// // «Звезда пленительного счастья» продолжает покорять сердца россиян

«Звезда пленительного счастья» продолжает покорять сердца россиян

201

Кавалергарды мотыля

В разделе

30 лет назад на экраны страны вышел замечательный фильм режиссёра Владимира Мотыля «Звезда пленительного счастья». В картине, рассказывающей о жёнах декабристов, которые не побоялись суровой жизни и отправились за сосланными мужьями и возлюбленными в Сибирь, сыграли Игорь Костолевский, Ирина Купченко, Василий Ливанов, Наталья Бондарчук, Олег Стриженов, Алексей Баталов, Эва Шикульска, Олег Даль и многие другие. Кино обвиняли в примитивности и излишней сентиментальности, но на популярности его у зрителей это не сказалось. Фильм до сих пор с удовольствием смотрят и его давние поклонники, и новое поколение россиян.

Казалось бы, создателю знаменитого фильма «Белое солнце пустыни» Владимиру Мотылю должны были бы дать зелёный свет практически на любой новый кинопроект. Однако к 1974 году уже несколько сценариев, посвящённых эпохе декабристов, предложенных Мотылём Госкино, были отвергнуты. «Первая моя попытка снять исторический фильм была экранизация «Кюхли» Юрия Тынянова. Но ЦК КПСС сценарий забраковал. Потом то же самое случилось со сценарием «Декабристы» Геннадия Шпаликова и Иосифа Маневича. С другой стороны, в ходе работы сценаристов для меня стало ясно, что Каховский, а именно он по начальному замыслу был главным героем проекта, не может олицетворять дух декабристов. Напомню, что он был из обедневших дворян и, потерпев крушение в любви, чуть ли не искал смерти. Я предпринял ещё одну попытку снять фильм о той эпохе. «Комета — судьба моя» — эта цитата из воспоминаний Полины Гебль (в замужестве Анненковой) должна была стать главной сюжетной линией картины, — рассказывает режиссёр.

Но заявку фильма об Иване и Полине тоже забраковали. Мотивы отказа были очень похожи на отказ на «Кюхлю». Кюхельбекер был признан «не тем» героем за нерусскую фамилию, француженка Полина также, по мнению чиновников Госкино, не годилась на роль главной героини. Но Мотыль упорствовал и, изменив первоначальный сценарий вместе с Олегом Осетинским и Марком Захаровым, написал «Звезду пленительного счастья».

Разумеется, и этот вариант не сразу понравился вышестоящему руководству. Тогда Владимир Мотыль отправился в Северную столицу, и там ему действительно повезло. Отделом кино в тогдашнем Смольном заведовал Евгений Лешко, который был поклонником картин Мотыля. Благодаря ему удалось протащить сценарий и получить разрешение на съёмки.

На Западе считали: картина обошлась в миллионы долларов

В советские годы бюджет фильма опять же зависел от Госкино. И на картину было выделено 3,5 млн. рублей. На деле же режиссёр получил в два раза меньше: «Филипп Тимофеевич Ермаш (бывший глава Госкино. — Ред.), который после «Белого солнца пустыни» и «Жени, Женечки и Катюши» меня не переносил на дух, очень хотел закрыть фильм и потому урезал смету. Дал 1,5 миллиона. За эти деньги невозможно было снять и полкартины. Надеялись, что я откажусь. А я не отказался и стал снимать. И когда я оказался на Западе с фильмом «Звезда пленительного счастья», то меня обычно спрашивали: «Сколько миллионов долларов стоила эта картина?» И я, смотря на буржуев свысока, говорил небрежно: «Пару миллионов». «Да, — качали они головой, — выглядит гораздо дороже». На самом же деле «Звезда» снималась за ничтожнейшую по тем временам сумму!»

Съёмочной группе пришлось экономить на всём. Помогали кто как мог. Так, реквизит в картине весь подлинный, который, вопреки запрету Министерства культуры, давать никому не разрешали, а Мотылю дали. Съёмочную группу даже пустили в Зимний дворец. Так что снимали «Звезду...» практически без декораций. А в Сибири массовка отказалась от денег. А это 200 человек по 20—30 рублей в день. Бесплатно они построили и острог, в точности как на рисунках Николая Бестужева.

По теме

Но даже при такой экономии Мотыль всё равно закончил картину с перерасходом. Ему грозил штраф — 20% постановочных. Выручили немцы. Фильм был снят на немецкой плёнке МЦ-3, и когда производители увидели картину, то заявили, что не возьмут за плёнку ни пфеннига. Они решили, что для их продукции это лучшая реклама.

Костолевский перед камерой пыхтел и запинался

Но проблемы у Мотыля были не только со сценарием и съёмками. Дело в том, что наверху категорически были не согласны с тем, что на роль одного из главных героев фильма — Ивана Анненкова — был приглашён молодой и практически никому не известный актёр Игорь Костолевский.

По воспоминаниям режиссёра, он позвал выпускника ГИТИСа к себе домой. И Костолевский, едва появившись в его квартире, уронил в прихожей вешалку, пролил кофе и запутался в телефонном шнуре. А потом ещё и опрокинул лыжи. И тем не менее режиссёр решил, что Костолевский — именно тот актёр, который ему нужен. А вот Госкино пришлось смириться с кандидатурой молодого актёра уже по ходу съёмок. Режиссёр просто уехал в экспедицию и уже там начал снимать выпускника ГИТИСа.

Как рассказывает сам Костолевский, «Звезда пленительного счастья» — это его первый и самый любимый фильм. «История моего участия в нём достаточно интересна. Как-то во время гастролей в Новосибирске я получил телеграмму от Владимира Мотыля с предложением попробоваться на роль Анненкова. Я взял в театре творческий отпуск (тогда нам запрещали сниматься в кино) и приехал на пробы в Ленинград. Когда мы начали снимать, вдруг выяснилось, что я ничего не умею. Не умею ездить на лошади, носить ботфорты, кавалергардский костюм, говорить по-французски. Тем не менее каждое утро меня поднимали в шесть часов, надевали на меня костюм, гримировали, приводили на съёмочную площадку, сажали рядом с камерой, но не снимали. Дело в том, что у многих молодых актёров часто случается «зажим» перед камерой. Причём формы этих зажимов совершенно разные: одни начинают чесаться, другие — икать. Что касается меня, то перед камерой я начинал пыхтеть. Но именно во время этих съёмок я это делать перестал. Конкретно с эпизода, когда я прихожу к маменьке. Но одно дело, что видит зритель, а другое — что с тобой творится. Так что сыграл я в этом фильме только благодаря Мотылю».

А ещё во время съёмок актёр едва не погиб, о чём он до сих пор вспоминает с содроганием: «Меня должны были снимать в одной из камер Петропавловской крепости. Всё было по-настоящему: надели кандалы и приковали к стене. Потом установили осветительные приборы и... забыли обо мне. Целых четыре часа пришлось дрожать от холода в этом жутком каземате. Но я не роптал: думал, что так и надо. Наконец обо мне вспомнили. Все прибежали. Начинаем снимать эпизод, где Полина предлагает Анненкову бежать, а он отказывается: не может бросить своих друзей. И вот Эва Шикульска мне говорит свой текст, а я настолько задубел, что языком не могу повернуть. От бессилия слёзы вдруг сами брызнули из глаз. Всё, подумал я, завалил съёмку.

А после оказалось, что эпизод — один из лучших в фильме...»

Наталья Бондарчук мечтала о роли Волконской с 11 лет

Не только для Костолевского фильм сыграл судьбоносную роль. Наталья Бондарчук тоже считает свою роль Марии Волконской очень значимой для себя: «О жизни моей героини мне стало известно в 11 лет, когда моя родная тётя подарила мне книгу «Записки Марии Николаевны Волконской». С тех пор это мой жизненный лоцман. После «Соляриса» мне не очень хотелось сниматься в роли трактористки или доярки. И, услышав, что режиссёр Владимир Мотыль собирается снимать «Звезду пленительного счастья», я прибежала домой и радостно крикнула: «Мамочка, мою Волконскую снимать будут!» Через три дня позвонил ассистент режиссёра и пригласил меня на эту роль. Ещё благодаря этой картине я решила снять свой фильм о Пушкине».

А вот что рассказывает Ирина Купченко: «Мне предложили сыграть роль Екатерины Трубецкой, которая, как и многие другие жёны, по одному лишь велению души последовала за своим мужем в сибирскую ссылку. Я с удовольствием согласилась. Никогда не забуду могилу на берегу Ангары, кладбище, на котором похоронены Екатерина Ивановна Трубецкая, сыгранная мною, и её дочь. Это была одна из самых знаменитых и богатых фамилий России. Что заставило эту женщину бросить всё, поехать в Сибирь за своим мужем и умереть там? Этот вопрос я себе до сих пор задаю. Ведь Екатерина — молодая княгиня, избалованная женщина, жизнь которой протекала весьма легко и беззаботно, вдруг решает кардинально изменить всё: вопреки воле царя, воле родителей отправиться в ссылку вслед за мужем, заведомо зная, какие муки её там ждут!»

Кстати, говорит актриса, лютый мороз в Сибири на самом деле был только на экране, зима во время съёмок была очень тёплой. «Когда мы приехали в Иркутск снимать острог, снег таял. Мы ходили в валенках, и у нас промокали ноги. А для снежных сцен на Сенатской площади просто пожарными шлангами подавали пену. Лошади от этого вставали на дыбы. Это был ужас! Даже не знаю, как Мотыль перенёс эти съёмки...»

«Кавалергардов» должен был исполнять Сергей Захаров

Как и ко многим другим картинам Мотыля, стихи к знаменитым песням из фильма сочинил Булат Окуджава. Поначалу планировалось, что исполнит их очень популярный тогда Сергей Захаров. Но в итоге любимый всеми романс «Кавалергарды» спел актёр Владимир Качан. «С режиссёром Мотылём мы были знакомы. Его жена работала в педагогической части нашего ТЮЗа. Я бывал в гостях у этой семьи. Собирались удивительные компании, пели песни, шутили. Однажды у Мотыля сидели Марк Захаров, Булат Окуджава с женой Ольгой. Я весь вечер пел. И когда шла запись романса Булата Окуджавы «Кавалергарды», говорили, что композитор Шварц приглашал одного очень известного певца. Буквально недавно мне сказали, что это был Сергей Захаров. Он очень академично, так, как он умеет, спел. Но режиссёру это не подходило категорически. Тогда он вызвал в Петербург, тогда Ленинград, меня. Я приехал на один день. Мотыль, человек весьма дотошный, стоял со мной часа два, отслушивал каждую строку и просил, чтобы я пел как бы по-домашнему. Кстати, в кино фонограмма была чуть-чуть выше моих вокальных возможностей, и мне даже приходилось петь фальцетом. Потом я переписал этот романс — пониже, но с теми же аранжировкой и интонацией», — вспоминает Качан.

P.S. Историко-романтический фильм, посвящённый подвигу жён декабристов, последовавших на каторгу в Сибирь за своими мужьями — участниками декабрьского восстания 1825 года, был очень хорошо принят зрителями. За первый год проката его посмотрели 22 млн. зрителей. В 1977 году на Международном фестивале в Белграде Владимир Мотыль получил за фильм почётный диплом «Лучшие фильмы мира».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 16.11.2016 22:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх