// // Почему Генпрокуратура очень хочет засудить бывшего главу Российского фонда федерального имущества

Почему Генпрокуратура очень хочет засудить бывшего главу Российского фонда федерального имущества

39

Презумпция виновности

Почему Генпрокуратура очень хочет засудить бывшего главу Российского фонда федерального имущества
В разделе

C прошлого года длится разбирательство по делу главы Российского фонда федерального имущества (РФФИ) Владимира Малина. Кто-то называет его бывшим, однако правильнее будет сказать «временно отстранённый». Слушание дела должно было состояться ещё 30 марта, однако в связи с заменой судьи заседание пришлось перенести на 14 апреля. Наш корреспондент побывал на процессе, выяснив, в чём именно обвиняют Владимира Малина. Ничего, кроме недоумения, позиция обвинения не вызвала: противоречивые выводы почти не соотносятся с реальными событиями.

Сначала выступал обвинитель. Уже из первых его слов стало понятно, что удержать внимание собравшихся ему будет сложно. И действительно, очень скоро многие из присутствующих из-за большого количества странных и запутанных формулировок начали откровенно скучать, а кто-то даже с трудом боролся со сном. Итак, в чём же заключается суть «дела Малина».

В 1994 году 20% акций комбината «Апатит» после инвестиционного конкурса достались АОЗТ «Волна», которое имело поручительство со стороны КБ «МЕНАТЕП». Одним из условий сделки стал инвестиционный план развития объединения. План этот был провален, после чего чиновники РФФИ трижды обращались в Арбитражный суд Москвы с исками о расторжении сделки и возмещении причинённого государству ущерба. Но каждый раз получали отказ. Наконец, с четвёртой попытки суд вынес решение об удовлетворении исков, однако к тому моменту акции «Апатита» уже были проданы различным фирмам. Поэтому осенью 2002 года РФФИ обратился в арбитраж с требованием хотя бы взыскать убытки, которое понесло государство от столь неэффективного управления «Апатитом» компанией «Волна». Независимые эксперты оценили утраченный пакет акций в сумму около $15 млн. — эти деньги инвесторы благополучно перечислили в бюджет. Словом, действуя целиком в интересах государства, РФФИ решил этот вопрос единственно возможным правовым способом.

Однако спустя год расследованием этой истории внезапно занялась Генеральная прокуратура. При этом уже довольно скоро стали говорить о связи этого дела с процессом против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, которым, в частности, предъявлены обвинения по «Апатиту». Результат не заставил себя долго ждать: на Владимира Малина завели уголовное дело и временно отстранили от должности главы РФФИ.

Парадокс ситуации налицо: Владимира Малина обвиняют в том, что он законным способом заключил мировое соглашение и вернул государству $15 миллионов! «Вы всё слышали сами, — сказала на процессе адвокат Малина Лариса Мове. — Обвинение противоречит само себе. Получается, что Владимир Малин был обязан предпринять действия по возврату акций государству, однако согласно всё тому же обвинению он не имел права обращаться с иском в суд. А если бы РФФИ не сделал всего этого? Ответ очевиден — Малин сидел бы за халатность. Поэтому все обвинения, на наш взгляд, носят весьма декларативный характер, и мой подзащитный просто не понимает, в чём именно его обвиняют».

Не менее странно обвинение выстроило свою линию по второму пункту — коммерческий подкуп. Это связано с деятельностью г-на Малина на посту председателя совета директоров Мурманского морского торгового порта. Прокуратура считает, что Малин оказывал покровительство ЗАО «Агросфера» в сохранении за ним права на эксплуатацию 19-го причала порта («Через этот мурманский причал организациями, подконтрольными Михаилу Ходорковскому, Платону Лебедеву и другим лицам, осуществлялась перевалка минеральных удобрений»).

По теме

Всё это обвинитель излагал на протяжении полутора часов, а вот Лариса Мове выразила позицию защиты гораздо более лаконично: «Суть обвинения сводится к тому, что Владимир Малин ничего не сделал для того, чтобы аннулировать заключённую несколько лет назад сделку. Но как же он мог повлиять на решение, о котором даже ничего не знал?» Надо сказать, что сделку, о которой идёт речь, действительно заключали задолго до того, как Малин возглавил совет директоров порта. Так где же логика? Во всей речи прокурора не было ни одного внятного доказательства, что вышеупомянутый подкуп имел место.

«Несоответствие многих пунктов обвинения подтверждает его абсурдность. Обвинение специально написано таким тяжёлым языком, чтобы ничего не было понятно. Мой подзащитный практически лишён возможности сопротивляться, а ведь ни он сам не имеет отношения к обвинению, ни оно — к российскому законодательству».

«Весь текст обвинения построен на подменах, ни один из пунктов не имеет под собой никаких оснований», — заявил второй адвокат Малина Вадим Свистунов. При этом защита уже не раз обращала внимание суда, что в деле, которое насчитывает 83 тома, отсутствует доказательная база, а большая часть этих самых томов вообще не имеет к делу никакого отношения. Адвокаты уже предоставляли суду ходатайства с просьбой исключить из дела материалы, не имеющие к нему отношения. Однако все ходатайства были отклонены, как, впрочем, и ещё одно — о прекращении уголовного дела, которое адвокаты предоставили суду на заседании 14 апреля.

Насколько теперь затянется этот явно показной процесс, никто не знает. Создаётся впечатление, что всё уже давно решено, а не относящиеся к делу обстоятельства, тома, долгие речи прокурора, показания свидетелей — всего лишь нудная формальность. Так кто же заинтересован в обвинении Владимира Малина? По чьей воле, в чьих интересах действует Генпрокуратура? Ответы на эти вопросы наверняка выяснятся в ходе судебных разбирательств, за которыми мы будем следить очень внимательно.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.11.2016 17:42
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх