// // Отправляя детей на занятия физкультурой, мы рискуем больше никогда их не увидеть

Отправляя детей на занятия физкультурой, мы рискуем больше никогда их не увидеть

120

Смерть в спортзале

Отправляя детей на занятия физкультурой, мы рискуем больше никогда их не увидеть
В разделе

Школьные уроки физкультуры стали опасны для здоровья наших детей. Только в этом году зафиксировано как минимум пять смертей учащихся от сердечной недостаточности во время физподготовки. И это только случаи, ставшие достоянием гласности. Обозреватель «Версии» попытался выяснить, почему так происходит и есть ли хоть какая-то гарантия, что эти трагедии не повторятся.

Страсти вокруг роста смертности после занятия физподготовкой в школе разгорелись ещё в январе этого года. Тогда в Сургуте во время финальной игры по мини-футболу скончался 12-летний школьник Андрей Зотов. Мальчику стало плохо через 3 минуты после начала игры. Двумя следующими жертвами стали 8-классник из города Брянска и 10-классник Александр Новосёлов из Ельца. 19 сентября прямо на беговой дорожке умер ещё один школьник. Во всех случаях причиной смерти была признана сердечная недостаточность.

Последней каплей, после которой скандал вокруг гибели школьников во время занятий физкультурой приобрёл всероссийские масштабы, стала смерть 3 октября 12-летнего Максима Овсянникова, учащегося школы № 77 Хабаровска во время сдачи норматива по кроссу. Пробежав три круга, ученик 7-го «А» класса вдруг потерял сознание. Усилия специалистов краевого кардиологического центра, куда привезли на «скорой» бесчувственного паренька, оказались тщетны. Максим умер от обширного инфаркта миокарда. Для учителей и родителей погибшего подростка это стало настоящим шоком: вплоть до рокового урока никаких предпосылок для трагического исхода в состоянии Максима не наблюдалось. На учёте у кардиолога он не состоял, на боли в сердце не жаловался, да и в его школьной медицинской карте отводов от занятий физкультурой не было. И вдруг такой финал.

У юных спортсменов сердце даже по весу отличается от нормального

Инфаркт миокарда в детском возрасте — явление достаточно редкое, но на памяти заведующего отделением Федерального детского центра диагностики и лечения нарушений ритма сердца при Московском НИИ педиатрии и детской хирургии МЗСР РФ Леонида Макарова немало примеров, когда физическая нагрузка провоцировала жизнеугрожающие аритмии — наиболее частую причину внезапной остановки сердца у детей. Так что о спокойной жизни детские кардиологи и не мечтают. Какое уж там спокойствие, когда в ряды маленьких сердечников каждый год вливаются 150 тысяч новичков!

— В отличие от взрослых многие жизненно важные системы (вегетативная, нервная, иммунная) у ребёнка ещё незрелы, — поясняет Макаров. — В том числе и те, что влияют на сердечный ритм. Детское сердце от взрослого вообще сильно отличается. Оно даже бьётся быстрее. Растущий организм предъявляет к нему повышенные требования. Малейшее отклонение в ту или иную сторону — и может произойти непоправимое.

В группе риска не только учащиеся обычных школ, но и юные спортсмены. Тот, кто имеет дело с воспитанниками спортивных школ, знает: жизнь у них, что называется, на износ. У врачей даже есть такой термин — «спортивное сердце». У будущих «профи» оно даже по весу отличается от нормального из-за большого объёма крови, которое приходится перегонять во время интенсивных тренировок.

В придачу к повышенной массе сердца у каждого второго юниора — пониженное давление и замедленный пульс (брадикардия). Если эта нормальная для здорового человека триада накладывается на болезнь, беды не миновать. Ежегодно от внезапной остановки сердца в мире умирают тысячи юных спортсменов. Что лишний раз подтверждает старую истину: прежде чем отдавать ребёнка всерьёз заниматься спортом, проверьте его сердце. Сможет ли оно выдержать эту нагрузку?

По теме

В школах не знают о реальном состоянии здоровья учеников

О тех детях, кто выдающимися спортивными данными и крепким здоровьем похвастаться не может, вообще говорить не приходится. Статистика ухудшающегося здоровья российских школьников впечатляет. За последние пять лет заболеваемость детей до 14 лет возросла на 21%, а подростков — на 28. В 4—5 раз возрастает заболеваемость органов зрения, в 3 раза — органов пищеварения, в 2 раза — число нервно-психических расстройств.

К окончанию школы до 50% учащихся имеют ограничения в выборе профессии по состоянию здоровья, 70% функциональных расстройств переходят в стойкую хроническую патологию. У каждой четвёртой девочки-подростка есть различные формы нарушения репродуктивного здоровья. И только 63% мальчиков являются годными к военной службе. Одна из основных причин столь плачевного состояния юных россиян — школьные нагрузки.

— Наши исследования показали, что они не соответствуют возрастным и функциональным возможностям детей, большинство из которых в силу разных причин имеют низкий адаптивный ресурс, — рассказывает директор Института возрастной физиологии академик РАО Марьяна Безруких. — Взять те же уроки физкультуры. Нормативы, которых придерживаются в своей работе школьные физруки, ориентируются на паспортный возраст ребёнка. Но все дети развиваются по-разному. Индивидуальный разброс биологического и паспортного возраста в школьные годы достигает порой двух лет. Особенно у подростков, на этапе полового созревания. Пока требования к ученику не превышают его индивидуальных возможностей, он с ними справляется. Но стоит ситуации выйти за эти рамки, и происходит срыв.

Проблема усугубляется катастрофической ситуацией, сложившейся за последние годы в детском здравоохранении. Система медицинского обследования школьников, считает Безруких, в России практически не работает. Если раньше каждый учащийся проходил ежегодную диспансеризацию, теперь она проводится выборочно: перед школой, в 10, 12, 14 лет и перед армией. При этом такие специалисты, как кардиолог, эндокринолог и невропатолог, видят ребёнка один раз в жизни, в определённом возрасте, а сам медосмотр часто сводится к формальной беседе: болит — не болит. Проведя собственное исследование, сотрудники Института возрастной физиологии пришли к неутешительному выводу: достоверной информации о состоянии детей в школах нет. Сравнив данные, имеющиеся в школьных медицинских картах, с теми, которыми располагали родители, оказалось, что эти сведения существенно отличаются. Реально болеющих детей по многим видам заболеваний оказалось гораздо больше, чем это регистрируют школьные медицинские документы. Причём, чем старше школьник, тем менее достоверны сведения о нём.

Когда мальчику стало плохо, школьного медика рядом не оказалось

В 2004 году Минздрав предпринял было попытку провести большую диспансеризацию, по результатам которой был издан большой доклад о состоянии здоровья детей России. Прочитав его, в Институте возрастной физиологии остались в недоумении: по данным, которые были там представлены, судить о том, что происходит со здоровьем детей, было невозможно. Младенцев и подростков (от 0 до 14 лет) авторы доклада умудрились объединить в одну группу. Всерьёз ориентироваться на такие данные, считает Марьяна Безруких, нельзя. Учитывая кризис, сложившийся в системе медобслуживания школьников, картина получается и вовсе безрадостная. По данным мониторинга, проведённого специалистами Института возрастной физиологии, из числа врачей, работающих в школах, до 90% составляют совместители и лица, не имеющие педиатрической подготовки. Около 50% городских школ имеют одного медицинского работника, двух и более — только 6%. Причина банальна — бешеная нагрузка и мизерная зарплата школьных медиков. Подавляющее большинство из них числится на балансе детских поликлиник, в противном случае у них не будет идти медицинский стаж. В судьбе Максима Овсянникова это обстоятельство стало роковым. Когда мальчику стало плохо, школьного медика рядом не оказалось. Но даже если бы он там и был, что-либо сделать он вряд ли смог, признались мне в частной беседе медики одной из московских школ. Как правило, в школьных аптечках, кроме йода с зелёнкой да таблетки анальгина, ничего нет.

По теме

— Мы сидим на мине замедленного действия, — вторят медикам физруки. Работая без медицинской подстраховки, не имея достоверной информации о состоянии здоровья пришедшего на урок ученика, ручаться за то, что трагедия, подобная хабаровской, не повторится в их школе, никто не может.

«Выжимая» из ребёнка норматив, учитель подставляет его под стресс

В сочетании с ориентацией на жёсткие нормативы, которых придерживаются во многих школах, ситуация становится взрывоопасной.

— Заставляя ослабленного, не подготовленного физически ребёнка сдавать такие жёсткие нагрузочные тесты, как бег на 200 метров или кросс на лыжах на 3 километра, учитель подставляет его под стресс, — считает заведующая кафедрой физического воспитания НПО «Школа самоопределения» Лариса Бычкова. — Во многих странах перешли на систему индивидуальной динамики физических способностей. У нас по-прежнему продолжают ориентироваться на норматив. Натаскать на него ребёнка, конечно, можно. Только какой ценой? Да и пользы от такого натаскивания мало. Заученное однажды стихотворение память может удержать на всю жизнь. На занятиях физической культурой это невозможно. Тренируясь от случая к случаю, через две-три недели вчерашний результат уже не повторить.

В «Школе самоопределения» от погони за нормативами давно отказались, заменив стандартное тестирование кондиционным, исходящим из реальных возможностей отдельно взятого ребёнка. Отказались здесь и от оценок по физкультуре. До восьмого класса здесь их просто нет. Результат долго ждать себя не заставил. В здешнем спортивном зале занимаются даже те, кто по состоянию здоровья раньше сидел бы на скамейке для освобождённых. План занятий с ослабленными детьми учителя физкультуры разрабатывают вместе с их родителями и школьными медиками — врачом и медсестрой. Благо директор школы позаботился о том, чтобы здесь каждый день работал медицинский кабинет.

Со всеми без исключения занимается и преподаватель физкультуры московских школ № 335 и 2010 Дмитрий Бесполов, ставший в 2004 году победителем профессионального конкурса «Учитель года Москвы». Главное, считает он, чтобы ребёнок хотел прийти в спортивный зал, чтобы ему было интересно. Только в этом случае у него появится стимул преодолеть свой личный предел, свою «горку». Чтобы детям было комфортно, урок физкультуры строится так, чтобы был востребован каждый ученик. А спортивные амбиции желающие могут удовлетворить после уроков, в школьных секциях. Учитель убеждён: показателем хорошего уровня физкультуры в школе являются не ударные команды по видам спорта, выигрывающие первые места в районе, а активность и желание работать на уроках физкультуры всех учеников, независимо от состояния их здоровья.

Квалификация школьных физруков оставляет желать лучшего

Увы, таких учителей, как Бычкова и Бесполов, единицы. И хоть спущенные школам директивы нынче носят рекомендательный характер, подавляющее большинство учителей физкультуры продолжают работать по старинке, заставляя пришедших на урок ребят тянуть жилы из последних сил. Или вовсе отстраняются от работы с ослабленными детьми, от греха подальше освобождая сетующего на боль или усталость ученика от физических нагрузок: нет ребёнка — нет проблемы. Оставляет желать лучшего и профессиональная подготовка будущих физруков. На изучение детской и подростковой физиологии вузовская программа отводит минимум учебного времени. У специалистов такое положение дел ничего, кроме досады, не вызывает.

— В том виде, в каком они существуют, уроки физкультуры — это дискредитация самой идеи физического воспитания, — считает руководитель лаборатории физиологии мышечной деятельности Института возрастной физиологии РАО Валентин Сонькин. — Если раньше главной целью была подготовка школьников к труду и защите Родины, теперь на первый план выходит задача сохранить и укрепить их здоровье с помощью адекватных их возрасту и конституции физических нагрузок.

По теме

На сей счёт в институте разработана и уже много лет успешно применяется на базе нескольких школ компьютерная программа, способная рассчитать план тренировок и оценить индивидуальную планку для разного типа детей: коренастых, выносливых «мышечников», обладающих самым широким диапазоном двигательных возможностей, или ширококостных, плотных «дигестивников», склонных к скоростно-силовым упражнениям (единоборствам, метанию ядра), а также узкокостных, худощавых «астеников», которым больше подойдёт бег на длинные дистанции в мягком режиме. Воспользоваться этой программой может каждый мало-мальски знакомый с компьютером учитель физкультуры.

Только 20% российских школьников способны заниматься спортом

Только у чиновников от спорта и образования, видимо, другие ориентиры. Суть одного из самых продвигаемых ныне проектов, который на ближайшем заседании президиума РАО собираются представить его авторы, представители спорта высоких достижений, — в переходе от урочной формы занятий физкультурой к системе тренировок по принципу спортивных секций. Согласно этому плану школьную «физру» нужно вывести за сетку учебного расписания, а физруков заменить профессиональными тренерами. В том, что такая программа не имеет ничего общего с теми задачами, которые стоят перед физкультурным образованием в нашей «астенической» и стареющей с каждым годом стране, у специалистов нет сомнения.

— О какой «спортизации» уроков физкультуры может идти речь, когда у нас в школах только 20% детей, способных заниматься спортом? — недоумевает руководитель лаборатории физического воспитания Института возрастной физиологии Валентина Зайцева. — Интерес спортивных чиновников понятен: им нужно готовить достойную смену. А что делать с «бесперспективными»? С такой установкой мы их окончательно от физической культуры отвадим, а, выведя занятия за сетку учебного расписания, в свободное от уроков время, ещё и перегрузим. Ведь домашние задания никто не отменял.

Да и средств для воплощения столь пафосного «спортивного» проекта, который, кстати, горячо поддерживает и всячески продвигает глава Федерального агентства по физической культуре и спорту Вячеслав Фетисов, у школ нет. Для того чтобы желаемое стало реальным, в каждой из них нужно в несколько раз увеличить количество спортивных площадок, но их и так не хватает. Не говоря уж о количестве учителей физкультуры, дефицит которых только в Москве составляет 20%, а остальные 80% преподавательских ставок занимают нередко люди, далёкие от физкультуры. В педагогических вузах, занимающихся подготовкой школьных физруков, уже стало нормой: подавляющее большинство выпускников идут на работу в фитнес-центры — ни ответственности, ни изматывающих проверок. И зарплаты у инструктора и школьного учителя несопоставимы. Чтобы как-то выжить, физрукам приходится трудиться по 42 часа в неделю.

Специалисты убеждены: до тех пор пока чиновники от образования будут мечтать о воздушных замках и изобретать велосипед, пока не обратят внимание на нужды и профессиональную подготовку учителей физкультуры, а сами школьные уроки не станут свободными и человечными, направленными на развитие возможностей каждого ученика, ситуация к лучшему не изменится. А у нас по-прежнему будут продолжать подсчитывать новые человеко-потери на уроках надоевшей «физры».

Опубликовано:
Отредактировано: 18.11.2016 15:15
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх