// // Почему один из наиболее удачливых российских сенаторов в личных делах отличается феноменальным невезением

Почему один из наиболее удачливых российских сенаторов в личных делах отличается феноменальным невезением

492

Изображая жертву

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

На уроках биологии такое поведение называют мимикрией. По большей части это качество развито у насекомых. Некоторые представители этого мира прикидываются сухим листком. Другие, как это делает жук-притворяшка, падают на спину, натуралистично демонстрируя собственную смерть. Третьи маскируются под грозных хищников. В мире людей мимикрия развита не меньше, хотя и не так заметна. Вычислить таких «жуков-притворяшек» можно только при тесном личном общении. Или по шлейфу странных скандалов.

Член Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации, представитель от исполнительного органа государственной власти Чувашской Республики Владимир Слуцкер имеет в деловых и политических кругах Москвы довольно своеобразную репутацию. Как заметила, сославшись на одного из коллег сенатора, писательница Божена Рынска, Слуцкер – «…хороший человек. Жаль, с партнёрами ему не везёт. Причём со всеми». Благодаря этой особенности имя парламентария часто попадает на первые полосы бульварных изданий. Всякий раз скандал развивается по одному и тому же сценарию. На первом этапе сенатор Слуцкер предстаёт жертвой чьих-то преступных намерений. Затем разоблачённые злодеи получают по заслугам, отправившись по приговору суда в места не столь отдалённые. Третьим этапом, как правило, становится приобретение так называемого «профита». Вариаций этого сюжета немного. И, как правило, дело обходится без крови. Единственным исключением стало дело о минировании офиса Слуцкера, закончившееся гибелью отставного генерал-полковника ФСБ Анатолия Трофимова.

Дневник расстрелянного генерала

Отставной генерал Трофимов, бывший заместитель директора Федеральной службы безопасности РФ, начальник УФСБ РФ по Москве и Московской области, стал руководителем службы безопасности инвесткомпании «Финвест Групп», которой руководили совместно Владимир Слуцкер и предприниматель Амбарцум Сафарян, в 2000 году. На первый взгляд масштаб задач, поставленных перед одним из опытнейших контрразведчиков страны, вполне соответствовал его генеральскому чину: «Финвест Групп» владела пакетами акций десятков крупных транспортных и строительных фирм. На деле оказалось, что уровень профессионализма Трофимова оказался излишне высоким. Плохо работать генерал не умел, а потому, узнав в марте 2005 года об обнаружении в офисе Слуцкера взрывного устройства, развил бурную деятельность.

Результаты недолгого расследования шокировали. Прежде всего выяснилось, что тротиловая шашка, установленная на чердаке непосредственно над кабинетом сенатора, была снабжена учебным взрывателем, а потому никакой опасности не представляла. По неизвестной причине сигнал о заложенном устройстве поступил в милицию с двухдневной задержкой. А вскоре на самом деле прозвучал взрыв, только информационный. Допросив одного из сотрудников «Финвеста», следователи ФСБ узнали, что взрывное устройство было заложено сотрудником службы безопасности сенатора, под контролем его же помощника. Как писала газета «Коммерсант», после этого «…между господами Слуцкером и Трофимовым состоялся тяжёлый разговор, в конце которого бизнесмен потребовал от генерала положить на стол удостоверение помощника парламентария. Вспыльчивый Анатолий Трофимов подчинился, но перед тем как уйти, произнёс: «Слуцкер, это была последняя ошибка в твоей жизни!». Фраза носила явно двусмысленный характер, особенно учитывая, что произнёс её не кто-нибудь, а генерал-полковник ФСБ. Сенатор Слуцкер, знающий оперативные возможности своего помощника, по мнению адвоката, «мог принять превентивные меры…»

По теме

Какие именно меры мог принять сенатор, можно только догадываться. Тем временем события развивались лавинообразно. 10 апреля 2005 года от руки наёмного убийцы погибли генерал Трофимов и его супруга. Через четыре дня после смерти генерала дело о взрывном устройстве было передано в Генпрокуратуру, а сознавшиеся «подрывники» заявили о том, что их признательные показания являются самооговором. Новым подозреваемым стал партнёр сенатора Амбарцум Сафарян. А когда дело «не срослось», уже сам сенатор обвинил его в мошенничестве. На последовавшем вслед за этим судебном процессе партнёр Слуцкера был признан виновным и приговорён к шести годам заключения. Убийство генерала Трофимова и его жены, несмотря на громкие заявления представителей спецслужб о «деле чести», так и не было раскрыто. Неудобными, с точки зрения следствия, вопросами задавались только независимые печатные издания. А потому широкая общественность так и не узнала, почему в отношении сенатора так и не было возбуждено дело о незаконном хранении взрывчатых веществ, где сейчас находятся сознавшиеся в преступлении господа, и чем закончилось расследование для следователей ФСБ.

80 килограммов денег

Конечно, в приговоре Амбарцума Сафаряна не было ни слова о пресловутом взрывном устройстве. Бывшего президента инвестиционной компании «Группа «Финвест»» обвинили в хищении акций компании на сумму 83 млн. рублей. Своей вины предприниматель Сафарян не признал. Более того, как писала газета «Коммерсант», Сафарян заявил, что «…стал жертвой интриг со стороны своего бывшего партнёра и совладельца ОАО «Группа «Финвест» Владимира Слуцкера», который «…с головой ушёл в политику и якобы решил свернуть совместный бизнес с бывшим партнёром Сафаряном. При разделе бизнеса, по словам Сафаряна, между экс-партнёрами возникли трения, которые Владимир Слуцкер и пытался решить, инициируя против него уголовные дела…» Представители Владимира Слуцкера назвали слова Амбарцума Сафаряна пустыми домыслами. А пресса, приняв во внимание вызванный делом общественный резонанс, принялась обсуждать его вопиющие несообразности.

Таковых, к слову, обнаружилось более чем достаточно. К примеру, сторона обвинения так и не смогла объяснить, почему почерковедческую экспертизу договора о продаже акций и подписи на расходном ордере следствие провело силами(???) неопытных в силу возраста и малого стажа работы специалистов из МВД Дагестана. Было непонятно, как Сафарян, которому врачи категорически запретили поднимать тяжести, смог унести якобы полученные им в Промторгбанке 83 млн. рублей, которые весят в самых крупных купюрах более 80 килограммов. И почему, наконец, на документах, сопровождающих продажу акций, так и не было найдено отпечатков пальцев обвиняемого. Впрочем, по сравнению с прочими обстоятельствами дела все эти вопросы можно было отнести в разряд риторических. Расследование обычного финансового мошенничества приняло совершенно иной оборот после смерти следователя прокуратуры Дагестана Назира Казиахметова, специально прикомандированного к Генеральной прокуратуре для ведения дела Сафаряна. Известный в профессиональных кругах сыщик был застрелен наёмным убийцей в сентябре 2007-го года на одной из центральных улиц Москвы.

Не вызвал сомнений у ряда российских изданий и заказной характер уголовного дела, возбуждённого против преемника Сафаряна на посту главы «Группы «Финвест». Здесь конфликт начался после того, как жена предпринимателя, известная журналистка Ольга Романова напечатала в еженедельнике The New Times заметку с нелестными оценками Алексея Мордашова – владельца «Северстали». Последовавшие за этим события она открыла в своём интервью радиостанции «Свобода»: «…Сразу после публикации моему мужу позвонил вице-президент «Северстали» Алексей Егоров, сообщил, что есть два действия: либо мой муж со мной разводится, либо Егоров нас обоих «закатает в асфальт». «Закатает в асфальт» было сказано несколько раз и Егоровым, и Слуцкером. Слуцкер встретился с моим мужем и сказал, что есть два варианта: либо Алексей разводится со мной, либо расходится с бизнесом. [...] А дальше его шесть вооружённых человек из Генпрокуратуры взяли на годовом собрании акционеров…». Как заметил по этому поводу сатирик Шендерович, «….почему он так вовремя оказался преступником, пока неизвестно, но то, что так гораздо дешевле делить имущество, я с сенатором Слуцкером совершенно согласен. Не знаю, почему сенатор так нервно среагировал на статью о Мордашове, на какие общие воспоминания его навела эта статья. Но произошедшее сильно напоминает содержание двух иностранных слов, а именно: «шантаж» и «коррупция».

По теме

Удачливо невезучий

Сегодня, как и предсказывали наблюдавшие за уголовными процессами журналисты, оба деловых партнёра Слуцкера, отбывают многолетние тюремные сроки. Сам сенатор между тем занят новым хлопотным делом: он разводится со своей женой Ольгой. Наверное, не стоит удивляться тому, что и этот судебный процесс идёт по знакомому уже «двухходовому» сценарию. Вначале, по словам Ольги Слуцкер, сенатор предложил ей «мирный» развод, без обычного в таких случаях судебного разбирательства. Зато, когда речь зашла о разделе имущества, включавшего несколько квартир в Москве и Петербурге, акции сети салонов фитнеса World Class Clubs и целой коллекции дорогостоящих произведений искусства, настрой Слуцкера сменился. Как рассказала Ольга Слуцкер в своём интервью «Независимой газете», «боевые действия» начались без «объявления войны»: «…3 июня, когда я вернулась с работы, ворота нашего дома не открылись, охрана сообщила, что Владимир Иосифович приказал меня не пускать. Дома были дети. Я вызвала милицию по 02. В это время мою машину окружили вооружённые автоматическим оружием сотрудники подмосковного СОБРа, которые охраняют моего мужа. Один из них предложил Владимиру разбить окно и вытащить меня из машины, но их остановил подъехавший наряд милиции…»

История матери, разлучённой с детьми, говоря языком газетных передовиц, вызвала широкий общественный резонанс. Ответный ход был предсказуем. Вскоре сенатор уже выступал в привычной для себя роли потерпевшего: в Истринском районе Подмосковья был ограблен дом его адвоката Екатерины Кайгородовой. Вызванным на место преступления сотрудникам милиции оставалось только развести руками. Воры действовали в перчатках и «сработали» на удивление избирательно: из коттеджа пропал только компьютер, в котором содержалась вся информация о бракоразводном процессе сенатора, и фотоаппарат с видеокамерой, на которые были засняты подлежащие разделу объекты совместного имущества. Возмущению Слуцкера не было предела. Ещё больше сенатор вознегодовал, узнав о том, что один из основных свидетелей по бракоразводному процессу с его стороны, водитель Алексей Медведев дважды за одну неделю стал жертвой нападения хулиганов, взломавших его автомобиль…

К счастью, на этом серия неприятностей пока закончилась: в отличие от дел генерала Трофимова и Амбарцума Сафаряна в бракоразводном процессе Слуцкеров обошлось без заказных убийств. Правда, это ещё не может служить поводом для оптимизма. Как учит опыт прошлых скандалов, самые большие беды поджидают невезучего сенатора в переломные моменты его конфликтов с бывшими партнёрами. Говоря языком криминалистики, злой рок, преследующий Слуцкера, придерживается строго определенного modus operandi (способа действия). А потому в силу странного совпадения все несчастья происходят с политиком тогда, когда это наиболее эффективно с точки зрения так называемого «пиара». Сочувствие правоохранительных органов настолько удачно дополняет и без того немалый административный ресурс сенатора, что все его бывшие партнёры, затеяв конфликт, рано или поздно становятся «подельниками». Впрочем, люди несуеверные легко могут избежать фатальных последствий «сенаторского проклятья». Главное – соблюдать определённые правила безопасности, держась подальше от носителя особого «гена невезения». А ещё, рассуждая о поразительной цепи неудач успешного политики и бизнесмена, ни в коем случае не задаваться сакраментальным вопросом: «кому это выгодно?».

Источник информации: http://www.vslux.ru/article/izobrazhaya-zhertvu

Опубликовано:
Отредактировано: 21.09.2009 17:16
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх