// // Очереди в СИЗО достигают нескольких дней

Очереди в СИЗО достигают нескольких дней

2679

Хочу в тюрьму!

4
В разделе

В столичные и подмосковные следственные изоляторы из-за многодневных очередей не могут вовремя попасть ни родственники заключённых, ни даже адвокаты. Обозреватель «Нашей Версии» попробовал сам побывать в этих ролях, после чего понял, что то, что мощности СИЗО не справляются с огромным потоком задержанных, позволяет кое-кому делать на этом неплохие деньги.

Объектом нашего расследования была выбрана легендарная «Матросская Тишина» – московское СИЗО № 1. Легенда была незатейливой: мол, растерянный отец, у которого только вчера задержали оболтуса-сына за хранение пары граммов наркотика, пытается сделать ему первую передачку. Увы, весьма типичная для современной Москвы ситуация…

Приехал я к зданию в переулках Стромынки ранним, как мне казалось, утром. У входа в бюро по приёму передач действительно было пусто, лишь одна женщина затягивалась сигаретой.

– А что, можно сразу идти на передачу или есть очередь? – недоумённо спросил я, будучи уже наслышанным о вышеописанных проблемах.

– Да вы что?! Конечно, очередь – электронная. Там, в бюро, подходите к автомату, и он запишет, без всяких проблем, – ответила она с ироничной улыбкой.

Внутри бюро в ожидании своей очереди сидели от силы 10–12 посетителей. Из динамиков гремело: «Номер такой-то, подойдите к окошку номер…» В углу стоял электронный автомат для регистрации – вполне цивилизованная, европейская атмосфера.

Причину грустной иронии женщины у входа я понял, лишь когда начал выполнять несложную процедуру записи. Зарегистрироваться автомат предлагал лишь на три (!) дня вперёд – на текущий, завтрашний и послезавтрашний дни все часы уже были заняты.

– Сейчас хоть спокойно стало, как электронную запись ввели, а раньше вообще был бардак, – поделилась со мной молодая женщина с тоской в глазах. – Но всегда на три дня вперёд как минимум всё уже забито.

– А может, всё же есть какой-то способ раньше попасть к окошку? Мне надо срочно… – с наигранной тревогой поинтересовался я.

– Если кто-то не приходит из списка, место идёт в живую очередь. Вот для того я и сижу.

– И где мне записаться?

– Вам уже смысла нет. Я сегодня приехала за час до открытия и уже записалась лишь под номером четыре. Практически без шансов, столько за день из живой очереди не проходят. Чтобы быть в ней, люди приезжают уже в 4–5 часов утра, на рассвете…

Супермаркет «Тюрьма»

Разговоры ещё с несколькими посетителями лишь подтвердили вышесказанное… Напоминаю, что речь идёт не о получении разрешения на свидание с заключённым, а лишь о приёме передачи для него! Вроде дело пустячное – почему ж так со скрипом вершится эта процедура? Причина – огромная переполненность СИЗО. Правоохранительные органы не церемонятся с подозреваемыми, настаивая на их помещении под стражу. В результате некоторые СИЗО переполнены втрое (!) по сравнению с нормативами. При этом количество контролёров, обязанных проверить содержимое передач, осталось прежним.

Впрочем, ответственный секретарь общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Московской области, член правления Комитета за гражданские права Эдуард Рудык предполагает: причиной того, что тюремщики не прилагают сил к сокращению очередей, может быть их желание заставить арестантов пользоваться тюремным магазином. Дело в том, что цены там просто заоблачные, и свободную конкуренцию с продуктовыми передачами от родственников тюремные магазины явно проиграют. Потому и остаётся лишь максимально затруднить приём передачек, чтобы у зэков не оставалось выбора.

По теме

Рудык отмечает: «Во ФСИН огромные деньги делаются на магазинах, которые формально вывели из подчинения этой системе. Все магазины при СИЗО и колониях Центрального федерального округа, в том числе Москвы и Подмосковья, подчиняются федеральному унитарному предприятию «Калужское». Цены в этих магазинах просто заоблачные. Члены ОНК, конечно, приходят к начальнику колонии и возмущаются: «Почему у вас колбаса дороже, чем в «Азбуке вкуса»? Где вы видели такие цены?» А он в ответ: «Сотрудники унитарного предприятия «Калужское» мне не подчиняются. Что я могу сделать?» А реально это вполне аффилированная со ФСИН структура. На этом зарабатываются огромные деньги…»

Эдуард РУДЫК, ответственный секретарь ОНК Московской области:

– В СИЗО и колонии за деньги можно пронести всё, начиная от мобильных телефонов и заканчивая наркотиками. Платишь от 15 до 20 тыс. рублей – и получай что хочешь. Любой, кто прошёл через СИЗО, расскажет, что в камерах у зэка и планшеты, и телефоны. Вот с чем там проблемы – так это с хорошей книгой. В библиотеке одни любовные романы 20-летней давности и книги о строителях БАМа. Мы пытались завозить хорошую литературу, но она куда-то вся тут же исчезает. Мне кажется, сотрудники ФСИН сами не заинтересованы, чтобы заключённые читали. А самая большая проблема в СИЗО – это юридическая литература. Хотя заключённые имеют полное право подготовиться к суду и часто хотят изучить УК и УПК, достать их там практически невозможно.

Гонорар адвоката за одно свидание поднялся до 10 тысяч рублей

Вернёмся к «Матросской Тишине». Расстроенный, я вышел из бюро по приёму передач граждан и поплёлся… к соседнему подъезду, у входа в который толпилась дюжина респектабельно одетых граждан.

– Сейчас ведь ещё только 7 утра! Когда успело набраться уже 25 человек в списке?! Опять сегодня стоять впустую целый день? – раздавались возгласы.

Как оказалось, это были адвокаты, пришедшие на свидание со своими подзащитными. Ситуация в этой очереди была такой же – записаться юристы могли только на завтрашний день, даже если встреча требовалась срочно.

Как известно, адвокаты делятся на два сорта – тех, кого нанимает сам подследственный, и тех, кого назначает государство. Как вы думаете, интересно ли тому адвокату из этой последней категории лезть из кожи вон ради какого-то подозреваемого, которого он и знать не знает? И ещё одна любопытная деталь. Как пояснил Эдуард Рудык, уже с марта (!) адвокаты-назначенцы не получают зарплату от государства. Ну и какой смысл им стараться? Об этой же проблеме упоминает и зампред Московской ОНК Анна Каретникова: «Наивные арестанты, оказавшиеся за решёткой впервые, ждут, когда к ним придут их адвокаты по назначению, а они не приходят. Приходится людям самим осуществлять своё законное право на защиту, да ещё и без ручки, бумаги, УК, УПК и образцов жалоб. Ведь на это всё СИЗО финансирование не выделяют».

В результате, как утверждает Эдуард Рудык, минимальный гонорар адвоката за одно свидание, добытое в нелёгкой схватке с электронной очередью, поднялся до 10 тыс.

рублей. Понятно, что тот, у кого нет денег, столько платить не в состоянии. В итоге сложившаяся система оказывается на руку всем – правоохранителям, которым легче довести дело до суда при отсутствии квалифицированного адвоката, да и самим защитникам тоже, которые дают понять клиентам: хочешь, чтобы тебе помогли, – плати.

Кстати, среди самих адвокатов тоже есть расслоение на касты. Ещё месяц назад прохожие могли видеть у входа в СИЗО чёрный джип Gelendwagen, в котором дежурили крепкие ребята. «В «Матросской Тишине» сидел один олигарх, и для него человек из джипа занимал за деньги очередь, чтобы их адвокат был первым. Платили достаточно – тысяч 100 рублей (видимо, в месяц) за то, чтобы просто держал очередь. Денег хватало, даже чтобы ставить машину всегда с нарушением правил», – рассказал осведомлённый источник.

По теме

СИЗО были выстроены ещё в екатерининское время

В чём же корень такого бедствия? Причин много. Начнём с того, что почти все СИЗО в России были выстроены либо в советское время, либо ещё 200–300 лет назад. Потому и комнаты для работы адвоката с клиентом там просто не предусматривались. В современной России в каждом СИЗО выделили несколько помещений под адвокатские комнаты. Но их слишком мало, ведь каждому адвокату требуется в среднем от часа до двух на общение с клиентом. Потому попасть на эти встречи удаётся лишь немногим.

Дошло до того, что руководство Федеральной службы исполнения наказания даже предложило установить в судах электронные табло с бегущей строкой, куда выводилась бы свежая информация о том, сколько заключённых на сколько мест имеется в том или ином СИЗО. Замглавы ФСИН России Валерий Максименко констатирует: «Если судья будет видеть реальную ситуацию, возможно, он не станет арестовывать человека, к примеру, за кражу мобильника или иное нетяжкое преступление». Однако кого в судебной системе или следственных органах волнуют такие мелочи, как комфорт заключённых? Да и, собственно, кто недоволен? Только бедные арестанты. Ведь те, кто при деньгах, как мы видим, найдут возможность обеспечить себе срочную доставку адвоката.

P.S. Во время подготовки статьи ситуация несколько изменилась к лучшему. Однако говорить о решении всех проблем всё равно не приходится.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Вымогательство в СИЗО поставлено на поток

Коррупция в тюремных стенах СИЗО стала системой

Несколько месяцев назад в Москве были арестованы шестеро сотрудников ФСИН во главе с экс-начальником оперативного отдела «Матросской Тишины» Михаилом Захаровым. По данным следствия, он и ещё ряд сотрудников СИЗО «вступили в преступный сговор с криминальным авторитетом» и организовали вымогательство 10 млн рублей у арестанта, подозреваемого в совершении экономического преступления.

Эдуард Рудык описывает несложную технологию вымогательства, царящего в тюремных стенах: «Попадает в СИЗО обвиняемый, например, по статье 159, часть 4 (Мошенничество в особо крупных размерах). Администрация учреждения даёт негласное добро на то, чтобы «смотрящий», то есть сидящий в СИЗО «авторитет», начал его разрабатывать. Уголовники начинают методично избивать новенького арестанта. Угрожают, что «опустят», что сделают инвалидом. Когда заключённый ломается и готов на всё, ему дают мобильный телефон, чтобы он позвонил родным и слёзно попросил перечислить на нужную карточку нужную, и немалую, сумму».

Бонусом для «покладистого» арестанта является возможный перевод его из плохих камер, где на 10 спальных мест – 15 заключённых, куда даже днём не проникает солнечный свет, стоит постоянный гул от вентиляции, в более-менее нормальную камеру. Понятно – зачем бороться с переполнением СИЗО, если на этом можно делать деньги?

А вот история из другого московского СИЗО – № 5. Арестованный за кражу велосипеда Роман Бабаев решил оформить со своей девушкой Еленой Рощиной брак, чтобы она могла ходить к нему на свидание как жена. Подали заявление, после чего Рощиной позвонил из СИЗО некто, представившись «смотрящим за СИЗО», и потребовал заплатить за брак 300 тыс. рублей. Елена отказалась. После этого Романа, по её словам, вызвали к начальнику оперчасти СИЗО, и прямо в его кабинете три уголовника стали его избивать. По итогам медицинского освидетельствования, «у осуждённого Бабаева выявлены множественные ушибы мягких тканей грудной клетки, перелом ребра слева со смещением, множественные ушибы головы, лица, гематома лба, ушных раковин, кровоподтёки лица, шеи». Рощиной остаётся только риторически вопрошать: «Откуда у начальника по оперчасти СИЗО-5 шикарный автомобиль, купленный за 4,5 млн рублей наличными – на какие деньги?»

Кроме вымогательства есть и другие источники нелегальных доходов. Это и пронос в камеры «запрещёнки»: мобильных телефонов, алкоголя, наркотиков и незаконное предоставление длительных свиданий. В той же «Матросской Тишине» оперативники не просто позволяли криминальным авторитетам свободно передвигаться по СИЗО, но даже предоставляли им свои компьютеры для игр и переписки в соцсетях. Разумеется, тоже не бесплатно.

Сейчас правозащитники планируют направить директору ФСИН, министру юстиции и председателю правительства пакет антикоррупционных правовых инициатив.

Как говорит один из соавторов проекта, координатор «ГУЛАГу.нет» Игорь Голендухин, «мы предлагаем премировать тех, кто помог изобличить нечистого на руку сотрудника ФСИН, самого его в обязательном порядке увольнять по дискредитирующим обстоятельствам, а также принимать жёсткие дисциплинарные меры к его непосредственному руководителю, начальнику учреждения и руководителю территориального управления ФСИН».

Официально

В ответ на наш запрос о том, что ж предпринимается для борьбы с огромными очередями в СИЗО, ФСИН дала следующий ответ:

– Нормами проектирования следственных изоляторов и тюрем ФСИН России (СП 15-01) предусмотрено, что количество кабинетов следователей и адвокатов устанавливается в зависимости от лимита наполнения следственного изолятора. Так, при лимите 250 мест в СИЗО предусмотрено наличие 15 кабинетов, при лимите наполнения 500 мест – 30 кабинетов, при лимите 1 тыс. мест – 45 кабинетов, при лимите 1500 мест – 60 кабинетов… Вместе с тем необходимо отметить, что данные нормы введены в действие в 2001 году и применяются при строительстве новых и реконструкции действующих следственных изоляторов. Учитывая, что большинство учреждений уголовно-исполнительной системы построены до введения норм проектирования в действие, количество следственных кабинетов зачастую не соответствует установленным требованиям.

Опубликовано:
Отредактировано: 27.07.2016 17:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх