// // Последний оплот стабильности рухнул: чизбургер подорожал

Последний оплот стабильности рухнул: чизбургер подорожал

405

Закон бутерброда

Темур Козаев
Темур Козаев
В разделе

Шутки шутками, но устойчивая экономика, если смотреть на неё с сугубо потребительской точки зрения, складывается из мелочей. Разговоры о мировом финансовом кризисе были полной абстракцией ровно до тех пор, пока не начался так называемый ипотечный кризис в США. Опять-таки, для остального мира проблемы американцев, пусть уже в том числе и рядовых, остались бы чем-то далёким, не стань они одной из причин повсеместной и совершенно сумасшедшей инфляции. Предупреждаем: из Штатов снова приходят тревожные вести – там дорожают бутерброды. Можно было бы считать сей факт малозначительным курьёзом, не будь сеть McDonald’s одной из крупнейших транснациональных корпораций и не существуй «индекса биг-мака».

Шутки шутками, но устойчивая экономика, если смотреть на неё с сугубо потребительской точки зрения, складывается из мелочей. Разговоры о мировом финансовом кризисе были полной абстракцией ровно до тех пор, пока не начался так называемый ипотечный кризис в США. Опять-таки, для остального мира проблемы американцев, пусть уже в том числе и рядовых, остались бы чем-то далёким, не стань они одной из причин повсеместной и совершенно сумасшедшей инфляции. Предупреждаем: из Штатов снова приходят тревожные вести – там дорожают бутерброды. Можно было бы считать сей факт малозначительным курьёзом, не будь сеть McDonald’s одной из крупнейших транснациональных корпораций и не существуй «индекса биг-мака».

Когда-то это казалось гениальной идеей: едва ли не два десятилетия назад руководство компании McDonald’s решило оценить двойной чизбургер на территории США ровно в 1 доллар. Получалось сытно и демонстративно дёшево, потребители твёрдо верили во все американские ценности сразу, начиная едва ли не с демократии и заканчивая капитализмом с человеческим лицом. Трудно сказать, как долго эта цена обеспечивала хотя бы символическую прибыль и с какого момента её приходилось поддерживать искусственно, себе в убыток, но на днях наступил перелом. Сеть закусочных была вынуждена изменить прайс-лист, и отныне в Америке двойной чизбургер будет стоить 1 доллар 19 центов. Не исключено, что в ближайшее время и остальные пункты меню будут переоценены.

Но оба сценария были отвергнуты, в итоге свершилась по-настоящему историческая переоценка ценностей.

Надо сказать, что, во всяком случае, пока россиян напрямую это решение не затронет: у нас означенный бутерброд как стоил какое-то время 55 рублей, так и будет стоить. Но тут-то и начинается самое интересное. Заметили, что 55 рублей – это как минимум 2,24, а если по «довоенному» курсу, то и вовсе 2,35 доллара? Так вот, дорогие товарищи, перед вами не просто одно из проявлений дифференцированной ценовой политики в рамках отдельной транснациональной корпорации. Это один из инструментов, с помощью которого давно наполовину в шутку, наполовину всерьёз оценивают состояние важнейших мировых валют. Правда, по давно сложившейся традиции в качестве мерила используют биг-мак, но не суть – выбор бутерброда на общей картине не отражается.

Дело в том, что ещё в 1986 году влиятельный британский еженедельник The Economist принял «большой мак» за эталон в сравнении стоимостей валют разных стран. Поскольку сеть ресторанов быстрого питания охватывает аж 120 стран мира, а рецепт постоянен во всех уголках Земли, данные о стоимости бутерброда позволяют журналу на протяжении 22 лет публиковать таблицы, в которых отражён неофициальный валютный курс, выведенный на основании нехитрых подсчётов.

Схема предельно проста: эксперты сравнивают цены на биг-маки в разных странах, переводя их в доллары, руководствуясь местными обменными курсами. Простое сравнение с меню на исторической родине – и пожалуйста, простой и понятный результат, показывающий насколько, возможно, переоценена или, наоборот, слишком дёшева та или иная валюта.

По теме

Летом 2008 года валютный курс по «большому маку» выглядел следующим образом: возглавила список неоправданно дорогих валют норвежская крона, превышающая свою стоимость в два раза, официальный обменный курс на момент расчётов составлял 5,08 кроны за доллар, в то время как по расчётам The Economist, за доллар должны были давать 11,28 кроны. Прописать финансовое похудение также можно и британскому фунту стерлингов, он на 50 пенсов дороже, чем показатель, рассчитанный еженедельником. С евро ещё хлеще: по бутербродам соотношение с долларом должно быть вообще полностью паритетным – 1/1.

Что касается России, то она стоит в списке стран, серьёзно недооценивающих потенциал отечественных платёжных средств. Согласно «большому маку» за доллар не стоит давать более 16 рублей 50 копеек. Цифры приятные, если бы не ряд серьёзных «но», не позволяющих воспринимать проект «Индекс биг-мака» как серьёзное исследование и относящих его ближе к области экономической фантастики.

Дело в том, что данная модель – лишь слабое, очень упрощённое подобие настоящего, «взрослого» экономического показателя – паритета покупательской способности. При сугубо «закусочных» вычислениях никто не принимает в расчёт разницу в стоимости аренды помещений или заработную плату сотрудников. Больше того, страны не торгуют сэндвичами на внешнем рынке. Но, как бы ни был примитивен механизм вычисления, многие экономисты придерживаются мнения, что общепитовские подсчёты так или иначе могут отражать общие тенденции. Что можно нагадать для России на биг-мачной гуще? Если тенденция сохранится, доллар у нас подорожает следом за американскими бутербродами.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.09.2008 14:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх