// // Юлия Чепалова вернулась на лыжню после рождения дочери для новых побед

Юлия Чепалова вернулась на лыжню после рождения дочери для новых побед

48

Универсальный солдат

Юлия Чепалова вернулась на лыжню после рождения дочери для новых побед
В разделе

Когда 22-летняя Юлия Чепалова выиграла своё первое олимпийское «золото» в 1998 году, она выходила на самую длинную, 30-километровую дистанцию в статусе «тёмной лошадки». И оставила всех фаворитов позади. Через 4 года, на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити, она подтвердила класс, снова став первой. А потом… вот потом начались настоящие трудности — временный уход из спорта для рождения дочери и труднейшее возвращение: казалось, что лучше бы Чепалова и не выходила на лыжню, так далека была её форма от идеальной. Но вот наступил новый сезон, и мы увидели на лыжне прежнюю Чепалову — боевую, неуступчивую, по-спортивному наглую. Чемпионат мира-2005 добавил к её коллекции 4 награды — «золото», два «серебра» и «бронзу». Как и в лучшие годы, Юлия блистает во всех видах лыжного многоборья: выигрывает спринт, вытягивает на подиум эстафетную команду, берёт медаль в марафоне. После мирового первенства эдакий универсальный солдат нашла время побеседовать с корреспондентом «Версии».

— Юля, ваш универсализм на лыжне поистине поражает. А есть ли у вас любимая дистанция?

— Знаете, я действительно уже много выигрывала, завоёвывала титулы и на Олимпиадах, и на чемпионатах мира, побеждала на этапах Кубка мира. Так что особых стимулов побеждать у меня сейчас вроде бы нет. Единственное, что не даёт мне уйти с лыжни, — это огромная любовь к соревнованиям. Я до сих пор получаю наслаждение, выходя на дистанцию. И люблю их все, за исключением разве что спринта — слишком уж там всё быстро происходит. Мне больше нравятся длинные дистанции: вот на чемпионате мира меня жалели — Юля стартует 5 раз, устанет. А так здорово было!

— У вас были десятки серьёзных соперниц. Кто вам доставлял больше всего хлопот, с кем бороться было труднее всего?

— С норвежкой Бенте Скари, это точно. Сезон, когда мне удалось выиграть у неё Кубок мира, — моё самое приятное воспоминание. У Скари было трудно выиграть в любой гонке, что уж говорить о целом сезоне. Я очень горжусь этой победой.

— Борьба со Скари была труднее, чем соперничество с великими соотечественницами — Ларисой Лазутиной, Ольгой Даниловой, Ниной Гаврылюк?

— Здесь речь надо вести не о тяготах соперничества, а о везении: мне очень повезло, что я выступала рядом с ними в течение 2 олимпийских циклов. Я очень многому научилась. Наши спортсменки помогли мне понять, что для побед нужно много работать, жертвовать личными интересами ради общего успеха. К сожалению, с уходом из спорта той же Лазутиной эта жизненная школа для молодых российских лыжниц закончилась.

— Но теперь вы и сами почти ветеран. Пришла пора поделиться с молодыми опытом, который вы почерпнули у наших великих лыжниц...

— Ну, если честно, на роль эдакой классной дамы я, пожалуй, не гожусь. Я никогда не думала о себе как о наставнице молодёжи. Но, с другой стороны, мои тренировки открыты для всех, я не делаю тайны из своей подготовки. Так что тот, кто хочет стать сильнее, может найти для себя что-то полезное.

— С подругами по российской сборной вы готовы поделиться всеми секретами подготовки?

— Да не только с ними! Я вообще человек очень открытый. Никаких особых секретов у меня нет, всегда готова помочь девчатам, поддержать их, подсказать.

— При этом известно, что вы готовитесь к самым важным стартам под руководством отца — он ваш главный тренер. Трудно тренироваться в одиночестве, без подруг по сборной?

— Знаете, у каждого свои методики. Сезон большой, нам приходится жить вместе со сборной на этапах Кубка мира, на крупнейших стартах сезона. Наверное, постоянно работать в группе было бы веселее. Да и на качестве результатов это могло сказаться — каждая тренировка стала бы мини-состязанием. Но я привыкла работать так за долгие годы: если приходят победы, стоит ли что-то менять?

— А кого из молодых вы видите своей преемницей в роли лидера лыжной России?

По теме

— Об этом я как-то даже не думала... Я ведь сама ещё не собираюсь уходить. До Олимпийских игр в Турине точно буду бегать, а там, глядишь, и в Ванкувере в 2010 году захочется выиграть.

— А не захочется ли вам после Турина родить ещё раз?

— Вопрос непростой... Буду с мужем советоваться.

— Вашей Олесе уже больше 2 лет. Её мама, папа и дед жизнь отдали лыжам. Получается, ей продолжать династию...

— Ой, нет! Я бы не хотела видеть Олесю лыжницей. Хотя, если она сама решит стать спортсменкой, мешать не буду. Между прочим, Олеся уже довольно уверенно стоит на лыжах, и кажется, ей это нравится. Но всего приятнее, что дочка очень активно переживает за меня. Сейчас все мои победы — для неё.

— А какая Чепалова сильнее — до рождения дочери или после?

— Судя по результатам, мне ещё догонять и догонять себя молодую. (Смеётся.) А если серьёзно, я не чувствую особых изменений в своём состоянии после рождения Олеси. Могу лишь сказать, я стала более серьёзно относиться к тренировкам, но это скорее всего следствие общего взросления. И верю в себя я сейчас гораздо больше, чем раньше.

— С вашей новой конкуренткой — Катериной Ноймановой — вы практически одновременно стали мамами и вместе вернулись на лыжню. Кажется, чешка быстрее набрала форму и выступает увереннее.

— Я бы не сказала, что она выглядит сильнее меня: Нойманова выиграла на чемпионате мира «десятку», я опередила всех в спринте. Может, ей чуть больше везёт. Но скажу вам без излишнего пафоса: стартов так много, что иногда не важно, кто сегодня стоит выше, а кто ниже. Сегодня она победила, а завтра первой стану я...

— И всё же есть победы, которыми делиться не хочется: на Олимпийских играх, например...

— Ну, конечно, есть старты, где ты готов отдать всё. Так что давайте подождём до Турина, там всё будет, как говорится, по гамбургскому счёту.

— Неудача там наверняка станет одним из главных разочарований в вашей карьере. А что вы сейчас считаете таковым?

— Наверное, я испытала его в Нагано, когда меня не поставили в эстафету. И я и папа полагали, что я была хорошо готова к этой гонке — могла считаться не последним номером в команде. Было очень обидно, но со временем всё прошло.

— А в Солт-Лейк-Сити, где нашу команду сняли с эстафеты, вам разве не было горько? Ведь российская четвёрка тогда была на 2 головы сильнее всех...

— Да, та несправедливость тоже часто вспоминается. Когда нас снимали с гонки, я подумала: а может, это судьба не позволяет мне выиграть олимпийскую эстафету? Так что моя мечта завоевать всё-таки эстафетное «золото» в Турине или в Ванкувере. В общем, у лыжницы Чепаловой ещё остались непокорённые вершины.

— И тем не менее у вас так много титулов и наград. Есть «золото» двух Олимпиад и чемпионатов мира, победа в Кубке мира. Какие же ещё остались стимулы?

— Хочется просто бежать и бежать по лыжне, наслаждаясь азартом гонки... Ну а Олимпийские игры — вообще особое соревнование. Даже то, что проходят они раз в четырёхлетие, завораживает. Частенько самые опытные и титулованные оказываются неудачниками — вспомните выдающуюся биатлонистку Магдалену Форсберг. В её блестящей карьере нет олимпийского «золота», а вот мне повезло. Я выиграла Игры в 22 года, ещё не понимая толком, что это за соревнования. Что это такое — победить на Олимпиаде, я осознала лишь после Солт-Лейк-Сити. Очень хочется побороться за награды в Турине. И силы для этого есть, и уверенность. Словом, мы ещё поборемся!

Опубликовано:
Отредактировано: 20.10.2016 22:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх