// // Политиков упрекают в списывании чужих диссертаций, но это сходит им с рук

Политиков упрекают в списывании чужих диссертаций, но это сходит им с рук

571

Типа умные

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

В России продолжается череда диссертационных скандалов, в которых оказались замешаны видные политики и госслужащие. С этого года решением правительства трёхлетний срок для оспаривания диссертаций заменён десятилетним. Однако учёные требуют и вовсе отменить срок давности, считая, что постановление кабмина направлено лишь на то, чтобы легализовать уже защищённые липовые диссертации видных политиков и чиновников, которые сегодня даже в случае их разоблачения не спешат расставаться со своими научными степенями.

Самые свежие истории касаются диссертаций министра транспорта России Максима Соколова и уполномоченного при президенте РФ по правам ребёнка Павла Астахова. В научном труде главы Минтранса эксперты сообщества «Диссернет» выявили некорректные заимствования на 108 страницах из 147, определив, что автор работы взял эти части текста из двух других диссертаций.

С работой Астахова приключилась и вовсе странная история. В своё время диссертацию детского омбудсмена по запросу депутата Госдумы Дмитрия Гудкова проверяла Российская государственная библиотека (РГБ), отослав заказчику результаты, которые явно свидетельствовали о наличии заимствований. Однако, вернувшись из отпуска, гендиректор РГБ Александр Вислый объяснил, что депутатский запрос не повод для проверки, а результаты были всего лишь предварительными. «Если теперь к нам обратится Павел Астахов, или лицо с нотариальной доверенностью от него, либо ВАК (Высшая аттестационная комиссия при Министерстве образования и науки РФ. – Ред.), либо судебные органы, мы эту проверку вполне можем завершить. Это будет не скоро. Но мы при таком обращении завершим проверку и официальные данные отдадим тому, кто к нам обратится», – сказал Вислый в интервью «Интерфаксу».

Один из основателей «Диссернета», журналист Сергей Пархоменко негодует: «Это означает, что мы в скором времени вполне можем увидеть другую экспертизу работы Астахова. Не ту, что РГБ отослала депутату Гудкову официальным письмом, а совсем новую. А старая, видимо, из базы данных и архивов РГБ просто исчезнет. Можно предположить, что этот подлог будет организован с санкции руководства библиотеки.

«Диссерорубка» не щадит никого

По мнению директора Института развития образования НИУ ВШЭ Ирины Абанкиной, в России плагиатом могут быть до 20% всего количества диссертаций. Профессиональную экспертизу научных работ сегодня проводят лишь две организации – РГБ и «Диссернет». Первая – государственная, вторая – добровольческое сообщество экспертов: учёных, общественных деятелей, журналистов. Именно диссернетовцы нашли признаки плагиата в трудах множества депутатов, сенаторов, губернаторов и прочих высокопоставленных чиновников. Среди «жертв» – парламентарии Ольга Баталина, Владимир Бурматов, Владимир Васильев, Дмитрий Вяткин, Игорь Лебедев, кировский губернатор Никита Белых и многие другие. Без оглядки на занимаемый чин и партийную принадлежность карающая десница компьютерной программы «Диссерорубка», используемой для проверки научных работ, не щадит никого.

Российская государственная библиотека использует для проведения проверки собственную программу – «Антиплагиат.РГБ». При этом, как отмечал Александр Вислый, в скором времени регламент экспертизы изменится. Теперь заказчику проверки не будут предоставляться рабочие материалы с подробным анализом выявленных совпадений, дадут лишь ответ – присутствуют ли заимствования и в каком объёме.

Плагиаторы попали под амнистию

Согласно действующим нормам решение о лишении плагиатора учёной степени принимается лично министром образования по рекомендации Высшей аттестационной комиссии.

По теме

«Случаи отмены решений о присвоении степеней и выдаче дипломов есть, но они единичны, – поведал бывший замминистра образования Игорь Федюкин, который в своё время активно занимался реформированием системы ВАК и борьбой с липовыми диссертациями. – Проблема заключается ещё и в том, что с недавнего времени у нас был введён трёхлетний срок давности при рассмотрении таких эпизодов. В результате иногда даже при выявлении вопиющих нарушений никаких дисциплинарных решений мы принять не могли».

Но наличие такой лазейки, позволяющей обманщикам выйти сухими из воды, возмущает настоящих учёных. Сообщество научных работников сейчас собирает подписи для обращения к премьер-министру с просьбой и вовсе отменить срок давности. «В текущей редакции постановление фактически не восстанавливает 10-летний срок рассмотрения заявлений о лишении учёной степени, а, наоборот, легализует все фальшивые диссертации, защищённые до 1 января 2011 года, – говорится в обращении, которое подписали уже более 600 учёных, среди которых 8 академиков, 20 членов-корреспондентов, 197 докторов и 271 кандидат наук. – Мы убеждены, что присутствие на высоких должностях тех, кто способен выдать за свою не просто чужую, но и откровенно списанную диссертацию, угрожает безопасности страны. Учёные проводят аналогию: «Человека, много лет назад похитившего в музее картину, в тюрьму не посадят – но картину отберут и вернут в музей».

В борьбе со списывальщиками поможет открытый архив

Эксперты отмечают: проблема заключается не только в недостатке инструментов для борьбы с плагиаторами. Гораздо важнее, что даже после разоблачения фигуранты скандалов остаются при своих степенях и должностях, притом что наличие «списанной» диссертации, по идее, должно ложиться несмываемым пятном на репутацию. Но некоторым не только удаётся сохранить лицо, но даже пойти на повышение. Депутат Владимир Бурматов, будучи сам пойманным на плагиате, искусно «перевёл стрелки», рассказав о чиновниках Минобрнауки, которые после аналогичных обвинений поднялись по служебной лестнице. Так, Наталья Третьяк из просто замминистра стала первым заместителем, а директор одного из департаментов Минобрнауки Станислав Кудж занял кресло ректора МИРЭА.

Такой инструмент, как честность, чаще всего оказывается чужд российским высокопоставленным плагиаторам – в отличие от их иностранных коллег, которые в подобных ситуациях подают в отставку. Своего рода исключением стал поступок главы Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства г. Москвы Алексея Комиссарова, который отказался от степени кандидата наук после того, как в его диссертации были обнаружены неправомерные заимствования.

Что ещё можно сделать для борьбы с диссертационным плагиатом? Лидер справедливороссов Сергей Миронов считает, что необходимо ввести практику обязательной публикации научных работ в Интернете. Этот метод, кстати, уже практикует президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина. Минобрнауки также задумало создать открытый архив научных работ. Ещё более радикальный способ предложил член диссертационного совета Института истории Сибирского отделения РАН Сергей Красильников – он ратует за регулярные переаттестации (микрозащиты) для подтверждения профессионального статусного уровня учёного.

Опубликовано:
Отредактировано: 10.02.2014 16:12
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх