// // Отставки лидеров национальных республик — серьёзная проблема Кремля

Отставки лидеров национальных республик — серьёзная проблема Кремля

42

Кавказ без головы

Отставки лидеров национальных республик — серьёзная проблема Кремля
В разделе

После многомесячных митингов протеста жителей Беслана глава Северной Осетии — Алании Александр Дзасохов ушёл в отставку.

На первый взгляд справедливость восторжествовала: глава республики поступил так, как требовали его избиратели. Однако, по нашей информации, на самом деле всё было ровно наоборот. Отставка Дзасохова была не добровольной, а по настоянию федерального центра. И была вызвана не прошлогодней трагедией в бесланской школе, а неожиданным отказом подписать разработанный в Кремле план урегулирования осетино-ингушского конфликта.

Досье:

Осетино-ингушский конфликт 1992 года — это первый в постсоветской России кровавый межэтнический территориальный спор. Его предметом был Пригородный район Владикавказа.

История этой спорной территории прослеживается с конца XIV века. Тогда на ней жили аланы — предки осетин. С конца XVIII века до 50—60-х годов XIX века там поселились ингуши, затем до 1922 года — казаки.

С 1921 года Пригородный район относился к Ингушскому округу, входившему в состав Горской республики.

С 1924 года эта территория одновременно принадлежала Ингушской и Северо-Осетинской АО (обе области имели административный центр во Владикавказе), а с 1934 года — Чечено-Ингушской АССР. В 1944 году, после принятия постановления о переселении чеченцев и ингушей в Казахстан, район включили в состав Северо-Осетинской АССР. В 1957 году была восстановлена национальная автономия чеченского и ингушского народов, но Пригородный район остался в составе Осетии. В качестве компенсации в состав ЧИ АССР включили Наурский, Шелковской и Каргалинский районы Ставропольского края.

В 1963 году ингуши впервые поставили вопрос о возвращении этой территории, но получили отказ. А 31 октября 1992 года, вскоре после создания Ингушской Республики, была предпринята попытка разрешить территориальный спор силой. В результате с обеих сторон погибли 583 человека и 939 были ранены. Кто именно начал стрелять первым, до сих пор неизвестно: уголовные дела несколько лет назад были закрыты.

1 ноября этого же года в зону конфликта были введены войска. 4 ноября столкновения прекратились, после чего подавляющее большинство ингушей было вынуждено покинуть территорию Северной Осетии.

В 1997, 1999 и 2002 годах были подписаны договоры между двумя республиками, однако вопрос о принадлежности Пригородного района так и остался открытым. Ингуши требуют возвращения беженцев в Пригородный район и его передачи в состав Ингушетии. Северная Осетия противится и желает оставить всё как есть.

Об отставке главы республики было объявлено после его встречи с полпредом Президента РФ в Южном федеральном округе Дмитрием Козаком, хотя слухи об этом появились в СМИ ещё неделей раньше. По официальной версии, политик с пятидесятилетним стажем решил уступить место молодым. Пресс-секретарь экс-президента Игорь Дзантиев подчеркнул, что такое решение было принято Дзасоховым самостоятельно ещё в начале нынешнего года. Однако за неделю до этого заявления Дзантиев публично говорил: «Я совершенно официально заявляю, что у главы Республики Северная Осетия — Алания нет никаких планов подавать в отставку. Это утка больших размеров, которая, кроме удивления, ничего не вызывает».

По теме

Судя по всему, в последнем случае пресс-секретарь был ближе к истине. Президент Северной Осетии не подал в отставку сразу после событий в Беслане, когда по республике прокатилась волна акций протеста с таким требованием. Не собирался делать этого и потом. Как говорил Дзасохов: «Я дождусь конца расследования трагедии и окончания строительства объектов в Беслане». Ни того ни другого ещё и не намечается.

Скандальный прокол информагентства

Традиционные претензии осетин к Дзасохову (дотационность региона, безработица, низкий уровень жизни, коррумпированность чиновников и правоохранительных органов, подпольный нефтяной и спиртовой бизнес) никак не меняли отношения Кремля к осетинскому президенту. Даже массовые постбесланские акции, когда возмущённое население даже перекрывало федеральную трассу «Кавказ», не расшатали позиции Дзасохова. Кремль в лице Козака и самого Владимира Путина продолжал поддерживать его. Точно так же, как поддержал президента Карачаево-Черкесии Мустафу Батдыева, чей зять был обвинён в организации убийства своих конкурентов по бизнесу.

Для федерального центра недопустима сама мысль о том, что народ может решать, кто достоин править, а кто должен уйти в отставку. А для пущего спокойствия осетинские власти, сославшись на угрозу новых терактов, запретили проведение в республике массовых мероприятий и митингов.

6 апреля по всем средствам массовой информации разлетелось сообщение правительственного информагентства «РИА-Новости»: «Президенты Ингушетии Мурат Зязиков и Северной Осетии Александр Дзасохов в ходе встречи с полномочным представителем Президента РФ в Южном федеральном округе Дмитрием Козаком в Ростове-на-Дону подписали план первоочередных совместных действий по урегулированию осетино-ингушского конфликта...» Эта официальная информация уже была растиражирована в многочисленных СМИ.

Какой же был скандал, когда на следующий день выяснилось, что корреспондент просто выдал в эфир предварительную заготовку, не удосужившись проверить её! На самом деле неожиданно для всех присутствующих Дзасохов отказался подписывать завизированный Козаком и Зязиковым план «Первоочередных действий по урегулированию осетино-ингушского конфликта октября — ноября 1992 года».

Дзасохов не захотел мириться с ингушами по соображениям экономии

Что же не устроило осетинского президента в плане Козака и почему этот сбой произошел именно сейчас?

Дело в том, что в 2005 году проблема осетино-ингушского конфликта приобрела особую актуальность. В соответствии с федеральным законом «О местном самоуправлении» все субъекты РФ должны были до 31 марта определиться с границами муниципальных образований. В Ингушетии посчитали, что настало удобное время для решения спорного территориального вопроса, и поставили это условием выполнения закона. В марте депутаты Госдумы и сенаторы от Ингушетии попросили о содействии Владимира Путина и Козака. Решения о правомочности возвращения Пригородного района вынесли суды Сунженского и Назрановского районов Ингушетии.

Однако разработанный в полпредстве ЮФО при помощи Федеральной миграционной службы МВД России, Минюста и Росстроя Минрегиона России план «Первоочередные совместные действия по урегулированию осетино-ингушского конфликта октября — ноября 1992 года» не подразумевал передачи Пригородного района. В нём говорилось только о необходимости возвращения всех беженцев-ингушей обратно в Северную Осетию.

Казалось бы, у Дзасохова нет причин не подписывать такой договор. Скорее уж ущемлённым себя должен был почувствовать Зязиков. Но получилось наоборот. Дзасохов отказался визировать документ, заявив, что в нём в два раза завышена численность беженцев. По его словам, в это число вошли «те, кто в 1992 году проживал в рабочих и студенческих общежитиях, снимал квартиры и жил у родственников». В итоге «общее число ингушских жителей Северной Осетии уже превзошло то количество, которое, по данным переписи, проживало в республике в 1992 году». Значит, в два раза большей получается и та сумма, которую нужно выделить из бюджета республики.

По теме

На сегодняшний день ингушские миграционные власти полуофициально приводят цифру в 18 тыс. беженцев. С точки зрения осетинского министерства по делам национальностей право на возвращение имеют около 3 тыс. человек. Cомнительные, с осетинской точки зрения, категории претендентов составляют те, кто достиг совершеннолетия в лагерях беженцев, и те, кто до 1992 года жил в общежитиях на осетинской территории, не имел прописки и поэтому не может юридически подтвердить свои права.

Федеральный центр оперирует цифрой в 11 тысяч — данными последней перерегистрации переселенцев из Пригородного района, находящихся в Ингушетии. Это число и значилось в нынешнем договоре. По словам Дзасохова, оно не подкреплено и какой-либо финансовой базой.

Кроме того, в Северной Осетии опасаются, что возвращение ингушей в таком количестве изменит в их пользу демографический баланс на спорной территории. А это, по мнению Дзасохова, дестабилизирует ситуацию в республике, жители которой так и не получили извинений от ингушских семей, чьи представители оказались среди бесланских террористов. А «важнейшим условием урегулирования являются упреждение терактов и ликвидация баз террористов».

Только после отказа Дзасохова принять схему урегулирования конфликта под нажимом президентского полпреда требования населения республики оказались созвучны настроениям федерального центра.

В Дагестане готовится отставка главы республиканского Госсовета

Проблема отставок и назначений глав национальных республик становится всё более неудобной для Кремля.

«На Северную Осетию» решили поставить спикера осетинского парламента Теймураза Мамсурова. Против этого выбора уже выступил комитет «Матери Беслана». Представители комитета даже объявили голодовку на площади перед зданием правительства Северной Осетии в знак протеста против избрания Мамсурова главой республики. Как сказала одна из «матерей Беслана», Элла Кисаева, «Дзасохов ушёл, но пришёл его ближайший соратник, которого мы называем Дзасоховым номер два».

Ещё более острой складывается ситуация в Дагестане, где сейчас готовится отставка главы республиканского Госсовета Магомедали Магомедова. Магомедова снимают как «не удержавшего ситуацию» в регионе. В последние несколько недель в Дагестане почти ежедневно грохочут взрывы. С начала года в республике были убиты 28 милиционеров и два главы сельских администраций.

При потворстве Магомедова чеченские силовики открыто хозяйничают в приграничных областях Дагестана, похищая и убивая жителей Дагестана. Там ни для кого не секрет, что чеченские милиционеры уже давно приезжают в соседнюю республику не бороться с боевиками, а выполнять заказы по обезвреживанию политических противников различных клановых группировок из дагестанской элиты.

На фоне отставки главы Госсовета поползли слухи, что в Дагестан вводят российский спецназ. Официальные структуры слухи эти опровергают, но центр пока не может определиться, какой же новый лидер будет нужен Дагестану. Потенциальных кандидатов немало: глава Народного собрания Муху Алиев (аварец), начальник Махачкалинского порта Абусупьян Хархаров (аварец), бывший сенатор Рамазан Абдулатипов (аварец), депутат Госдумы Ахмед Билалов (аварец), заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров (лезгин), мэр Махачкалы Саид Амиров (даргинец), мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов (аварец), депутат Госдумы Гаджи Махачев (аварец).

Ситуация в Дагестане осложняется не только сложными личными отношениями различных кандидатов, но и «этнической борьбой» за лидерство. И ошибка в этом вопросе чревата не голодовкой, как в Осетии, а гражданской войной.

Не исключено, что в этой ситуации Кремль пойдёт на завуалированное внешнее управление и помимо замены самого Магомедова для укрепления власти в Дагестане Москва направит туда своих комиссаров, которые займут должности премьера правительства и руководителей важнейших министерств.

Опубликовано:
Отредактировано: 01.11.2016 18:05
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх