнее время много импровизирующий без согласования с западными покровителями, могут сильно одёрнуть. Ведь если Лондон от ситуации только в выигрыше, то Евросоюз и США – наоборот. Не исключено, что информационная детонация от обоих взрывов может принудить Киев к началу мирных переговоров.

Спасатели сработали

К концу недели уровень воды в Новой Каховке стал понемногу спадать. Вода отошла – и отыскались тела нескольких человек, считавшихся пропавшими без вести. Но город Алёшки и село Корсунка полностью ушли под воду, сообщает Олег Царёв. А всего оказались затоплены 36 населённых пунктов. По расчётам украинской стороны, вода уйдёт за 10–15 дней. Если, конечно, не размоет плотину. МЧС России, хотя и с задержкой примерно в 40 часов, включилось в ликвидацию последствий прорыва дамбы. А до того людей вывозили местные управленцы – и сработали они выше всяких похвал. Оперативно отреагировали службы исполняющего обязанности главы Херсонской области Владимира Сальдо – они не только эвакуировали людей, но и загодя начали обеззараживать территорию, откуда стала отступать вода. В итоге ситуацию удалось взять под контроль, практически исключив эпидемиологические риски, связанные с размытием кладбищ и скотомогильников. Тем не менее вода всё ещё опасна – эпидемиологи предупреждают, что использовать следует только бутилированную воду.

Также стоит отметить подготовку к возможной атаке на дамбу. Или, если угодно, к последствиям её обстрелов украинской стороной прошлой осенью. Оперативный штаб заработал спустя пару часов, эвакуация населения началась через 5–6 часов – неплохие показатели. По сути, удалось эвакуировать всех оказавшихся в зоне подтопления – а это порядка 13 тыс. домов. От 25 до 30 тыс. местных жителей по меньшей мере (приводят и данные о 40 тысячах).

Много вони из-за транзита?

Если подрыв ВСУ Каховской ГЭС – однозначно трагедия, причём как для России, так и для Украины, то двойной подрыв аммиакопровода из Тольятти в Одессу в районе деревни Масютовка Харьковской области – это скорее фарс. С малоприятными, хотя и некритичными последствиями для экологии и местных жителей. Первый раз ВСУ обстреляли трубопровод 5 июня – из-за направления ветра ядовитое облако поплыло в сторону украинских позиций. Нескольких бойцов увезли в госпиталь с отравлением, по меньшей мере один из них скончался. Повреждение трубопровода украинская сторона устранила, но 6 июня последовал новый обстрел. И вновь прямо в цель. Правда, на сей раз ремонтники, осмотрев повреждения, не взялись их латать и уехали, проведя, как отметили в Минобороны РФ, «стравливание остатков аммиака» через повреждённые участки трубопровода. По предварительной оценке, озвученной МИД РФ, восстановление трубопровода может занять от одного до трёх месяцев – «при наличии доступа к объекту». А с этим непросто – возле Масютовки как раз разворачиваются активные боевые действия. ВС РФ наступают, ВСУ с трудом сдерживают натиск. Запах вокруг стоит – зашатаешься. Но об экологической катастрофе речь, повторимся, не идёт.

Вообще-то странная какая-то вышла история: 1 июня Москва уведомляет «совместный координационный центр» зернового транзита, что ограничивает в одностороннем порядке проход сухогрузов в одесский порт Южный – «из-за отказа начать экспорт российского аммиака», как отметил официальный представитель генсека ООН Стефан Дюжаррик. И 2 июня Россия приостанавливает транзит.

А 5 июня замминистра иностранных дел Сергей Вершинин указывает, что «в нынешних условиях Москва не видит перспектив для продления зерновой сделки». И в этот момент трубопровод взрывают. Причём тот факт, что обстрел его вёлся с украинской стороны, никто как бы и не оспаривает. Мало того, «успех» с попаданием на другой день ВСУ «закрепляют». Российскую сторону явно стимулируют продолжать зерновую сделку – шантажируя диверсиями на аммиакопроводе. Нет сомнений, что «прилететь» может и в третий раз – если, конечно, в Тольятти загодя не прикрутят вентиль.

Белорусский политолог Александр Шпаковский убеждён, что разрушение дамбы Каховской ГЭС и диверсия на аммиакопроводе под Купянском знаменуют собой новый виток обострения в украинском конфликте. Эксперт ставит эти события в один ряд – тупик переговоров по транзиту российского аммиака в одесский порт Южный, подрыв аммиакопровода и в конечном итоге подрыв дамбы Каховской ГЭС.

Сергей Марков, политолог

– Западная пресса, эксперты и политики пытаются представить катастрофу на Каховской ГЭС как результат технического сбоя, случайность. Да ну?! Работала станция с 1950 года и «случайно» разрушилась в дни начала наступления армии Украины в этом районе?! Кем нужно быть, чтобы верить в такие случайности?! Моё мнение: ГЭС была взорвана Украиной по приказу лично Зеленского. И это акт экологического государственного терроризма, преступление против человечества. Только так. А вот и подтверждение – именно украинская сторона накануне открыла шлюзы Днепрогэса выше по Днепру и спустила очень много воды, чтобы усилить затопление ниже Каховской ГЭС. Им нужно было затопить по максимуму линии обороны армии России на низком левом берегу Днепра.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.06.2023 13:00
Комментарии 0
Наверх